Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
National Geographic №194, ноябрь 2019
Журнал №71, сентябрь–октябрь 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Жизнь планеты

Власть фотографии

Текст: Роберт Дрейпер
24 октября 2013
/upload/iblock/bf3/bf35e3dcc22b9a66d788d0a7f41ecee8.jpg
Фото: Стив Мак-Карри
/upload/iblock/24f/24f16bc569d65e0e4283f887e2f51b80.jpg
Авторов фотографий смотрите на: ngm.com/photoissue.
Камера в руках фотографа – это не только мощный инструмент познания мира и человека, но и действенное средство, помогающее изменить существующую действительность.
За 34 года до рождения этого журнала датский философ Серен Кьеркегор мрачно предрекал незавидную судьбу быстро набиравшему популярность искусству фотографии. «С дагерротипом, – уверял он, – каждый будет в состоянии заказать собственный портрет – прежде этим занимались только известные личности. А поскольку большие усилия прилагаются к тому, чтобы всем нам выглядеть однообразно, нам будет нужен только один портрет». Национальное географическое общество не собиралось проверять утверждение Кьеркегора, по крайней мере, в начале своего существования. Задачей общества было проведение исследований, и серые страницы его официального издания не предназначались для визуальных излишеств. Прошли годы, прежде чем члены Географического общества стали использовать в своей работе камеру, что привело к появлению фоторепортажей, способных менять не только отношение к предмету съемки, но и саму жизнь.
Лучшие снимки напоминают о том, что фотография может сделать больше, чем просто запечатлеть реальность.
Вырывая драгоценные частички у пространства и времени, великая фотография разрушает привычные стереотипы восприятия мира – и мы уже не можем смотреть на него как прежде. Ведь, как писал тот же Кьеркегор: «Правда – это ловушка, не вы поймали ее, а она вас». Сегодня фотография превратилась в поточную съемку. Миллионы кадров загружаются в Интернет ежеминутно – каждый из нас может стать объектом фотосъемки, причем в самое неподходящее время. Однако в эпоху фотографического равенства работы корреспондентов National Geographic продолжают выгодно отличаться от общей массы. Отчасти это объясняется умением выбрать нужную оптику при подходящей освещенности. Но, конечно, это не главное: лучшие снимки напоминают о том, что фотография может сделать больше, чем просто запечатлеть реальность. Она может перенести нас в неведомые миры. Когда я говорю людям, что работаю в этом журнале, у них глаза загораются, и я знаю, как разочаровываю их, добавляя: «Извините, я только пишу статьи». Фотограф National Geographic всегда находится в самой гуще событий, он может видеть все земные красоты, его профессия – предел мечтаний для многих. Но у этой медали есть и другая сторона. Часто по заданию редакции я сопровождал фотографов в поездках, и то, что я видел, неизменно вызывало во мне восхищение, не имевшее ничего общего с завистью. То, что движет фотографом – это нестерпимое желание рассказать историю с помощью фантастических снимков. Препятствий на их пути полно: оплата сверхнормативного багажа с оборудованием, суровая погода, почти постоянные отказы местных властей, сломанные руки и ноги, тяжкие болезни вроде малярии, подхваченные в поездках, и даже ночевки в тюрьме! Находясь вдали от дома многие месяцы, пропуская семейные праздники, дни рождения, школьные спектакли детей, фотограф чувствует себя порой незваным гостем в недружелюбной чужой стране. Иногда ради одного кадра он может неделю просидеть на дереве, питаясь насекомыми. Добавлю: Эйнштейн, пренебрежительно именовавший фотографов «licht affen», что на немецком означает «обезьяна, увлеченная светом», не вставал каждый день в три утра ради неповторимого кадра. Что неизменно поражает меня в фотографах, кроме собственно их работы, так это способность стойко переносить невзгоды, добиваясь наилучшего результата. Очевидно, что по-другому фотограф не может жить. Магическое притяжение камеры – общее для всех фотографов, независимо от того, где они родились и выросли, будь то город миллионник или маленькая деревушка. У каждого из них есть свои любимые темы: военные конфликты, исчезающие культуры, крупные хищники и мелкие насекомые, моря и пустыни. Но всех фотографов National Geographic объединяет одно – они жаждут познать неизведанное, не боятся признаться, что чего-то не знают и мудро следуют высказыванию: «Делать фотоснимок – значит не брать, а всегда отдавать». В поездках я наблюдал, как мои коллеги-фотографы днями, а иногда и неделями находятся рядом с героями своих репортажей, просто слушают их, старясь понять, что эти люди могут сказать миру. Наши фотографы проводят годы в отдаленных уголках планеты, целиком и полностью погружаясь в миры саамских оленеводов, японских гейш или райских птиц Новой Гвинеи. Результат самоотверженного труда – их снимки. За кадром остается глубокое чувство ответственности перед теми, кто распахнул дверь и позволил незнакомцу войти в свой дом. Отказ от постановочного фото – большой риск и изнурительный совместный труд двух людей, оказавшихся по разные стороны объектива. Совесть – еще одно принципиальное отличие наших фотографов. Не просто передать красоту гренландских тюленей в заливе Святого Лаврентия, но и поведать об угрозе для их существования. Стать свидетелями ужасов войны в золотодобывающем районе Демократической Республики Конго – и снимать кадр за кадром в слабой надежде заставить торговцев золотом по всему миру умерить жажду наживы. Прошедшие 125 лет показали, что Кьеркегор, говоря о фотографии, был и прав, и ошибался. Снимки National Geographic представили мир во всем его дивном многообразии. При этом они все чаще подтверждают истину: стремление к глобализации угрожает самобытным обществам и природным ландшафтам. Сотрудники журнала часто получают задания запечатлеть затерянные уголки мира потому, что всего через одно поколение они могут остаться лишь на этих страницах. Если мои коллеги и проявляют профессиональное рвение, то только ради того, чтобы, используя влияние культового журнала, помогать людям. Думаете, звучит пафосно? Вы можете посмеяться над высокими идеалами, заключая деловую сделку с какими-нибудь биржевыми спекулянтами. Но только взгляните на фотографии Маркуса Блисдейла с женевской биржевой выставки – я уверен, ваше желание покупать у них акции сильно уменьшится. Конечно, каждый профессиональный фотограф мечтает о Великом кадре, надеясь хотя бы раз в жизни оказаться в нужное время в нужном месте. Поместить свой снимок в один ряд с таким шедеврами, как «Водружение флага на Иводзиме» Джо Розенталя, «Выстрел Джека Руби в Ли Харви Освальда» Боба Джексона, панорамное изображение планеты Земля, сделанное астронавтами с борта «Аполлона-8». И все же судьбоносные для мира снимки – не совсем то, что делают фотографы National Geographic. Наиболее значимые фото, когда-либо появлявшиеся на страницах журнала, не содержат ничего исторического. Разве что Шарбат Гула, двенадцатилетняя афганская девочка, какой ее снял фотограф Стив Мак-Карри в 1984 году в лагере беженцев в Пакистане. О том, что поведали миру ее пронзительные глаза с обложки National Geographic июньского выпуска 1985 года, не смогут рассказать и тысячи дипломатов. Пристальный взгляд девочки заставляет обычно зашоренную аудиторию задуматься. Мы – в ловушке правды. Мы узнаем ее мгновенно, и мы не сможем спрятаться от нее. Мак-Карри сделал этот бессмертный снимок задолго до распространения интернета и появления смартфонов. Когда на нас ежедневно обрушивается лавина визуальных образов, способен ли взгляд Шарбат пробиться к нам, поведать что-то важное о нас самих и об исчезающей красоте мира, в котором мы живем? Мне кажется, что ответ очевиден.