Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №193, октябрь 2019
Журнал №71, сентябрь–октябрь 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Жизнь планеты

Супердороги

Текст: Роберт Пол Джордан
22 декабря 2011
/upload/iblock/fa7/fa7676322bb312889c3309486eb0ecb5.jpg
Вгрызающиеся в землю великаны с грохотом проезжают по шоссе номер 81, тянущемуся к югу от Хазельтона, штат Пенсильвания.
/upload/iblock/b62/b62a21d74048065e79ce17aa30fce363.jpg
Ночной вид перекрестка Халстед-стрит – места стыковки 90 и 94-го федеральных шоссе. Свет автомобильных фар, как хвосты комет, рисует изящные изгибы над выгнутыми съездами с трасс. Через этот перекресток, прозванный «тарелкой спагетти», ежедневно проходит около трех сотен машин. Справа и сверху скоростная автострада Эйзенхауэра ныряет в тоннель под зданием почты. Под этой дорогой – еще одна скоростная линия. Слева внизу видно место, где она выходит на поверхность и еще 12 километров продолжается как средняя полоса шоссе номер 90.
/upload/iblock/7a4/7a4b46c37063155f14698d366345d012.jpg
Нью-Йоркский северный путь (шоссе номер 87) ведет к горам Адирондак. Здесь есть подземные переходы для велосипедистов и диких животных, протянулись полосы-парки между многоуровневыми дорогами, устроены обочины из мелкого белого гравия, которые хорошо видны в темноте.
/upload/iblock/906/906b57ffde31b857bded7ea8f1087372.jpg
Бульдозер способен убирать за час 600 тонн камней – это шесть железнодорожных вагонов. Штаты предоставляют планы работ в комитет дорог общественного пользования министерства транспорта и получают 90 процентов финансирования из фонда, деньги в который поступают от налога на горючее и запчасти.
/upload/iblock/a49/a49a146e632ae606961828a6c5187ae7.jpg
Владельцы земель, оказавшихся в зоне постройки новых дорог, часто продают участки по высокой цене – для коммерческой застройки.
/upload/iblock/8c4/8c4e45511ff0cf68f7130c11bb698f63.jpg
Ручная работа делает поверхность дороги идеальной. Фред Оппегард формирует край полотна.
/upload/iblock/7f7/7f7a848817f60ec3c2292c4faf56fbc2.jpg
Не всякое дело разумно поручать людям: машина-волокуша, настилающая дорожное покрытие, делает работу, для которой потребовалось бы 50 человек. Она кладет бетон между стальными каркасами, продвигаясь на полтора километра в день.
/upload/iblock/0d4/0d45b8b511e9ac79a5c7178eca796964.jpg
Награда за труды: экскаваторы, работающие на постройке шоссе номер 71 в Кливленде, штат Огайо, положили начало одной из самых масштабных в истории Америки гонке за окаменелыми остатками. Городской музей естествознания получил десятки тысяч образцов рыб, которые плавали в морях девонского периода – 350 миллионов лет назад. На пластах глинистого сланца на первом плане видны грудные плавники рыбы семейства акульих, неизвестной до сих пор науке.
/upload/iblock/0b2/0b2820fca2a8c0230f4836fca5e34a84.jpg
Лейтенант Рекс Нильсон отвечает за воздушный патруль: он следит за нарушителями, угонщиками и водителями, у которых возникли неприятности на дороге. Здесь, на высоте 320 метров, Рекс фиксирует на камеру, закрепленную под крылом самолета, превышения скорости на шоссе номер 15 на юге Солт-Лейк-Сити.
/upload/iblock/ed5/ed5572406367c4442302ab551d385e81.jpg
Силуэты самолетов, изображенные на шоссе, – знак того, что за дорогой ведется наблюдение с воздуха. Воздушный патруль использует эти знаки как контрольные пункты – если машина проходит два ряда таких маркеров менее чем за 27 секунд, это значит, что ее скорость больше разрешенных 90 километров в час. Лейтенант Нильсон передает сообщение патрульной машине, чтобы там выписали штраф.
/upload/iblock/f29/f29536dd432fe155f805f35805c05056.jpg
Мост Верразано-Нэрроуз соединяет Бруклин и остров Стейтен. Башни моста выше, чем здание штаб-квартиры ООН на Манхэттене. Верразано на 24 метра обошел знаменитые Золотые Ворота в Сан-Франциско
Известно, что дороги в России никогда не были предметом гордости, хотя в последние годы автотранспортная система сильно изменилась. Мы предлагаем читателю архивную статью из американского издания National Geographic, посвященную строительству федеральных шоссе в США в далекие 1960-е годы: рассказ о том, как был воплощен в жизнь один из самых масштабных дорожных проектов в истории.
Ее протяженность – 66 тысяч километров. Стоимость – 44 миллиарда долларов, которые взяты из налогов на горючее, покрышки и т. д. Для строительства потребовалось вывести в полосу отчуждения 648 тысяч гектаров – это превышает площадь штатов Делавэр или Род-Айленд. Грунтом, вынутым в процессе постройки, можно засыпать по колено весь Коннектикут. Песка, гравия и камней, использованных при ее создании, вполне хватит, чтобы выстроить стену пятнадцатиметровой высоты и трехметровой толщины, которая обогнет Землю по экватору. Все это – про национальную систему федеральных и военных шоссе, задуманную еще в 1919 году. Ее строительство планируется завершить к 1 октября 1972-го. Дорожные проблемы появились вместе с дорогами. На знаменитой древнеримской Аппиевой дороге движение было таким плотным, что пришлось запретить на определенных участках и в определенные часы проезд колесниц. А женщинам вообще не разрешалось править там этим колесным транспортом.
На заре ХХ века Соединенные Штаты могли похвастаться тремя с половиной миллионами километров дорог (не считая городских), но из них лишь 225 километров были вымощены.
Соединяющие дальние города суперхайвеи, перемахивающие через реки и вонзающиеся в горы, – такое стало возможно только в ХХ веке. Образцом для всего мира стали немецкие автобаны, строительство которых началось в 1929 году. Адольф Гитлер понимал, насколько важны скоростные дороги для военных целей, и к началу Второй мировой войны в Германии уже существовала сеть высокоскоростных шоссе общей протяженностью более двух тысяч километров. На заре ХХ века Соединенные Штаты могли похвастаться тремя с половиной миллионами километров дорог (не считая городских), но из них лишь 225 километров были вымощены. Лучшей трассой во всей Америке в те времена было шоссе Линкольна, сегодня – 30-е шоссе. Тогда оно представляло собой по большей части гравийную дорогу, несколько миль бетона и щебенки, немного кирпича и очень большие участки немощеного грунта. На некоторых участках шоссе и вовсе превращалось в коровью тропу. Рей Секетт, который в 1915 году вместе с 13 другими отважными путешественниками принял участие в автопробеге через всю страну по шоссе Линкольна, так вспоминает свое грандиозное сафари: «В каком-то городке штата Индиана полицейский на мотоцикле остановил нас за превышение скорости. Мы ехали со скоростью 14 километров в час, а ограничение было до 13. Между Мусхартом и Де-Кальбом в штате Иллинойс мы нашли заправочную станцию – единственную, которую я помню на всем пути. Обычно мы заправлялись на конюшнях. На Западе часто встречались крытые вагоны. Мы видели множество поселенцев, перемещающихся в повозках, – они смотрели на нас как на пришельцев. Самая высокая скорость, которую нам удалось тогда развить, – сто километров в час. А самый долгий скоростной отрезок пути мы прошли по бетонной дороге между Сакраменто и Оклендом – 16 километров на скорости 80 километров в час». Понятно: страна нуждалась в постройке качественных дорог. С тех пор в Штатах были вымощены тысячи магистралей, но гигантских масштабов дорожное строительство достигло только в последние годы. Создание системы федеральных шоссе возводит все прочие дороги в ранг устаревших. Зачем нам столько супердорог? Я задал этот вопрос Френсису Тернеру, директору комитета по дорогам общего пользования в министерстве транспорта. «Сегодня в Америке 97 миллионов легковых автомобилей, автобусов и грузовиков. Еще через десять лет количество транспортных средств увеличится до 120 миллионов и далее будет только расти, возможно, мы строим даже недостаточно дорог. Благодаря новым хайвеям количество аварий со смертельным исходом снизится на 8 тысяч в год. Расход горючего сократится на 25 процентов, не говоря уже о том, что с новыми дорогами время поездки сильно уменьшится. Общие затраты на бензин и содержание автомобилей также снизятся – на 11 миллиардов долларов в год. Вернусь к проблеме безопасности: система федеральных шоссе в два с половиной раза безопаснее старых магистралей. Коэффициент смертности в автомобильных авариях на завершенных участках системы составляет 2,8 смертей на 160 тысяч километров против 6,9 смертей на то же количество километров, пройденных по старым дорогам. Это означает, что каждый год мы спасаем 6 тысяч жизней. Перекрестки, светофоры и загруженность старых дорог не позволяют двигаться по ним быстрее 64 километров в час. На федеральных шоссе вы можете мчаться со скоростью 90 километров в час и выше». Дороги перемен. Помимо изменений, о которых говорит Френсис Тернер, хайвеи привнесут много нового в городскую жизнь, начать с того, что, разрабатывая супердороги, планировщики не забыли о красоте. Акт 1965 года о благоустройстве шоссейных дорог требует от штатов контроля за рекламой, свалками и другими неприятными для глаза вещами вдоль всей системы федеральных шоссе. Установка новой рекламы, находящейся в поле зрения водителей, запрещена ближе семи метров от правой стороны дороги. Свалки, расположенные менее чем в трех сотнях метров от дороги, должны быть закрыты экранами. Уже существующие свалки следует закрыть экранами или переместить к 1 июля 1970 года. Законодательный акт 1965 года также предусматривает финансирование для облагораживания территорий, прилегающих к шоссе, – посадку деревьев и устройство клумб. Расходы на ландшафтный дизайн на участок протяженностью 20–30 километров могут достигать 100 тысяч долларов. В штате Техас уже в течение нескольких десятилетий по обочинам дорог высаживают полевые цветы. Весной они цветут от горизонта до горизонта – люпины, примулы, флоксы, ромашки. Комитет по федеральным шоссе хранит письмо одного благодарного ребенка: «Дорогое Техасское шоссе, – написала девочка, – ты красивее, чем я могу описать». Впрочем, не все так прекрасно вдоль федеральных шоссе. 750 тысяч частных владений окажутся на территории будущей полосы отчуждения. Обычно владельцы соглашаются с размером предлагаемой властями компенсации. Но много и недовольных: они готовы судиться за более справедливые, на их взгляд, выплаты. Карл Колпак один из таких борцов. Его ферма возле Спрингфилда была поделена надвое новым шоссе номер 55. На западной стороне шоссе находится дом Колпака, ангар для сельхозтехники, кормушки и другие постройки. На восточной стороне – 54 гектара полей и пастбищ. «На востоке у меня нет построек, – рассказал мистер Колпак. – Каждую весну я вынужден перетаскивать две с половиной тысячи кип сена на шесть километров, чтобы убрать их в сарай». Колпаку предложили 19 тысяч долларов, но после затяжного судебного процесса он получил почти 28 тысяч. Предполагается и другой вариант: строить подземные переходы для скота и техники, но только в тех случаях, когда их стоимость – от 25 до 100 тысяч долларов – будет меньше, чем примерная стоимость покрытия ущерба фермеру или хозяину ранчо. Земельный бум. Некоторые фермеры, наоборот, смогли неплохо заработать на появлении новых трасс. На государственной двухполосной дороге 157 мне попалось несколько новых станций техобслуживания, большой мотель, ресторан и недавно открытые торговые точки. На утесе возле перекрестка выросли дорогой мотель и жилой комплекс. Рядом, на пологом холме, расположились новые кирпичные дома. Над ними – огромный фермерский дом. В 1949 году мистер Бринкхоф купил здесь 35 гектаров земли, заплатив от 700 до 1000 долларов за гектар. Почвы Иллинойса плодородны: зерновые, сладкая кукуруза, пшеница, соевые бобы, арбузы, дыни чувствуют себя отлично на этой земле. Бринкхофы продавали урожай на собственном придорожном рынке, прямо напротив своего дома на дороге 157.
Когда начали рыть котлованы для 71-го шоссе, за один только год студенты нашли такое количество окаменелостей, что коллекция девонского периода в Кливлендском музее естествознания увеличилась втрое.
«Мы начали с нуля, – говорит мистер Бринкхоф, – отдав часть земли под новые застройки». Штат Иллинойс купил у Бринкхофов почти 15 гектаров земли за 29 тысяч долларов для строительства пересекающихся 55-го и 70-го шоссе. «Затем мы просто подождали несколько месяцев, и деньги сами потекли к нам в руки, – улыбается хозяин. – Одна нефтяная компания начала с нами переговоры, и вскоре здесь открылась первая станция техобслуживания, а за ней и вторая, и третья». Обогатилась не только семья Бринкхофов: один удачно расположенный акр земли был продан за 50 тысяч долларов. За последние несколько лет около 30 гектаров, прилегающих к пересечению этих трех дорог, были проданы в общей сложности за миллион долларов. Такой денежный поток стал благом для местного городка Коллинсвиля, в котором уменьшилась безработица и выросли зарплаты. Бульдозеры помогают науке. Помимо того что строительство изменило географию и экономику Америки, бульдозеры внесли значительный вклад в науку. На юго-западной границе Кливленда федеральное шоссе номер 71 прокладывают через слой глинистого сланца толщиной почти девять километров. 350 миллионов лет назад, в девонский период, это место было дном моря, занимавшего половину нынешней центральной части США. Естественно, что это бывшее море было спрятано под более поздними отложениями. Но строительство шоссе буквально докопалось до прошлого. Когда начали рыть котлованы для 71-го шоссе, десятки школьников и студентов устремились за бульдозерами и стали разбирать глинистый сланец в поисках окаменелостей. «До конца работ мы надеемся отыскать еще от 50 до 100 тысяч новых образцов для исследований», – заявил Вильям Э. Шиле, директор Кливлендского музея естествознания. За один только год студенты нашли такое количество окаменелостей, что музейная коллекция девонского периода, основанная 47 лет назад, увеличилась втрое. Палеонтологи особенно обрадовались окаменелым остаткам латимерии – ископаемой рыбы из группы кистеперых: это первая подобная находка в глинистом сланце Кливленда и вторая во всей Северной Америке. «На сегодня, – сказал мистер Шиле, – мы обнаружили более 75 видов животных и шесть видов растений, прежде неизвестных науке». Цена спокойствия. Несомненно, система федеральных шоссе – дорогостоящий проект. Цена некоторых дорожных знаков составляет более 10 тысяч за штуку: например, один большой подвесной знак стоит 35 тысяч долларов. А огромный подвесной знак, который будет установлен над скоростной автострадой Лонг-Айленд в Нью-Йорке, и вовсе обойдется в 50 тысяч долларов. Все знаки должны быть хорошо видны, понятны и унифицированы. При езде со скоростью 96 километров в час, то есть 26 метров в секунду, у вас есть всего 11 секунд на то, чтобы прочитать и понять знак, находящийся от вас на расстоянии полукилометра. Через год или два комитет по дорогам общественного пользования проверит электронную систему дорожных знаков, и это будет стоить 3–5 миллионов долларов. Производители уже с успехом продемонстрировали ее работу: водитель вводит название места назначения в специальное устройство в машине. Электронные патрули вдоль дороги принимают сигнал от машины и дают инструкцию водителю, где и когда нужно повернуть. Разумеется, до масштабного ввода в действие такой системы еще очень далеко. В целях безопасности многие штаты заменяют обычные металлические дорожные знаки новыми – рассыпающимися при ударе. В таком случае повреждения будут минимальными. Разработанные по результатам исследований Техасского института транспорта, сейчас такие знаки повсеместно устанавливаются на всех федеральных шоссе. Специалист техасского института и другие группы исследователей также ищут способы смягчать столкновения с неподвижными жесткими объектами, такими как опоры мостов. Спектр материалов широк: заграждения из пенопласта, 55-галлонные цилиндры, заполненные алюминиевыми банками, контейнеры с водой и многое другое. Ожидаются и другие улучшения. Член кабинета министров, уполномоченный следить за безопасностью движения на федеральных шоссе, рассказал мне про электронные сенсоры на дорожном полотне, которые будут оповещать водителей через устройства, установленные в машинах, когда можно безопасно обогнать другой автомобиль на сложных участках – поворотах, холмах, узкой дороге. И все же ситуация с пробками на дорогах будет ухудшаться. «Я думаю, – заключил министр, – что лет через пять-десять, нам придется бронировать время выезда на главные трассы, точно так же, как игроки в гольф составляют графики первых ударов на популярных чемпионатах». Спасительный тоннель. Протягивая по всей стране нити хайвеев, инженеры ведут нелегкую борьбу с силами природы: горы, например, иногда бывают смертельно опасны. В один холодный зимний день я осторожно двигался по обледенелому 6-му шоссе, в том месте, где оно петляет по перевалу Ловленд и выходит к Скалистым горам в Колорадо. Вдруг я заметил следы от покрышек, свернувшие с дороги в снег и заканчивающиеся там, где внезапно начинается обрыв горы, – печальная эпитафия для смятой в лепешку машины, лежащей далеко внизу. На таких магистралях потеря сцепления с дорогой или секунда невнимания означает смерть. Аварии, слишком частые на обледеневших горных хайвеях, доказали необходимость строительства тоннеля. Он расположен на высоте пять тысяч метров над уровнем моря – это самый высокогорный в мире автомобильный тоннель. Через три года он пройдет под Большим перевалом Скалистых гор и станет частью 70-го федерального шоссе. Многим подземный тоннель сохранит жизнь и, хотя это несопоставимые ценности, – время: когда проект будет закончен, тоннель с двусторонним движением протянется на 4 километра вместо опасных 18 километров дороги через перевал Ловленд. Стоимость строительства – 50 миллионов долларов. Планируется также прорыть второй тоннель, чтобы в каждом из них движение было односторонним. Скоро мы сможем следить за движением. Нельзя не отметить возрастающую роль телекамер, которые контролируют движение на въездах и выездах из городов. В диспетчерской 45-го шоссе я наблюдал за 14 телеэкранами, которые отображали дорожную ситуацию на ключевом участке длиной 10 километров. Когда движение застопоривалось, компьютер посылал сигнал устройству, регулирующему въезд на шоссе. Вдруг на одном из мониторов я увидел: какой-то автомобиль потерял управление, врезался в фонарный столб и загорелся. «Авария на седьмой камере»! – крикнул диспетчер. Стоящий за ним полицейский схватил телефон и тут же дал краткие инструкции. Вскоре на мониторе показалась пожарная машина, за ней – «скорая помощь» и полиция. Когда-то подобное происшествие стало бы причиной многочасовой пробки. Сегодня всего через несколько минут бесконечный поток машин продолжил движение. Хьюстонская компьютеризированная система контроля сократила количество аварий и среднее время прохождения этого участка дороги почти в два раза.