Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №193, октябрь 2019
Журнал №71, сентябрь–октябрь 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Жизнь планеты

Славное море - священный Байкал

22 декабря 2011
/upload/iblock/a36/a36b16f9e867d96ebda09b2bf5e18b6b.jpg
Что скрыто в глубинах озера – достоверно не известно. В этом году здесь работала подводная экспедиция «Миры на Байкале»
/upload/iblock/15a/15ab426e93d3ac917fa5f701ee722363.jpg
В начале прошлого века рельсы прокладывали прямо по льду озера, а вагоны тащили лошади
/upload/iblock/fa9/fa9fbf060819b25c9329af83499c7a5b.jpg
Буряты поклоняются Байкалу, русские ловят в нем омуля – жизнь без озера представить здесь невозможно
/upload/iblock/9a4/9a4b1c450e18890f12c2fe9f456c89d9.jpg
Недавно обнаруженный лик богини Янжимы спрятали под стекло. Оттуда она наблюдает за теми, кто просит у нее земных благ
/upload/iblock/981/98114728b7950305bd883e14cd3dde07.jpg
Буддизм в Бурятии – главная религия. И местные жители искренне верят в силы богов и богинь
В России о Байкале узнали в XVII веке. Тогда землепроходцы достигли западных берегов Байкала. Казак Курбат Иванов оставил для потомков «Чертеж Байкала и в Байкал падучим рекам».
Небольшой состав медленно ползет над обрывом по самой кромке земли. Слева возвышаются гранитные и известняковые скалы, а справа раскинулась насколько хватает глаз водная гладь. Кругобайкальская железная дорога словно специально строилась, чтобы, проезжая по ней, можно было любоваться величественным озером. Тянется дорога по юго-западному побережью Байкала. Сперва Кругобайкальский маршрут Транссибирской магистрали планировался от Иркутска до пристани Мысовая (ныне город Бабушкин) на восточном берегу Байкала. Исследования пород на маршруте начали проводить с 1836 года, а сама стройка началась только за год до конца века – в 1899-м. До этого поезда переправляли на специальных паромах – ледоколах «Байкал» и «Ангара», а в самую холодную зиму 1903/04 года рельсы проложили прямо по льду озера и вагоны перегоняли, запрягая лошадей. В итоге, дорога действовала как участок Транссиба до середины ХХ века. Возведение самого сложного отрезка, от Слюдянки до станции Байкал, началось лишь весной 1902 года.

Итальянские корни

Здесь скалы спускаются прямо в озеро, на первый взгляд не оставляя надежды проложить рельсы по берегу. Поэтому дорогу пришлось рубить прямо через скалу: тоннели, виадуки, сплошные стенки, которые защищают дорогу от осыпей. Для своего времени Кругобайкалка стала шедевром инженерной мысли. Департамент путей сообщения пригласил на строительство Транссиба итальянских мастеров, которые были одними из лучших каменотесов. Поэтому возведенные укрепляющие стенки и называют «итальянскими», они дей­ст­ви­тель­но похожи на альпийские мосты и дороги. Наш путь по Кругобайкальской дороге начинается на станции с каким-то несерьезным названием Слюдянка. Раньше около нее добывали слюду, отчего и появилось название. По отвалам бродят туристы, собирая свои маленькие коллекции минералов. Особенно много мрамора, и местные строители, похоже, не знают, куда его девать. Им облицован вокзал, а по берегу тянется длинная мраморная ­набережная. Мрамора здесь столько, что ямы на дорогах и лужи засыпают мраморной крошкой. С середины прошлого века дорога стала тупиковой веткой, соединяющей Слюдянку и порт Байкал. Раньше Кругобайкальский отрезок Транссибирской магистрали доходил до Иркутска. Дорога, которую из-за объема вложенных при строительстве средств называли не иначе, как «золотая пряжка стального пояса России», почти прекратила существование. Но сейчас она неожиданно переживает второе рождение – благодаря туристам, которым стало интересно чудо инженерной мысли, затерянное посреди Евразии. Мы вышли на берег Байкала и пошли по шпалам Кругобайкалки к итальянской стенке. Смотришь на булыжники, из которых выложены стенка и тоннель, и можно подумать, что они появились вместе со скалами и утесами и за века срослись с природой. А дороге-то недавно исполнилось всего 100 лет. Кажется, что она здесь от сотворения мира. Вечность на Байкале особенно сильно ощущается ночью. Гладкая лунная дорожка, лучи маяка, а над головой мириады звезд. Чувство такое, что все планеты собрались здесь, чтобы увидеть отражение в самом большом пресноводном озере Земли. На конечной станции в порту Байкал малолюдно. Только когда приходит туристический поезд, на перроне становится шумно, а в местный музей, посвященный Кругобайкалке, не зайти. На старых фотографиях панорама пристани, катера и кораблики, какие-то бараки. Сейчас рядом с причалом качаются рыбацкие лодки. Рыбу на Байкале не ловит только ленивый. В южной части озера много омуля – главной байкальской рыбы. Омуль хорош и малосольный, и жареный, и копченый – универсальная рыба. Рецептов его приготовления байкальским жителям известно больше, чем Остапу Бендеру – способов изготовления самогона. Но чаще всего готовят омуля холодного и горячего копчения, и дальше «омулевые косяки» расходятся по стране в поездах дальнего следования.

Буряты

Если на южном и западном берегах живут потомки прагматичных казаков, землепроходцев, и Байкал для них – источник дохода, то на восточном относятся к озеру как к живому существу. Значительная его часть находится на территории Бурятии. Здесь особые традиции и обычаи. Буряты особенно почитают Байкал: он и кормилец, и покровитель. Впрочем, с благоговением они относятся не только к озеру, но почитают духов земли, воздуха, да и природу в целом. Вячеслав Дагаев – бурят, бизнесмен. Но чтит традиции предков и успешно ведет дело – выпускает республиканскую газету. За рулем своего BMW на ухабистой дороге он разгоняется под две сотни. Дорога из Улан-Удэ в Усть-Баргузин, по которой мы едем с Вячеславом, только строится. Попадаются идеальные асфальтированные участки, но в целом – отличная трасса для гонок на выживание. Одинокие камни указывают разметку полосы, а обочины нет вовсе. Всю дорогу Слава щедро делится местными легендами, бурятскими сказаниями, рассказывает об увлечении журналистикой, переросшей в серьезный бизнес, и философствует о родственности народов Бурятии и Северного Кавказа. Со Славой мы случайно познакомились в селе Турунтаево, через которое он ехал на свою базу отдыха. Слово за слово – и вот мы уже едем в его гостиницу на окраине цивилизации. У поворота на озеро Котокель подъезжаем к Байкалу. Здесь одно из любимых мест Соелмы – жены Славы. Прозрачная вода на горизонте сливается с небом. День выдался ясный, и потому на несколько километров видна береговая линия. Около поселка Турка база нашумевшей подводной экспедиции по изучению Байкала. Но причал пуст – значит, экспедиция ушла к острову Ольхон погружаться в байкальскую пучину. И мы едем дальше, в Усть-Баргузин, на турбазу «Два дракона», которую Слава приобрел пару лет назад. А около дороги возвышается обо – пирамидка из камней, украшенная синими лентами. Обо обозначает святое место, где обитают духи. Буряты чтят традиции предков, останавливаются около таких мест, щедро угощают духов водкой, разбрызгивая ее на землю и четыре стороны света. Духов здесь не видно, только много голодных чаек. Но их больше интересует не водка – закуски. Они тоже как представители природы получают свое. По дороге мы встречаем друзей Славы, и они рассказывают, что недавно были у новой буддистской святыни в Бурятии – на камне в лесу несколько лет назад проявилось изображение богини Янжи­мы. На следующий день решаем ехать к ее лику. Дружелюбие у бурятов в крови, а что значит бурятское гостеприимство – мы узнали через несколько часов, как только приехали в «Два дракона». Нас поселили на втором этаже деревянного коттеджа и пригласили на ужин. Несмотря на усталость и желание хорошенько выспаться, отказаться от ужина – значит обидеть хозяев. В просторной столовой был накрыт длинный стол, за которым уже сидели хозяин с хозяйкой и их родственники – супружеская пара, управляющие «Драконами». По традиции, хозяин налил каждому по рюмке чистейшей бурятской водки. Погружая безымянный палец в рюмку, он покропил на четыре стороны, на небо, на землю и выпил содержимое… На следующий день мы со Славой поехали на Бар­гу­зин­ский залив. На берегу, по очередной тради­ции, Слава налил вод­ки, чтобы поклониться священному озе­ру, и ска­зал, что сначала Бай­кал надо от всего сердца поблагодарить, потом попросить чего-то хорошего и пожелать счастья всему живому. И в подтверждение искренности побрызгать из ста­ка­на на четыре стороны... Водку в Сибири, похо­же, любят и люди, и боги.

Лик Янжимы

В Байкал впадает река Баргузин. Река широкая, и через нее организована паромная переправа. Нам «повезло»: паромщики обедали. Обед, как и все в Сибири, не маленький. И пока паромщики отдыхают, у нас есть время посмотреть Усть-Баргузин. Самое интересное место – базар у пристани, где бабульки продают дары тайги, по большей части в виде начинки пирожков собственного приготовления. Усть-баргузинские коровы бродят по грудь в воде и методично жуют ряску – озерные водоросли. Обед паромщиков закончился, и дальше мы едем в бурятское село Ярикто, рядом с которым находится изображение богини Янжимы. Горные хребты за окном кажутся острыми, словно нож, а пики напоминают готические замки. Как на их почти отвесных склонах держатся деревья – совершенно непонятно. На 363-м километре от Улан-Удэ показался буддийский дацан. Недавно отстроенный, он смотрится игрушечным домиком на лесной поляне у дороги. На противоположной стороне – буузная. Кроме бууз – национальных бурятских мант, соленого чая с молоком, кофе и пары разновидностей салатов в меню пусто. Отведав по порции бууз, мы отправились на встречу с Янжимой. Неказистый указатель, нарисованный на синей фанере, направил нас от дацана по тропинке в лес. Местные жители сказали, что богиня находится совсем рядом, но как и обед, который длится не 15 минут, понятие «рядом» на берегах Байкала весьма относительно. Здесь все рядом. Далеко, наверное, только Австралия. Тропинка ведет вверх, пересекает каменистое русло некогда полноводной и бурной горной речушки, а богини все не видно. Но, судя по привязанным к деревьям цветным ленточкам и хадакам – ритуальным платкам, мы двигаемся в верном направлении. А на обочине стали чаще появляться маленькие пирамидки из гальки – обо. Вдоль тропинки монахи поставили скамейки, чтобы паломники могли отдохнуть, но ими мало кто пользуется, все спешат к Янжиме. Впереди показалось, что лес превратился в красочный шатер от обилия синих, красных, желтых, зеленых и белых платков. Мы поднялись по каменистой, устланной корнями деревьев тропе и оказались в священном месте. Из-за обилия платков не сразу можно увидеть камень с изображением. Он частично закрыт стеклянной оградой, за которой просматривается лик богини. Но не каждому и не с первого раза удается различить Янжиму на сильно пигментированном камне. Можно, конечно, сначала зайти в дуган, почитать историю открытия святыни, посмотреть фотографии, на которых явно видна богиня, но все же интереснее самому увидеть ее лик на камне. Каждый день к богине приходят десятки паломников, по выходным и праздничным дням их сот­ни. В Книгах просьб не найти свободного места. Алтарь и урны для сбора пожертвований всегда полны, а на камнях вокруг богини серебрятся сотни монет. История появления изображения почти мистическая: сначала под камнем у села Ярикто местные обнаружили священную пирамидку – статую тысячи Будд, которая указывала на особое значение места. А в 2005 году глава Буддийской сангхи (общины) бамбо-лама Дамба Аюшев увидел на скале лик богини. Для бурят Янжима – одна из самых почитаемых богинь, которая покровительствует искусствам, наукам, ремеслам и плодородию. Согласно мифу, сначала в мире были темнота и хаос. И видя это, Сарасвати (индийское имя Янжимы) спустилась на землю, чтобы преодолеть хаос с помощью знаний. Только знания могут помочь человеку найти верную дорогу там, где она скрыта тьмой. Так Сарасвати принесла на землю способности чувствовать, мыслить, понимать, общаться. Богиня создала санскрит, давший начало всем современным языкам индоевропейской семьи. А потому место, где проявился лик богини, всегда многолюдно. Кому-то богиня видится танцующей, кому-то – беременной, а некоторые утверждают, что она держит на руках ребенка. Здесь чувствуется присутствие богини. Все молча обходят вокруг камня, мысленно обращаясь к Янжиме. И место это особенное, издавна зовется оно «Уулзатараа», что в переводе означает «до встречи». У камня, под которым нашли статую тысячи Будд, множество детских игрушек. Это просьба подарить ребенка. И богиня, похоже, откликается. Ближайшая деревня тому пример – она самая многодетная в районе. Полистали заполненные Книги просьб. Все просят у богини стандартный набор благ – здоровья, счастья, детей, семейного благополучия. Янжима кроме семейного счастья ответственна и за мудрость. Многие просят богатства, но с этим лучше обращаться к ее сестре Норжиме, которая покровительствует достатку. Правда, ее лик еще не найден. Но главное буддистское явление произошло несколько лет назад, когда вскрыли могилу ламы Даши Этигилова. Он умер в 1927 году, войдя в медитацию. А перед этим оставил указание вскрыть могилу через тридцать лет, но сделали это много позже и обнаружили, что тело ламы почти не изменилось. И теперь он находится в Иволгинском дацане в специальном саркофаге. Чтобы попасть к ламе, нужно специальное разрешение, а женщинам увидеть его невозможно. Буддисты относятся к ламе Этигилову как к живому человеку, который просто находится в особом состоянии.

«Миры» Байкала

В последний день на Байкале мы познакомились с командой экспедиции «Миры на Байкале». По дороге в Улан-Удэ мы опять проезжали мимо поселка Турка – базы экспедиции. На этот раз нам повезло. Баржа с легендарными «Мирами» пришвартована к пирсу. На палубе нас встречает техник и пилот глубоководных аппаратов Виктор. На барже много туристов и любопытствующих, и он в сотый раз рассказывает, как работали «Миры» с Джеймсом Кэмероном на «Титанике», как погружались на Северном полюсе и как спасали «Комсомолец» и «Курск». Два «Мира» на палубе чем-то напоминают одушевленных существ. У них четко различимы выражения «лиц» благодаря глазам-иллюминаторам, а своими руками-щупами они могут поднимать со дна даже фарфоровые тарелочки. Руководитель погружений Анатолий Сагалевич тоже на барже. Несмотря на журналистов, которые достают даже на Байкале, он захватывающе, как в первый раз, рассказывал о находках на дне озера: неизвестном ранее виде губки, грязевых вулканах, крошечных пузырьках нефти, которые подняли со дна «Миры», и еще о куче загадок байкальского подводного мира. Прощались мы с Байкалом в Гремячинске. Байкал штормил, бурлил, волны одна за другой набегали на берег, хотя еще вчера все было спокойно. Здесь вообще малопредсказуемая погода. Самое большое пресноводное озеро планеты стиснуто горными хребтами, и ветра в аэродинамической трубе ущелья закручиваются с непостижимой людям логикой. Тишина и зеркальная вода могут смениться пенистыми волнами. Но, наверное, эта сибирская суровость Байкала так и притягивает. Мы много не успели – съездить на Чивыркуй­ский залив, попасть на Ушканьи острова. А еще мест­ные жители рассказали о «бурятской Швейцарии», альпийских лугах и небольшом абсолютно квадратном по форме озере в горной долине. Но, видимо, это и станет поводом вернуться сюда еще не раз.