Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №192, сентябрь 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Жизнь планеты

Восточные узоры

Наталья Якубова
19 ноября 2009
/upload/iblock/a67/a670fa8fef72587c6f6dd90a5e4b70d4.jpg
Ковры, серебряные украшения и кальяны – все это можно найти в местных лавочках
/upload/iblock/6f3/6f3d47587d1ade8086fc3cda4142fbd5.jpg
Когда-то остров Джерба был главной базой пиратов.
Марк Порций Катон слов на ветер не бросал. Карфаген действительно был разрушен. Но и без него в Тунисе есть на что посмотреть.
У Туниса два цвета – белый и голубой. Голубое небо, голубое море с белыми парусами яхт, белый песок, голубые ставни и балконы на белых кубиках домов и белый жасмин. Женатые мужчины носят цветок жасмина за правым ухом, холостые – за левым. И те и другие держат его на приборной панели автомобиля как природный ароматизатор. Жасмин благоухал и на моем столике в тунисском отеле Africa. С пятнадцатого этажа отеля столица страны выглядела великолепно. Внизу шумела ее главная улица – вполне европейская авеню Хабиба Бургибы, упирающая­ся в древнюю арабскую медину. Французский протекторат сделал свое дело. Колониальные здания на авеню еще хранят космополитический дух начала прошлого века. В булочных продают багеты и круассаны. В ресторанах подают местное вино. Как-то владелец одного из них, подливая в мой бокал восхитительное Sidi Saad из пузатой холодной бутылки, весьма логично объяснил употребление вина тунисскими мусульманами: «Коран не разрешает молиться в пьяном виде и называет вино проделками дьявола, но ведь прямого ­запрета на спиртное в Священной книге нет». По большому счету, Тунис – это Восток, такой каким бы его ­хотел видеть Запад. Полу-Африка, полу-Европа, существующая по принципу Джеймса ­Бонда – «смешать, но не взбалтывать». В этой стране запрещено многоженство и разрешено загорать топлес на пляже, намазы совершаются по желанию, а женщин в парандже можно увидеть только на открытках.

В арабской лавке древностей

За солидной дозой восточной экзотики следует идти в медину. Яркая и притягательная, за двенадцать веков существования она разрослась на тридцать с лишним гектаров невероятно путаных улочек, переулков, тупичков, переходов, крытых галерей, спусков и подъемов. Шаг влево – кофейня, шаг вправо – мечеть, прямо – целые улицы похожих на пещеры Али-Бабы лавочек, наполненных медными кальянами, коврами, серебряными украшениями, коралловыми бусами и Аллах весть чем еще.

Сердце медины – живописный рынок, основа основ и святая святых восточной жизни. На первый взгляд он похож на один большой сундук, в котором в страшном беспорядке сложены все вещи. Но это только на первый взгляд. Мечеть Зитуна – главная ось, вокруг которой вращается гигант­ская круговерть медины, и ее духовный центр. Возле нее торгуют «чистыми» товарами: тканями, свечами, благовониями. На рынок эль-Аттарин у северной стены мечети приходят за духами и парфюмерными экстрактами. Улица Сиди-бен-Арус – текстильный рынок, здесь покупают шали, галабеи, костюмы для танца живота. Кэ-Дез-Орфевр – огромное скопление ювелирных магазинов. Квартал Секкайне специализируется на коврах. На многолюдном рынке эль-Благия есть все что угодно – от глиняных кувшинов до тапочек-бабуш с загнутыми носами.

Дальше всех от мечети расположены самый неароматный рынок кожаных изделий и самый шумный рынок жестянщиков. Когда в медине решили повесить таблички с названиями улиц, власти долго выясняли, кто на них когда-то жил и чем торговал. Так появилась улица Фесок, переулок Метельщиков, Христианский тупик, Оружейная улица, Французский проезд.

Все обитатели медины – настоящие полиглоты. Сказывается наследственная черта арабов – торговцев и кочевников. Даже уличные мальчишки вполне могут объясниться на нескольких языках. «Мадам, хотите взглянуть на медину сверху», – предложил мне один из них сначала по-французски, потом по-немецки и по-английски. Я, конечно, хотела. И маленький Мук повел меня длинным лабиринтом улочек и галерей. Мы прошли насквозь какую-то лавку, протиснулись между мешками с кардамоном, поднялись по скрипучей лестнице и, наконец, вышли на крышу дома, откуда огромный муравейник медины был виден как на ладони. Прямо передо мной лежал город Синдбада-морехода, Гарун аль-­Рашида и арабских купцов, улетавших отсюда в Дамаск или ­Багдад в своих чудо-сундуках. А как, ­скажите, не поверить во все это, глядя на тунисскую медину.

Берберский андеграунд

Тунисская глубинка совсем не похожа на обжитое побережье. В пустынной части бело-голубые цвета меняются на охру, воздух становится суше, а места – безлюднее. Если бы не редкие пальмы, ландшафт вокруг Матматы вполне можно было принять за лунный. Джордж Лукас, видимо, думал так же, снимая тут «Звезд­ные войны». Родная планета Скайуокера – это и есть Матмата. Поначалу кажется, что пейзаж вокруг лишен каких-либо признаков жизни. Потом глаза начинают выхватывать отверстия у подножия голых холмов, торчащие спутниковые антенны и, наконец, табличку «Добро пожаловать. До пещеры троглодитов 50 метров». В слове «троглодит» нет ничего обидного. Именно так называют себя берберы – коренные жители Африки, в свое время прятавшие­ся в труднодоступных пещерах от пришедших с востока арабов. Постепенно отношения с арабами наладились, а привычка жить в пещерах благополучно осталась до наших дней. Тридцать лет назад недалеко отсюда правительство построило современный поселок с комфортными домами, куда перебралось большинство «детей подземелья». Но примерно 300 семей все-таки предпочли остаться жить в жилищах своих предков. И никуда переезжать не собираются.

Лотосы и не только

В Тунисе, как на блюде в стиле фьюжн, каждый найдет себе что-нибудь по вкусу. Один из лакомых кусочков – остров Джерба. Первым, кто оценил все прелести его гостеприимства, был вечный скиталец Одиссей, встретивший на острове лотофагов – «пожирателей лотоса». Те угостили греков блюдом из лотоса, и спутники Одиссея чуть было не позабыли, что их ждут на родине.

Джерба всегда жила морем. В гавани городка Хумт-Сук вместе с яхтами и рыбацкими лодками покачиваются на волнах копии парусных судов бербер­ских пиратов. С XVI века остров был их главной базой, а проще говоря, пиратским государством. Флот испанцев, французов и мальтийских рыцарей пытался выбить с Джербы морских разбойников. Пираты атаку отбили, а из черепов нападавших перед крепостью Бордж-эль-Кебир построили башню. Только в 1848 году башню разобрали, а пять тысяч черепов похоронили на кладбище. Теперь потомки берберских пиратов, подрастеряв былой пыл, удовлетворяются доходами от туристического бизнеса, а торговлю белыми невольницами на местном рынке заменил рыбный аукцион.

«Сибасс, всего два динара, кто больше?!» – кричит весьма колоритный аукционист, демонстрируя утренний улов. В итоге сибасс уходит за три динара, а ему на смену появляются снизки сардин, макрель и морские лещи.

В общем, и без лотосов с Джербы уезжать не хочется. Здесь чудесное море и отличные отели. Из перебродившего пальмового сока потомки лотофагов делают крепкий алкогольный напиток лагми. Если переусердствовать с его дегустацией, действительно можно позабыть, кто ты такой и откуда.

Кратко

Виза: Для въезда в страну гражданам России виза не нужна. Достаточно предъявить туристический ваучер или подтверждение брони отеля.
Сезон: Середина апреля – ноябрь. Летом в основном безоблачная погода, температура воздуха 26-30°С, вода в море прогревается до 26°С. Наибольшее количество осадков выпадает зимой, когда средняя температура опускается до 15°С.
Билеты: Прямого регулярного авиасообщения между Тунисом и Россией нет. В туристический сезон организуются чартерные авиарейсы. В остальное время в Тунис можно лететь с пересадкой через Милан, Рим, Париж или Франкфурт.
Тунис – столица страны. История основанного во II тысячелетии до н. э. города представлена в великолепном Музее Бардо. Здесь хранится множество вещей всех эпох тунисской истории: Карфагена, пунической эпохи, христианской, арабо-мусульманской.
Джерба: остров-курорт у восточного побережья страны. Ежегодно его посещают до полумиллиона туристов. Международный аэропорт острова принимает регулярные и чартерные рейсы из Европы и крупных городов страны – Туниса, Суса, Тозёра.