Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №191, август 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Наука

Беспокойные духи предков

Текст: Питер Хесслер Фотографии: Айра Блок
23 июня 2011
/upload/iblock/073/07355a48767ebab7cdc0066bc2449fc0.jpg
Терракотовые воины, вылепленные 2200 лет назад, чтобы сопровождать первого китайского императора на пути к Вечности, были просто необходимы хозяину в тщательно организованной загробной жизни.
Фото: Айра Блок
/upload/iblock/ea5/ea5203956d67d898d7fd94a0b0afc529.jpg
Керамический сосуд. Династия Хань 206 г. до н.э. 48,3 см. в высоту. Предметы обихода, положенные в могилу, должны были служить мёртвым в потустороннем мире. Сложные узоры говорили о высоком статусе усопшего. Сосуд для вина предназначался для совершения загробных обрядов.
Фото: Айра Блок
/upload/iblock/220/22052bf2af04d8a2343682c60a40ffe5.jpg
Бронзовый котёл, династия Чжоу 1045 - 771 гг. до н.э. 20,3 см. в высоту. Предметы обихода, положенные в могилу, должны были служить мёртвым в потустороннем мире. Сложные узоры говорили о высоком статусе усопшего. Котёл на подставке с фантастическими птицами предназначался для загробных обрядов.
Фото: Айра Блок
/upload/iblock/3af/3afdfbc3e2ddcbf35e0ceeabef5c40fe.jpg
Могильный охранник, династия Тан 618 - 906 гг. 66 см. в высоту. Могильный охранник в шлеме с острыми зубцами должен был отпугивать злых духов.
Фото: Айра Блок
/upload/iblock/e81/e81a4bbe8a613cee82d1f844f79687af.jpg
Керамический сосуд. Культура Луншань 2700 - 2500 гг. до н.э. 24,4 см. в высоту. Предметы обихода, положенные в могилу, должны были служить мёртвым в потустороннем мире. Чан на толстых ножках предназначался для совершения загробных обрядов.
Фото: Айра Блок
/upload/iblock/f1d/f1d1347287d4bac40875d807b1060cfa.jpg
Глиняные чаши и кувшины были погребены в могиле вместе со своими хозяйками примерно 7000 лет назад.
Фото: Айра Блок
/upload/iblock/013/013bf57395168bc1d9f79534a8a87928.jpg
Фигуры служителей стоят на страже у гробницы правителя династии Чжоу в селе Ляндай. Они на несколько столетий старше Терракотовой армии.
Фото: Айра Блок
/upload/iblock/39c/39cb4377a9fdd40ee4a791ce268caea0.jpg
Сегодня при кремировании покойного сжигают бумажные статуи в знак того, что связь живых с усопшими не прерывается.
Фото: Айра Блок
/upload/iblock/106/106d1ee8daee25bf1ad7ef117d6c8169.jpg
Предсказание этой гадательной кости, сулившее мирную жизнь правителю династии Шан, не исполнилось.
Фото: Айра Блок
/upload/iblock/fa4/fa4ed7950ee40da2a0780585136c63b7.jpg
Лошадь в уздечке с медными накладками обнаружена в гробнице вельможи эпохи Шан, умершего около 3000 лет назад.
Фото: Айра Блок
/upload/iblock/652/652efb141f003d1e600f7a5c9b161657.jpg
Семья, облачившись в белые траурные одежды, хоронит крестьянку Чжан Гуйлянь на деревенском кладбище в провинции Шэньси - там, где она родилась. Около склепа младший сын Сунь Линь Ху достаёт завёрнутые в фольгу металлические слитки - символ богатства, которое поможет усопшей достойно вести загробную жизнь. В городах умерших сегодня кремируют.
Фото: Айра Блок
Человеческие жертвоприношения в Древнем Китае уступили место ритуалу ухода за могилами, но мертвые взывают к живым и сегодня.
В стремительно меняющемся Китае люди продолжают соблюдать древние традиции. К северу от Пекина лежит небольшая деревня с красивым названием Весенняя Долина. Ее история и самобытные традиции заинтересовали меня, и в 2001 году я решил здесь обосноваться на какое-то время. Но, к моему разочарованию, местные жители неохотно рассказывали о старых временах, и попытки узнать что-либо необычное оказались тщетными. На всю округу нашлось лишь несколько пожелтевших фотографий и документов, из которых явствовало, что древние жители Весенней Долины, подобно современным китайцам, были озабочены тем же, чем и они: рост цен на урожай и трудоустройство. Я уже совсем было отчаялся разыскать интересные факты, но тут мне выпало побывать на Цинмине – традиционном китайском празднике поминовения усопших. В переводе с китайского, Цинмин означает «чистый свет». Его отмечают на 104-й день после зимнего солнцестояния в период с 4-го по 6 апреля. Более двух тысяч лет китайцы отмечают праздник поминовения усопших, но культ восходит к более ранним временам. Еще пять тысяч лет назад население Северного Китая поклонялось предкам, и отголоски этих традиций живы до сих пор. В первый год моего проживания в деревне, когда наступил Цинмин, мне посчастливилось вместе с соседями совершить ритуальное посещение кладбища – одно из основных мероприятий праздника. В церемонии участвовали только мужчины, принадлежавшие к разветвленному роду Вэй. Их было с десяток человек, и задолго до рассвета они, пригласив меня с собой, стали подниматься на крутую гору. Довольно скоро мы приблизились к деревенскому кладбищу. Могилы, земляные холмики, шли аккуратными рядами. И каждый ряд соответствовал определенному поколению, от самых далеких предков до тех, кто недавно покинул этот мир. Мужчины принялись за работу, приводя в порядок захоронения недавно умерших отцов и матерей, дядьев и теток. Они вырвали всю траву и подсыпали сверху свежей земли. Потом оставили подношения: пищу, любимые вещи умерших, цветы. Исполнили еще один обряд – сожгли бумажные «жертвенные деньги», чтобы предки могли воспользоваться ими в ином мире.
В эпоху Шан (1600–1045 гг. до н. э.) человеческие жертвоприношения были неотъемлемой частью жизни государства, а не жестокими убийствами.
Каждый пришедший на кладбище старательно ухаживал за могилами недавно почивших родственников. Имена тех, кто давно ушел из жизни, как правило, неизвестны: здесь не принято ставить надгробные памятники, и многие жители деревни уже не помнят, как звали их прародителей. Позаботившись о захоронениях близких, люди берутся за все остальные могилы, даже не представляя, кто в них покоится. Вскоре за восточными вершинами гор начинает заниматься рассвет. Крестьянин по имени Вэй Мин объясняет мне, что каждый земляной холмик – это дом почившего, и местная традиция предписывает, чтобы ритуал Цинмин был закончен до восхода солнца. «Если успеешь насыпать земли на могилу до рассвета – значит, в загробной жизни мертвые получат черепичную крышу, – говорит он. – А если не успеешь, то у них будет крыша из соломы». Как в древности задабривали предков. Жители Древнего Китая всегда были прагматичными и отчасти меркантильными в отношении загробной жизни. Императоры хотели и в потустороннем мире купаться в золоте и пользоваться услугами своих советников и рабов. Открывая царские гробницы, ученые поражаются фантастическому богатству и огромному количеству захороненных там останков людей. Такая традиция погребения правителей с их приближенными и ценными предметами восходит к пятому тысячелетию до нашей эры. Но только от эпохи императорской династии Шан (1600–1045 гг. до н. э.) до нас дошли артефакты, позволяющие судить о том, какой люди представляли себе жизнь после смерти. В захоронениях были найдены гадательные кости из бычьих лопаток и черепаховых панцирей. Они использовались в ритуалах при дворе. Древние гадатели накаляли кости на огне, так что появлялись трещины, по которым и делались предсказания. Результаты общения с потусторонним миром наносились на кости в форме иероглифов, из которых со временем развилось китайское письмо. Китайцы верили, что мертвые способны влиять на их жизнь. Так, недовольные предки могли накликать беду. И для того, чтобы их умилостивить, требовались человеческие жертвоприношения. При раскопках погребального комплекса в провинции Хэнань было обнаружено более тысячи жертвенных ям. В большинстве из них найдены человеческие останки. Один археолог как-то сказал мне, что он насчитал шесть десятков способов, которыми во время погребальной церемонии убивали людей в эпоху Шан. Но, подчеркнул ученый, эти обряды были неотъемлемой частью жизни государства, а не жестокими убийствами. Древние китайцы придерживались строгого календаря. Каждый день посвящался определенным действиям, среди которых особо выделялись человеческие жертвоприношения.
Кроме Терракотовой армии, с Цинь Шихуаном заживо были захоронены несколько тысяч наложниц и рабочих с семьями.
Распределение небесных обязанностей. Духи предков существовали по загробным правилам и вершили судьбы живых. Правителям после смерти меняли имена, чтобы отметить их переход к исполнению новой роли. Поклонялись предкам не ради того, чтобы предаться воспоминаниям об умершем человеке. Люди хотели заручиться покровительством усопших, получивших определенную власть над живыми. На гадательных костях нередко находят просьбы о том, чтобы предок употребил все свое влияние и замолвил словечко перед еще более могущественными силами. Дэвид Н. Кейтли, историк Калифорнийского университета Беркли признается: его особенно поразило то, что надписи на гадательных костях отражают господствовавшие в то время представления об иерархии и порядке. «Недавно почившие заняты делами меньшей значимости, а тем, кто умер раньше, поручаются более важные вопросы», – отметил ученый. После падения государства Шан гадание на костях было продолжено при династии Чжоу, которая управляла некоторыми областями Северного Китая до третьего века до нашей эры. Постепенно традиция человеческих жертвоприношений ушла в прошлое: вместо живых людей с правителем стали погребать глиняные фигуры. Однако для первого императора Китая Цинь Шихуана, объединившего страну под властью одной династии в 221 году до нашей эры, было сделано исключение. В 1974 году местные крестьяне открыли восьмое чудо света, как потом стали называть легендарную Терракотовую армию, созданную по заказу Цинь Шихуана. Эта армия поражала своими масштабами и уникальностью: более восьми тысяч глиняных солдат выполнены с ювелирной точностью – невозможно найти два одинаковых лица. Воины высотой в человеческий рост, словно живые, наводят страх и, кажется, стремятся к атаке. Терракотовая армия должна была защищать своего правителя в загробном мире от врагов. И на протяжении двух с лишним тысяч лет она охраняла его покой. Но кроме нее с Цинь Шихуаном заживо были захоронены несколько тысяч наложниц и рабочих с семьями, чтобы никто не посмел раскрыть тайну гробницы императора. Загробное царство с земными законами. В могилах представителей династии Хань археологи обнаружили менее воинственные предметы. Гробница императора Хань Цзин-ди (157–141 гг. до н. э.) изобиловала артефактами, отражавшими потребности повседневной жизни: там были глиняные изображения свиней, овец, собак, колесниц, пил, лопат, зубил, печей и измерительных приспособлений. Не забыты были даже печати и штампы, которые могли пригодиться чиновникам на том свете. В такой древней и богатой культуре, как китайская, представления о загробном мире постоянно претерпевали изменения. Связано это в первую очередь с возникновением различных религиозно-философских учений. Даосские философы, например, не верили в загробную жизнь и говорили о бессмертии, а буддизм, наоборот, проповедовал возможность реинкарнации души. Тем не менее многие традиции таких ранних эпох, как Шан и Чжоу, остаются узнаваемыми и спустя тысячелетия. Китайцы продолжали поклоняться предкам и представляли загробную жизнь как что-то материальное и приземленное. Существует любопытная легенда, будто бы в случаях, когда люди оказывались на грани смерти, был виноват какой-то мелкий клерк из загробного мира: он неправильно записал имя человека в книге мертвых и чуть было не погубил его. Хорошо, что ошибка была вовремя обнаружена. Дэвид Кейтли как-то сказал мне, что традиционный взгляд китайцев на смерть кажется ему оптимистичным. У них нет понятия первородного греха, поэтому вхождение в загробную жизнь не требует покаяния. Они считают, что наш мир является лишь ступенью на пути к следующей жизни. «Запад озабочен возрождением, искуплением грехов и спасением души, – говорит Кейтли. – В китайском же понимании ты уходишь в иной мир, оставаясь при этом все тем же человеком с теми же земными потребностями». Но время неизбежно меняет этот мир. К сожалению, цивилизация теснит древние традиции и вносит свои коррективы в повседневную жизнь китайцев. На месте кладбищ появляются новые многоэтажные микрорайоны. Многие крестьяне переезжают в города, и им нелегко из квартир с удобствами возвращаться в свои деревни и, как положено, праздновать Цинмин. Некоторые из них пытаются заботиться о захоронениях, так сказать, на альтернативной основе: появились веб-сайты, которые позволяют потомкам ухаживать за «виртуальными могилами» предков. Однако трудно думать о прошлом в быстро меняющейся, богатой соблазнами стране, и многие традиции просто-напросто исчезают. Год от года все меньше людей приезжает в Весеннюю Долину на День поминовения усопших. Но все же праздник продолжает существовать – в Китае этот день официально признан нерабочим. До сих пор некоторые традиции празднования напоминают о стародавних временах. Да и могилы по-прежнему располагаются по строгим иерархическим правилам – определенные ряды земляных холмиков принадлежат тому или иному поколению. И материальная сторона остается одной из важнейших: люди продолжают приносить на кладбища еду, цветы и «жертвенные деньги». Возможно, когда-нибудь и эти традиции канут в Лету, но пока они связывают прошлое с настоящим. И теплится еще надежда на то, что они сохранятся. Через три года я снова участвовал в праздновании Цинмин. И, к моему сожалению, в этот раз только семь деревенских жителей поднялись в гору на кладбище. В первом ряду я заметил свежую могилу, ее украшала свеча, а на табличке было написано: «Вечно молодой». Я поинтересовался у рядом стоявшего мужчины, кто здесь похоронен. «Вэй Мин, – ответил он. – Вы общались с ним пару лет назад, и он рассказывал вам о наших ритуалах и обрядах». Я подбросил на новый холмик побольше земли. По традиции мы закончили работу до рассвета – теперь предки тех, кто сегодня живет в Весенней Долине, целый год точно проведут в домах с черепичными крышами.