Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №193, октябрь 2019
Журнал №71, сентябрь–октябрь 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Жизнь планеты

Тенерифе (анонс)

Текст: Варвара Лозенко
22 ноября 2011
Корреспондент NGT отправилась на Тенерифе пробовать банановый ликер, забираться на вулкан и любоваться гриндами.
Канары и Париж лично для меня всегда были в той же категории, что футболки с надписью Gucci или сумки Louis Vuitton. Что-то модное, очень дорогое и совершенно мне не нужное. Но потом оказалось, что Париж - приятный город, а Канары - по-настоящему необычный остров. Южный аэропорт Тенерифе по-испански называется «Тенерифе-Сюр», и географический юг здесь ни при чем: в двух словах мое путешествие на остров можно охарактеризовать как сюрреалистический сон. Все, что со мной здесь произошло за пять дней, в строгом смысле соответствовало значению приставки «сюр». Для испанцев еще полвека назад настоящим пределом мечтаний было съездить в медовый месяц на Канарские острова. Канарский архипелаг – очень странное место: осколки Испании сбоку от Африки, всего в сотне километров от пустыни Сахара. Круглый остров, вытянутый остров, треугольный остров – всего их семь. Тенерифе – треугольный остров. Это часть Испании, часть Африки, часть Европейского союза. Греки включали Канары вместе с несколькими архипелагами в Макаронезию, что дословно значит «блаженные острова», хотя римский историк ПлинийСтарший называл их «собачьими островами», откуда и пошло современное название. Впрочем, «блаженные» с «собачьими» в понимании древних греков и римлян не противоречили друг другу...

99,9-процентные киты

Моему гиду Хайме тридцать с небольшим. Мы ждем свой катамаран, лодку под названием «Добрая богиня», которая повезет нас смотреть китов. «А какие киты здесь?» – спрашиваю. «Ну, такие примерно», – говорит Хайме без доли иронии и разводит руки сантиметров на пятьдесят. «Зато вероятность их увидеть – девяносто девять процентов», – добавляет он. «Добрая богиня» везет нас мимо рыбной фермы: в океане установлены круглые садки каждый примерно пяти метров в диаметре, в которых выращивают дораду и сибаса для нужд местных ресторанов и отелей. Вдруг появляются дельфины: оказывается, они почти постоянно крутятся вокруг садков, подъедают рыб-беглецов. Внимание дельфинов переключается на нас - один из них какое-то время плывет под нашей лодкой. Его размеры рождают сомнения в глазомерных способностях Хайме: это скорее буйвол, а не дельфин. Мы отходим все дальше от берега, приближаемся к месту отдыха колонии гринд. Это китообразные длиной пять-шесть метров, с темно-синей, почти черной кожей и скругленной мордой, которые тоже относятся к семейству дельфинов. Они живут большими колониями, иногда стада достигают 150-200 голов. Тенерифская популяция живет более-менее оседло, наблюдения с лодок за ней ведутся круглый год. Мы подплываем к месту, где из воды торчат пять-шесть плавников: гринды не боятся людей, подпускают к себе довольно близко, но когда разделявшее нас расстояние сократилось до пары десятков метров, кто-то из попутчиков, наглотавшийся с утра сангрии, начал слишком громко рассказывать анекдот, и гринды мгновенно растворились в бездне. На обратном пути Доминго, шкипер, вскрикнул: «Тортуга!» – и все мгновенно приставили к лицам бинокли: гигантская морская черепаха плыла довольно близко к поверхности, быстро двигая крыльями-ластами. Черепаха размером примерно с человека. О каких 50-сантиметровых рыбешках говорил Хайме, непонятно. Полный текст статьи и другие фотографии - в новом номере журнала. В продаже с 22 ноября.