Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №193, октябрь 2019
Журнал №71, сентябрь–октябрь 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Жизнь планеты

Святые угодья

Ольга Кузовкина
15 ноября 2010
/upload/iblock/c0b/c0bcd20c173690b1741e6889dd7e99cb.jpg
Корреспондент NGT отправился в Иорданию, чтобы увидеть старинную карту-мозаику, сложенную из миллионов частиц, посетить место, где крестили Иисуса, и попробовать мансаф.
Микроавтобус петляет по горному серпантину. То и дело нас останавливают пограничники – граница с Израилем совсем рядом. Потом опять вверх, вниз, налево, направо. Водить машину по таким дорогам довольно сложно, что, впрочем, не останавливает многих туристов, берущих машину напрокат и самостоятельно исследующих страну цвета охры. Долина Мертвого моря, где мы едем, – самая низкая точка на Земле и самое зеленое место в Иордании. Кстати, само Мертвое море – самый соленый бассейн на планете: концентрация солей достигает тут 340 граммов на литр (что в десять раз выше, чем в Средиземном море). Именно поэтому тут можно спокойно, совершенно не утруждаясь, лежать на воде. Гид рассказывает нам, что в долине Мертвого моря выращивают фрукты и овощи, урожай собирают четыре раза в год, вдоль дороги тянутся ровные ряды грядок. Наш путь лежит к реке Иордан. Когда-то Иоанн Предтеча, живший и проповедовавший на берегу этой реки, крестил Иисуса Христа, причем установлено, что это происходило на ее восточном берегу, то есть в Иордании. С тех пор в воды этой реки стремятся погрузиться христиане всего мира, а также просто любопытные туристы. Рядом со входом в заповедник строят православную церковь – иорданские власти выделили России гектар земли (после визита Владимира Путина в 2007 году). Судя по проекту, церковь будет больше похожа на шикарный отель. По узкой извивающейся тропинке идем к реке. В Книге Бытия Господь называл долину реки Иордан райским садом. Но окружающий меня терракотовый пейзаж с невысокими деревьями сейчас ничем не напоминает эдемский сад. Река в наши дни течет по другому руслу. Место, где крестили Иисуса, теперь суша, а вода блестит на солнце метрах в десяти от него. Около реки построены деревянные мостки. В праздничные дни здесь толпятся паломники и туристы, но сегодня лишь польский священник читает проповедь своей немногочисленной пастве. Тихо проскользнув мимо них, по ступенькам спускаюсь к реке. Стоя по щиколотку в ледяной бурой воде, смотрю на противоположный берег – из-за того, что река обмелела, ширина ее от силы метров шесть. На другом берегу к воде спускаются ровные каменные ступени – там уже Израиль. Израильские и иорданские пограничники зорко следят за тем, чтобы приехавшие поклониться святому месту, оставались на своем берегу. Я так и не рискнула окунуться в холодную воду, а многие приезжают сюда именно за этим. Для них на входе продают рубашки (стоит 16 динар). А некоторые окунают в воду лишь саму рубашку, а потом увозят ее домой в качестве сувенира.

Мадаба и карта из мозаики

Маленький, по нашим меркам, город Мадаба считается одним из самых населенных в Иордании. Днем на дорогах множество машин, толпы туристов перемешиваются с детьми в синей форме, спешащими с занятий. На улицах почти идеальная чистота. Проходя мимо продавцов и их маленьких магазинчиков, я первое время ждала, что меня начнут старательно зазывать, требуя купить что-то (как это водится в некоторых других арабских странах). Но тут так не принято. Торговцы сидят за столами у входа и сосредоточенно делают свои традиционные сувениры – бутылочки с цветным песком. Попутно предлагают проходящим мимо туристам зайти в магазин. Если не отзываются – спокойно продолжают пересыпать песок. Женщины здесь носят джинсы и многие не покрывают голову платком. Ощущение, что ты в мусульманской восточной стране, порой вообще отсутствует, хотя надевать короткую юбку или шорты, думаю, все же не нужно – стоит уважать местные понятия о приличиях. Город знаменит своими византийскими мозаиками. После нашествия крестоносцев в XI веке Мадаба опустела. Пришедшие сюда бедуинские племена в конце XIX века обнаружили красивейшие мозаики – их так и оставили в качестве пола в жилищах. Впоследствии государство выкупило некоторые из этих строений и теперь там находятся музеи. Мадаба знаменита и старинной картой Святой земли – мозаичным ковром, покрывающим пол церкви Святого Георгия. Это первая карта Палестины и окрестных государств, выложенная из мозаики неизвестным пилигримом-картографом в конце VI в. Изначально ее размеры – 25 на 2 м, а количество разноцветных камней, из которых она собрана, – около двух миллионов. Эта карта столетиями служила мирным паломникам, искавшим путь в Иерусалим. Сама карта была обнаружена при строительстве церкви, местный архитектор не счел нужным сохранить ее, и здание поставили прямо на ней, при этом та часть, которая не поместилась под церковью, была уничтожена. В храме толпится народ, то и дело мерцают вспышки фотокамер, к карте не пробиться. Местный служащий, увидев мое замешательство, зовет меня посмотреть на древнюю икону – мол, чего тут стоять. Рядом с церковью – популярный ресторанчик Haret Jdoudna, туда мы направляемся на обед. Хотя обедом это назвать сложно – больше похоже на небольшой пир. Как таковой народной иорданской кухни не существует – местная кухня представляет собой большой выбор арабских блюд. К тому моменту, когда приносят шашлык и кебаб, кажется, что места в желудке уже не осталось, но прекращать трапезу совсем не хочется. От традиционных закусок просто невозможно оторваться: намазываешь на тонкий лаваш хумус, или, если хочешь, мутабаль (паста из баклажанов и кунжутного семени), накладываешь на тарелку бабагануш и табули… После обеда мы заезжаем на гору Небо. Именно сюда Моисей привел евреев и указал им на землю обетованную. Когда-то на горе Иоанн Павел Второй помахал рукой Израилю, с тех пор туристы тоже взяли привычку махать рукой. Вечером едем на Мертвое море. Воздух тут насыщен озоном, от которого начинают закрываться глаза и клонит в сон. Полностью читайте в свежем номере NGT