Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
National Geographic №194, ноябрь 2019
National Geographic Traveler №72, ноябрь 2019 – январь 2020
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Жизнь планеты

Северные олуши

Текст: Джереми Берлин Фотографии: Эндрю Паркинсон
24 августа 2012
/upload/iblock/373/373831eb20c690b24f549b709ede2c7b.jpg
В национальном заповеднике Херманесс на Шетландских островах северные олуши парят над побережьем. Отлично защищенные густым оперением и подкожным жиром, эти птицы-охотники рождены для жизни в холодных бурных водах.
Фото: Эндрю Паркинсон
/upload/iblock/ca8/ca8e37371e10493ed3d16e4cad9fd686.jpg
Северная олуша – охотник идеальный. Бинокулярное зрение дает возможность выслеживать рыбу глубоко под водой, заросшие ноздри – нырять на глубину до 15 метров. А когда птица на скорости 113 километров в час врезается в воду, ее защищают находящиеся под кожей в области головы и груди воздушные мешки.
Фото: Эндрю Паркинсон
/upload/iblock/a28/a288f964966b6d4b069c51747a03d1bf.jpg
Две только что прилетевшие птицы вызвали гнев своих соседей – обычная картина в беспокойной шетландской колонии. Но за территориальными войнами скрывается ритуализированный порядок. Гнезда расположены по два на каждый квадратный метр – на расстоянии, с которого нельзя достать соседа клювом.
Фото: Эндрю Паркинсон
/upload/iblock/d41/d41c6db6e705e7f176a1bc52e28f7203.jpg
Атлантический океан герои древних саг называли «купальней северных олушей». Эти птицы – заботливые родители и склочные соседи, они трогательно неуклюжи на суше и грациозны в воде. Они же – непревзойденные мастера глубоководной ловли.
Фото: Эндрю Паркинсон
Атлантический океан герои древних саг называли «купальней северных олушей». Эти птицы – заботливые родители и склочные соседи, они трогательно неуклюжи на суше и грациозны в воде. Они же – непревзойденные мастера глубоководной ловли.
Они будут ожесточенно биться целый час за место для гнезда. «Квартирный вопрос» для северных олушей – морских птиц, образующих большие колонии на берегах северной Атлантики, – стоит необычайно остро. Два самца сцепятся клювами и будут пытаться побольнее ранить друг друга. Когда же битва закончится, один из соперников обретет дом, в который сможет привести партнершу. За сезон самка откладывает одно яйцо. Родители высиживают его по очереди, а спустя шесть недель кормят то, что из него вылупляется – сморщенное черное существо без перьев, которое позже превратится в пышный белый комочек, а затем – в синевато-серую птицу. Птенец на ежедневном двухразовом питании растет быстро. Но дальше его ждет обучение через шоковую терапию. Юная олуша, выходя из гнезда, сразу плюхается в море. «Вначале птица озадаченно покачивается на волнах, – рассказывает Стюарт Мюррей, шотландец, уже четыре десятка лет изучающий морских птиц Британии. – Но голод заставляет ее начать плавать и нырять. Постепенно, глядя на других, она поймет, что нужно делать». Сумел поплыть, нырнуть и добыть пищу – выжил. Не сумел – естественный отбор. Неудивительно, что меньше половины северных олушей доживают до своего третьего дня рождения.
К 1913 году численность северных олушей, когда-то значительная, сократилась до примерно 100000 особей, а колоний осталось и вовсе менее 20.
Северная олуша, Morus bassanus, неспециалисту покажется помесью чайки с альбатросом. Вообще, это птица контрастов – она грациозна в полете и неуклюжа на земле, она то грубая, то изящная, то трагичная, то смешная. Взаимоотношения олуши и человека насчитывают много веков. Рыбаки, наблюдая за северными олушами, ищут рыбные места. Герой эпоса «Беовульф», король Хротгар, называл океан «купальней северных олушей». Джон Дэниэлс, сфотографировавший первый полет братьев Райт, говорил, что Орвилл и Уилбур «наблюдали за северными олушами и руками подражали движениям их крыльев». Растопленный жир северных олушей издавна использовали в самых разных целях, в том числе им смазывали колеса телег и лечили подагру. Неудивительно, что на этих «многофункциональных» птиц на протяжении несколько веков активно охотились, и к 1913 году их численность, когда-то значительная, сократилась до примерно 100000 особей, а колоний осталось и вовсе менее 20. После этой трагедии весь XX век северных олушей защищали и сохраняли – и это одна из величайших историй успеха в деле охраны окружающей среды. Сегодня в 40 колониях на побережье Северной Атлантики гнездятся около 400000 пар Morus bassanus, плюс десятки тысяч молодняка и негнездовых. Одна большая колония обитает в Херманессе, национальном заповеднике на Шетландских островах. Это самая северная точка Британии. Каменные утесы высотой в полторы сотни метров купаются в беспокойных волнах, усеянных рифами. Северные олуши начали гнездиться здесь с 1917 года, и в летние месяцы их перья клубятся в воздухе, словно волшебные облака. Сама колония – это толкающаяся, пронзительно кричащая и хлопающая крыльями масса птиц, яростно выясняющих отношения. Лучшие места для гнездовья – в центре, и они здесь так же ценны, как шикарные апартаменты на Манхэттене. Если птицы оказываются там, они защищены. Одиночки остаются по краям – в поисках партнера и собственного гнезда. Визитная карточка северных олушей – особый способ добывания пищи. Происходит это так: на высоте 15 метров над поверхностью сотрясаемого штормами Северного моря собирается туча из птиц. Мгновение – и туча ливнем обрушивается вниз. С десяток белых «ракет» с глухими ударами и всплесками пробивают волны. Птицы ныряют глубоко под воду – и уже через несколько секунд вновь возникают на поверхности, с рыбой в клюве. Они встряхивают головой, взмывая из воды на крыльях размахом в полтора метра, и с грацией лебедей летят к своим гнездам на утесе. Там они неловко приземляются – и начинают шумную перебранку. Сегодня у северных олушей в природе мало врагов. Однако «быть олушей – по-прежнему тяжелое дело», – уверен орнитолог Мюррей.