Поиск
x
Но есть и хорошие новости!
Жизнь планеты

«В России за такое пришлось бы доплатить». Как Непал переживал топливный кризис

Илья Минский
08 мая 2016
/upload/iblock/5f6/5f6bcacddeae73f3527c5c553abfb46c.jpg
Из-за нехватки топлива общественный транспорт в Катманду ходит нечасто.
Фото: Арсений Герасименко
Говорят, испытания закаляют. Если это на самом деле так, переживший 2015 год народ Непала должен стать крепче стали.

2015 год оказался для Непала настоящим кошмаром. Серия апрельских землетрясений унесла жизни почти 10 000 человек и оставила пол-страны в руинах. Майский афтершок погубил еще 150 человек. Экономические и социальные последствия оказались катастрофическими: 3,5 миллиона непальцев лишились жилья, ВВП страны по довольно оптимистичным подсчетам сократился на треть. Удары стихии срикошетили и по ключевой отрасли экономики страны — туризму. По словам Леонида Мясникова, регионального представителя туроператора Himalayan Holidays Nepal в России, общий осенний турпоток упал почти на 70%.

Как известно, беда не приходит одна. В сентябре в Непале приняли новый текст Конституции, согласно которому страна оказалась поделена на семь провинций, напрямую подчиняющихся столице — Катманду. Это возмутило ряд местных народностей — в частности, индийцев мадхеси, увидевших в новых положениях ущемление своих прав на самоопределение и попытку сужения границ регионов исторического проживания. На сторону бунтарей неожиданно резко встал «большой брат» Непала в лице Индии, а точнее промышленного гиганта Indian Oil Corporation — и в стране начался полноценный политический кризис, вылившийся в масштабные забастовки, частичное закрытие границ и, главное, настоящий топливный коллапс. Индия сократила поставки горючего, блокировка границ закрыла традиционные каналы — и в стране появились признаки каменного века.

Я оказался в Непале в декабре 2015 года в составе фотоэкспедиции «National Geographic Россия». Проходя через луг по пути в одну из деревень в окрестностях Покхары мы увидели человека, сидящего на корточках рядом с парой десятков связок дров, прислоненных к одинокому дереву.
– Что вы тут делаете?
— Продаю дрова.
— Цена вопроса?
— 10 долларов за связку.

Средняя зарплата в стране составляет примерно 200 долларов, причем это относится скорее к крупным городам, таким как Катманду или Покхара. В деревнях цифры значительно ниже. Однако многим деваться некуда: сыновья, физически способные создать запас дров на семью, по большей части уехали на заработки в Индию или ОАЭ. Присылаемые ими доллары, ходящие по стране наравне с рупией, утекают в том числе и на поддержание тепла в домах их отцов и матерей. Одна связка. Один костер. Десять долларов.

/upload/iblock/8c8/8c8df6b0f74ad1c5d2e6854c03abb440.jpg
Фото: Арсений Герасименко
/upload/iblock/f6c/f6c69cefb0118b9c10bb2e94ba437d46.jpg
Фото: Арсений Герасименко

Жители крупных городов решали свои проблемы. Исколесив Катманду вдоль и поперек, мы раз за разом видели огромные очереди из автобусов, автомобилистов или мотоциклистов, выстроившихся на обочине или пустыре. Это классический черный рынок в действии: ежедневно тысячи непальцев нелегально пересекали границу с Индией, закупались там горючим в обычных канистрах и ввозили его обратно на территорию страны, чтобы за бесценок продать перекупщикам. Те, в свою очередь, завозили его в крупные города и загоняли в розницу в два-три раза выше традиционной рыночной цены. Дороговизна раздражала, но не останавливала: других вариантов у покупателей все равно не было.

/upload/iblock/b11/b11761e18b886367906698994c60b9e3.jpg
Фото: Арсений Герасименко
/upload/iblock/157/1573a8b32c26ffb1165ddac94754344c.jpg
Фото: Арсений Герасименко
/upload/iblock/f4e/f4e219e01b4446fe29457c60c7ac1639.jpg
Фото: Арсений Герасименко
/upload/iblock/820/820bbe39322ae7714bdc3f3b0cbda886.jpg
Фото: Арсений Герасименко
/upload/iblock/905/9057fae82546e6f3e030bb0cf1dcd86c.jpg
Фото: Арсений Герасименко
/upload/iblock/d95/d956aa09e8f1836dc36b279563e670c2.jpg
Фото: Арсений Герасименко

Рядом с некоторыми очередями мелькают фигуры местных полицейских. Зачистка нелегальных торговцев? Не похоже, парни в форме на удивление инертны. «Какие облавы, о чем вы, — улыбается наш гид Басанта. — Полиция сама здесь закупается. К тому же, они прекрасно понимают, что любая попытка накрыть этих ребят закончится для них плачевно — их просто разорвут. Ведь всем этим людям банально больше негде купить горючее».

Отелям и ресторанам также пришлось пережить тяжелые времена. Топливный кризис наложился на кризис энергетический: Непал страдает от нехватки электроэнергии, и даже «Джатра», один из самых популярных баров Тамеля, главного места туристического притяжения Катманду, вынужден подстраиваться под обстоятельства. Посредине центрального зала горит натуральный костер — таким образом владельцы спасают гостей от темноты и холода в отсутствие традиционных способов освещения и обогрева.

/upload/iblock/97e/97e33877e01384fcf8003fe7ed6b7f45.jpg
Арсений Герасименко

Мы потягиваем местный ром и знакомимся с владельцем заведения Алоком Маски. Как и все непальцы, он потрясает нас своим отношением к происходящему: никакого негатива, только здоровый юмор. «Ребята, это все мелочи жизни. Да, сейчас у нас не электрические лампы и батареи, а костер — зато какая романтика, — щурится Алок. — Когда вы последний раз сидели в баре при свете натурального огня? Держу пари, в России за такое еще и доплатить бы пришлось». 

Аналогичную картину наблюдаем и в Tiger Mountain Lodge. Впрочем, отель, вознесшийся на 300 метров над долиной Покхара, и так многие годы гордится своим эко-подходом, поэтому здесь минимум электрических приспособлений безотносительно кризиса. Большую часть потребляемого местными эко-отелями электричества дают солнечные батареи — весьма распространенный в горном Непале способ получения энергии. Главный зал обогревается большим очагом, в постелях лежат грелки, с которыми каждый из нас последний раз пересекался лет 20 тому назад; вместо электрических ламп — диодные светильники. Тем не менее сложности возникли и у них: каждый гостевой домик оснащен керосиновыми обогревателями, а керосин в дефиците.

/upload/iblock/910/9106a1fddcd6070a305499cbd95b66f4.jpg
А если у вас вышел из строя фонарь, остается одна надежда.
Фото: Арсений Герасименко
/upload/iblock/ecc/ecc553fc62cc8b97a299e2c37535d3a0.jpg
Диодный светильник и обогреватель – обязательные атрибуты номеров эко-отелей.
Фото: Арсений Герасименко
/upload/iblock/c67/c6711edb3c48d258df01b4c0557fd63d.jpg
Фото: Арсений Герасименко
/upload/iblock/ddf/ddfefe60c6aabe568f5156b1639b190d.jpg
Фото: Арсений Герасименко

Примерно с тем же сталкиваемся и в Gorkha Gaun Resorts, отеле в регионе Горкха, куда пришелся один из основных ударов весенних землетрясений. Владелец заведения Салил лично зажигает свечи на нашем столе за ужином. «Трудности нас не пугают. Нет электричества — есть огонь. Мало топлива — оценивай необходимость поездок и тщательно продумывай маршруты. Все просто», — говорит он.

В конце января-начале февраля 2016 года Непал выдохнул: после внесения трех поправок в Конституцию блокада начала сходить на нет и топливный голод превратился в страницу истории. Впрочем, времени праздновать у жителей страны нет: во время кризиса были приостановлены многие восстановительные работы после землетрясения, нарушены графики функционирования образовательных учреждений. Сейчас, в преддверии сезона дождей, Непал окончательно приходит в себя и ждет осени. Черный 2015-й забыт, как страшный сон, и одна из самых живописных стран мира вновь готовится принять сотни тысяч туристов.

рекомендации
Instagram

У нас очень красивый Инстаграм – подписывайтесь!

Звезда

Кумари: живые богини Непала

Звезда

Пыльная работенка. Как выживают в Бхактапуре

Пластиковые бутылки

Plastic Odyssey: уникальный проект французских моряков

Планета Земля

Всероссийское голосование #ЯБерегуПланету