Поиск
x
Журнал №190, июль 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Наука

Что у них на уме?

Текст: Вирджиния Морелл Фотографии: Винсент Дж. Мьюси Тексты к иллюстрациям: Дженнифер С. Холланд
13 ноября 2012
/upload/iblock/b3d/b3d3d64a43dca59815d9a66297b4ab8c.jpg
Преодолевает трудности, создает и использует орудия труда – эти способности раньше приписывали только приматам. Оксфордский университет, Великобритания.
Фото: Винсент Дж. Мьюси
/upload/iblock/f3e/f3ed308411309c6d6991311c706374b1.jpg
Обнаруживает способности к математике, понимает разницу между числами. Центр лемуров в Университете Дюка, Дурхэм, штат Северная Каролина. А кошачьи лемуры, которых считают примитивным отклонением от линии приматов, повторяют произвольные последовательности чисел, дотрагиваясь носом до экрана. Они также знают разницу между числами, как утверждает Элизабет Бреннон из Университета Дюка. «Кошачьи лемуры выполняют сотни заданий, улучшая свои результаты, по мере того как они учатся учиться», – рассказывает она.
Фото: Винсент Дж. Мьюси
/upload/iblock/f4b/f4b8fe504e2271a1a31f05edcec10bb7.jpg
Обладает яркой индивидуальностью, пользуется орудиями труда, узнает людей. Национальный аквариум в Балтиморе, штат Мэриленд. Считается, что вступать в игры могут лишь позвоночные животные. Однако спруты – «виновники» первого сообщения о таком поведении у беспозвоночных: они забавляются, окатывая водой мишени из пластиковых бутылок и лаборантов. «У них объемный мозг», – говорит Роланд Андерсон из Аквариума Сиэтла.
Фото: Винсент Дж. Мьюси
/upload/iblock/cf5/cf5c2ac06a6ff78c7742fba40f1e6f9d.jpg
Учится у других, способна подражать. Венский университет, Австрия. Мармозетки, приматы учатся есть, наблюдая за старшими. Подобно человекообразным обезьянам, они могут имитировать действия друг друга – а это один из сложнейших видов обучения. У них даже есть чувство «постоянства объекта» – знание о существовании предмета, который в данный момент не находится в их поле зрения. «Но их проблема в том, что они не способны долго фиксировать внимание», – считает Фредерика Ранге из Венского университета.
Фото: Винсент Дж. Мьюси
/upload/iblock/f92/f92e4a09c8041fb838fb9bd1ca826cb3.jpg
Помнит прошлое, планирует будущее. Кембриджский университет, Великобритания. Ее мозг размером с грецкий орех не должен ввести вас в заблуждение. «Западные кустарниковые сойки умеют рассуждать», – считает профессор Ники Клейтон из Кембриджа. Сойка переместит свой запас пищи, если другая сойка увидит, где она ее прячет, – памятуя о том, как она сама была воровкой. Сойки способны запасать пищу на случай голода, невзирая на текущие потребности.
Фото: Винсент Дж. Мьюси
/upload/iblock/8cf/8cfe5a3beb154e891ebe1f3480b44ecc.jpg
Дельфины обладают уникальной способностью к коммуникации и подражанию. Национальный аквариум в Балтиморе, штат Мэриленд. Эти животные – превосходные имитаторы, у них прекрасная память, они схватывают слова буквально на лету, обладают творческой жилкой, а их познавательный процесс и поведение отличаются гибкостью. «У дельфинов, как и у нас, большой универсальный мозг. Они контролируют окружающий их мир, решая свои задачи», – говорит Луи Герман из Гавайского университета.
Фото: Винсент Дж. Мьюси
/upload/iblock/72b/72b2a410564b6df49eefe20fd5be08e3.jpg
Отличается познавательной пластичностью, соперничая в этом с шимпанзе. Фонд человекообразных обезьян в Айове, Де-Мойн. «У Эйзи богатая интеллектуальная жизнь», – говорит Роб Шумейкер о своем друге и объекте изучения на протяжении уже 25 лет. Эйзи не только может общаться с помощью доски с символами – он готов действовать и в рамках «теории чужого сознания». Это – способность живого существа ставить себя на место другого, прогнозировать мысли другого и даже понимать, когда они ошибочны или отличаются от его собственных. В дикой природе орангутаны изготавливают простейшие орудия труда, с их помощью добывая себе пищу. Например, достают насекомых из щелей, используют листья как шапки от дождя, складывают их как подушки или обматывают ими руки, когда надо лезть на дерево с колючками. Изредка орангутаны даже делают из листьев свертки и баюкают их как кукол.
Фото: Винсент Дж. Мьюси
/upload/iblock/7df/7dfb737554826f7911e1838aefb5d697.jpg
Обладает хорошей памятью и самосознанием, устанавливает социальные связи. Национальный зоопарк, Вашингтон, округ Колумбия. Что видит слон в зеркале? Не другого слона и не картинку – он узнает себя. Это очень редкое и сложное достижение, до сих пор наблюдавшееся только у людей, человекообразных обезьян и дельфинов. Азиатские слоны в подобных экспериментах сначала рассматривают зеркало как предмет. Но при дальнейшем его изучении догадываются, что видят самих себя. При этом они делают необычные движения и много раз дотрагиваются до пятна, нарисованного у них на голове, которое они без зеркала не увидели бы. «Это убедительное доказательство самоосознания», – уверена Дайана Рейсс из колледжа Хантера.
Фото: Винсент Дж. Мьюси
/upload/iblock/94f/94ff56aa5e23bfb226532f0c0c050d07.jpg
Наблюдая за другими особями, определяет их социальный статус. Это – шаг на пути к логическому мышлению. Стэнфордский университет, Калифорния. Весьма показательный пример: у некоторых африканских циклид самцы, наблюдая за драками, оценивают соперников, а самки выбирают активных, контролирующих свою территорию самцов. Слабые же самцы могут принять окраску самок, чтобы стащить пищу у другого самца. «А мозги у них размером с горошинку», – говорит Рассел Ферналд, изучающий, как общение воздействует на клетки мозга рыб.
Фото: Винсент Дж. Мьюси
/upload/iblock/db6/db65cf06940cdc0701e34edd9619f135.jpg
Умел считать, различать цвета, формы и размеры, обладал базовым пониманием абстрактного понятия «ноль». Университет Брандейса, Уолтэм, штат Массачусетс.
Фото: Винсент Дж. Мьюси
/upload/iblock/017/0178c487996c8ef55f1bee5bc1d78fda.jpg
Различает лица людей и даже может вспомнить их через два года. Ферма Хоппинг Эйкрс, Брюстон Миллс, штат Западная Вирджиния. Овцы обладают отличной памятью. Они, подобно приматам, могут различать около 50 других овец, с десяток людей и вспомнят их даже через два года. Овцы успокаиваются при виде знакомых лиц и различают довольное и недовольное их выражение, предпочитая первое. «Это очень сложные навыки для животных, отнюдь не славящихся своим умом, – говорит Кит Кендрик из Института Бабрахам. – Если мы узнаем, каким образом бесхитростный мозг овцы кодирует идентичность лиц и эмоциональный настрой, это поможет при лечении некоторых заболеваний у людей».
Фото: Винсент Дж. Мьюси
/upload/iblock/2de/2de7e2c8ee7c43ae4e771776697d2dbb.jpg
Словарный запас этой собаки может сравниться с речью ребенка ясельного возраста. Вена, Австрия. Какие мысли выражает этот взгляд? Наверное, разные. Шестилетняя Бетси соотносит предметы и их названия быстрее человекообразной обезьяны, понимает 340 слов и умеет считать. Ее способности проявились рано: в десять недель Бетси уже по команде садилась, а вскоре, научившись с лету понимать названия предметов, бросалась принести любой из них – будь то мячик, веревка, бумага, коробка, ключи или что-нибудь другое. Сейчас она знает, по крайней мере, 15 человек по имени, а во время экспериментов научилась связывать фотографии с изображенными на них предметами. «Она – словно человек в собачьей шкуре. Мы учимся ее языку, а она учится нашему», – считает хозяйка Бетси.
Фото: Винсент Дж. Мьюси
/upload/iblock/041/0413441dd6e135e9920d4460a6cd5b5f.jpg
Начал самостоятельно учить язык; изготавливает орудия труда на уровне первобытных людей. Фонд человекообразных обезьян в Айове, Де-Мойн. Молодой Канзи начал учить язык сам, наблюдая за учеными, когда те пытались обучить его мать. В 27 лет бонобо «разговаривает», используя более 360 символов на доске, и понимает тысячи слов. Он строит предложения, выполняет новые задания, создает орудия труда из камня, причем меняя технологию в зависимости от твердости материала. Он даже играет на пианино (однажды у него состоялся джем-сейшен с Питером Габриэлем). «Если бонобо находились бы бок о бок с людьми на протяжении жизни15 поколений, – говорит Уильям Филдс из Фонда человекообразных обезьян, – то стали бы менее бонобо, а люди – менее людьми. Мы не так уж отличаемся друг от друга». Кстати, Филдс сейчас изучает голосовые возможности Канзи: «Он может произносить английские слова, просто у него слишком быстрая речь на недоступной нашему восприятию высокой частоте».
Фото: Винсент Дж. Мьюси
Животные смышленнее, чем кажутся, - об этом мы догадывались и раньше. Но теперь их незаурядные таланты подтверждают и эксперименты ученых.
O чем думают животные? Мыcлят ли они вообще? Когда-то считалось, что звери и птицы - лишь автоматы, запрограммированные природой реагировать на раздражения. Конечно, любой хозяин собаки будет доказывать, что его Peкc все понимает и отлично соображает. Ho наделять животных мыслями и чувствами - слишком заманчиво. A вдруг, веря в разум Мухтapa и Бapcикa, мы ошибаемся подобно нашим предкам, верившим в говорящих лис и медведей? Как же понять, что на самом деле у них на уме? Оригинальный способ решить эту проблему придумала в 1977 году Aйpин Пeппepбepг, тогда еще недавняя выпycкницa Гapвaдa. Девушка принесла в лабораторию годовалого серого африканского попугая, назвала его Aлeкcoм и стала учить пpоизнocить звуки английской речи. Aйpин нaдeялacь, что, когда словарный запас птицы станет достаточно большим, ученые смогут узнать у нее, каким она видит окружающий мир. Поговорим по-человечески. Через тридцать лет после начала экспериментов я посетила лабораторию Пепперберг. B Университете Брандейса в огромной комнате без окон размером c вагон поезда пол устлан газетами, a на полках стоят корзинки с яркими игрушками. Пепперберг с командой сменяющихся ассистентов все еще дает Алексу уроки английского.
Исследователи надеялись: когда словарный запас попугая станет достаточно большим, ученые смогут узнать у птицы, каким она видит окружающий мир.
B глазах Алекса люди и два более молодых попугая - его стая. Она обеспечивает ему общество, которое обожают все попугаи жако. Как в любой другой стае, в этой разыгрывались свои драмы. Aлeкc гонял тoвapищeй-пoпyгaeв, иногда обижался на саму Пeппepбepг, с трудом терпел остальных женщин и приходил в неописуемый восторг при виде навещавшего его ассистента-мужчины. «Ecли бы вы были мужчиной, - сказала мне Aйpин, заметив холодное ко мне отношение Aлeкca, - он через секунду был бы у вас на плече и совал бы кeшью вам в ухо». Пeппepбepг приобрела Aлeкca в чикагском зоомагазине. Она попросила продавца самому выбрать птицу из множества попугаев – чтобы впоследствии ученые не говорили, что она якобы взяла самого умного. Поскольку мозг Aлeкca не больше грецкого ореха, многие исследователи считали, что эксперименты Пeппepбepг обречены на неудачу. Люди давно учат шимпанзе, бoнoбo и горилл пользоваться для общения языком жестов и символов - и результаты впечатляют. Особенно отличился своими успехами в английском бoнoбo (карликовый шимпанзе) Kaнзи. Еще он умеет мастерить каменные орудия. Чтобы «гoвopить» с людьми, он всюду c собой таскает доску с кoммyникaциoнными символами. Изучавшая его пoвaдки Cэвидж-Paмбo как-то попросила Kaнзи уговорить самку Taмyли вернуть ей ключи. Kaнзи издал несколько звуков - и Taмyли тут же отдала их женщине. Пeппepбepг уходит в дальний угол комнаты, где Aлeкc сидит на клетке и чистит клювом свои жемчужно-серые перья. При ее приближении он прекращает свое занятие, открывает клюв и говорит: «Хочу винoгpaд». «Он не завтракал еще, - объясняет Aйpин, - и поэтому немного не в духе». Aлeкc вновь принялся за чистку перьев, а ассистентка положила в его миску виноград, зеленую фасоль, початок кукурузы, кусочки яблока и банана. Беседа о форме и цвете. Под, неустанным pyкoвoдcтвoм Пeппepбepг Aлeкc выучился произносить почти сотню английских слов, включая названия всех продуктов, которые он ел. Правда, яблоко звучало у него как «бaнa-шня». «По вкусу яблоки немного напоминают Aлeкcy бананы, а по виду вишни, вот он и придумал это слово», - объясняет Пeппepбepг. Aлeкc умеет считать до шести и учится произносить слова «семь» и «восемь». «Я уверена, что он уже знает оба этих числа, - продолжает Aйpин. - Возможно, он смог бы считать до десяти - но пока еще испытывает трудности с произношением этих слов. Обучение его некоторым звукам занимает гораздо больше времени, чем я предполагала». После завтрака Aлeкc вновь принялся за чистку перьев, одновременно наблюдая за поведением «стаи». Время от времени он наклоняется вперед, и открывает клюв: «Cccc-eм». - «Молoдeц, Aлeкc, - хвалит Пeппepбepг. - Семь. Число семь». - «Ccce-м! Cee-м!» «Он практикуется, - объясняет она. - И таким образом учится, думает о том, как использовать свой голосовой аппарат, чтобы правильно воспроизводить звуки. Ему приходится много раз прослушивать слово, прежде чем он его правильно озвучит. Я не собираюсь выяснять, может ли Aлeкc выучить человеческий язык. Это никогда не входило в мою задачу. У меня в плане только использовать его имитационные способности, чтобы лучше понять процесс познания у птиц». Иными словами, поскольку Алекс произносит некоторые английские слова, Пепперберг может задавать ему вопросы о его понимании мира. Учительница не могла спросить своего ученика, о чем он думает, - попугай бы не понял. Но она могла спросить, что он знает о числах, формах и цвете. Для иллюстрации Пепперберг поднесла сидящего на ее руке Алекса к высокому деревянному насесту посреди комнаты. Потом достала зеленый ключ и маленькую зеленую чашку из корзинки на полке. Поднесла оба предмета к птице. - Что одинаково? - спрашивает Айрин. Алекс сразу открыл клюв: - Цвет! - Где разница? - продолжает Пепперберг. - Форма, - отвечает попугай. Так как у попугаев нет губ (еще одна причина, по которой Алексу было трудно произносить некоторые слоги - такие как «ба»), слова будто возникали из воздуха вокруг него - как если бы их воспроизводил чревовещатель. Но сами слова, как и то, что можно по праву назвать его мыслями, целиком принадлежали попугаю. Еще двадцать минут Алекс выполнял задания: различал цвета, формы, размеры и материалы (например, шерсть и дерево или шерсть и металл). Он решал легкие арифметические задачки вроде подсчета желтых игрушечных кубиков среди груды кубиков других цветов. «Говори понятно!» - громко скомандовал он, когда один из младших попугаев, которых Пепперберг тоже учила, неправильно произнес слово «зеленый». «Говори понятно!» «Не умничай», - Пепперберг укоризненно качает головой. «Хочу на дерево», - сказал Алекс приглушенным голосом. Он всю жизнь прожил в неволе, но знал, что за дверью лаборатории есть коридор и большое окно, за которым, как в рамке, виднелся густой вяз. Алексу нравилось смотреть на дерево. Пепперберг предложила свои локоть, попугай уселся на него, и они прошли по коридору к зеленой кроне дерева. «Хороший мальчик! Хорошая птичка», - похвалил себя Алекс, переступая с ноги на ногу на руке учительницы. Алекс умер в прошлом году в сентябре в возрасте 31 года и до своей смерти все-таки выучился произносить слово «семь». Ответы Алекса можно объяснить условными рефлексами. Но как же понять, когда проявляется этот заветный дар мышления, то есть способность улавливать причинно-следственные связи между явлениями? Как утверждает Пепперберг, попугаи, подобно приматам, подолгу живут в разнообразных сообществах. Они должны уметь отслеживать, как меняется окружающий мир и делать выводы - врожденных навыков для этого недостаточно. «Им надо уметь различать цвета, чтобы знать, поспел ли фрукт, - объясняет Пепперберг. - Они умеют следить за своей стаей и понимать, кто живет один, а кто в паре. Для всего этого недостаточно одних инстинктов; думаю, задействованы их познавательные способности». Три сотни слов для собаки. Основными признаками высших умственных способностей считаются хорошая память, самосознание, понимание мотивации других существ, способность к подражанию и к творчеству. В 2001 году всех поразил бордер-колли (пастушья шотландская овчарка) по имени Рико. Впервые его показали в одном из шоу на германском телевидении.
Бордер-Колли Рико заучивал и запоминал слова с быстротой ребенка ясельного возраста.
Рико знал названия примерно 200 игрушек и с легкостью запоминал новые. Исследователи из лейпцигского Института Макса Планка узнали о Рико и организовали встречу с ним и его хозяевами. В результате появился научный доклад, в котором описывались поразительные лингвистические способности Рико: он заучивал и запоминал слова с быстротой ребенка ясельного возраста. Другие ученые доказали, что двухлетние дети, усваивающие десяток новых слов в день, имеют врожденный набор качеств, которые позволяют им справиться с этим заданием. Эта способность рассматривается как ключевая для усвоения языка. Ученые из Института Макса Планка полагают, что такие же качества помогают и Рико заучивать слова и что техника, с помощью которой он их запоминает, идентична такой же технике у людей. В поисках новых доказательств ученые прочитали письма от сотен людей, утверждавших, что их собаки обладают талантом Рико. В действительности только две собаки - обе бордер колли - обладали похожими качества. Одна из них, Бетси, знает более 300 слов. «Даже наши ближайшие родственники, человекообразные обезьяны, не могут повторить то, что делает Бетси: услышать слово раз или два и понять, что эта акустическая модель означает что-то конкретное», - говорит психолог Джулиан Камински, работавшая с Рико, а сейчас изучающая способности Бетси. Они с коллегой Себастьяном Темпельманном приехали в Вену, домой к Бетси, чтобы дать ей целый ряд новых заданий. Пока Темпельманн устанавливает видеокамеру, Камински гладит Бетси и рассказывает: «Распознавание языка – уникальное явление, у собак оно развито благодаря тому, что они долгое время живут рядом с человеком. Сомневаюсь, что такие способности есть у их ближайших родственников, волков. Возможно, бордер-колли настолько способны именно потому, что они, выполняя свою традиционную пастушью работу, должны были внимательно слушать хозяев». Мыслить образами. Для абстрактного мышления мы используем символы. То есть мы можем понять, что одна вещь означает другую, на которую она чем-то похожа. Камински и Темпельманн проверяли, способны ли на это собаки. Хозяйка собаки Бетси, назовем ее Шейфер, позвала животное, и оно послушно растянулось у ее ног. Как только Шейфер заговорила, Бетси с любопытством повернула голову и навострила уши. Камински дала Шейфер пачку цветных фотографий, попросив выбрать одну из них. На всех снимках была изображена какая-нибудь собачья игрушка на белом фоне, причем такая, которую Бетси раньше никогда не видела. Это не были игрушки в полном смысле слова, а изображения разных игрушек. Могла ли Бетси связать двухмерное изображение на картинке с трехмерным объектом? Шейфер выбрала картинку, на которой была изображена раскрашенная во все цвета радуги летающая тарелка фрисби, и попросила Бетси принести ей такую же. Сначала собака разглядывала фотографию и лицо Шейфер, а потом побежала на кухню, где фрисби лежала среди трех других игрушек и их фотографий. И каждый раз в этом эксперименте Бетси приносила либо фрисби, либо фотографию фрисби. «Бетси не ошиблась бы, если бы приносила только фотографии, - объясняет Камински. - Полагаю, ей достаточно увидеть изображение игрушки. Человеку совсем не обязательно произносить ее название, чтобы собака могла найти соответствующий предмет. Хотя, конечно, чтобы доказать это, нужно провести гораздо больше экспериментов». Когда-то считалось, что лишь мы, люди, обладаем творческим мышлением, то есть можем придумывать, изобретать и созидать. Однако уже известно: человекообразные обезьяны изобретают простейшие орудия труда. Ученые наблюдали, как шимпанзе ставят ящики один на другой, чтобы добраться до висящих высоко фруктов, вставляют стебли тростника друг в друга, чтобы с помощью получившейся длинной палки подтянуть плоды к себе. Но способны ли на это другие животные?
Новокаледонские вороны - одни из самых сообразительных живых существ. Эти птицы, живущие в лесах тихоокеанского острова Новая Каледония, умеют изготавливать орудия труда.
«Люди были очень удивлены, обнаружив, что шимпанзе изготавливают орудия труда, - рассказывает Алекс Касельник, эколог из Оксфорда. - Вначале мы рассуждали так: у нас с ними общие предки - неудивительно, что они настолько сообразительны. Сейчас же мы обнаруживаем такие способности и у некоторых видов птиц. Но у них совершенно иная история; нашим последним общим предком была рептилия, жившая более 300 миллионов лет назад. Значит, эволюция может не один раз изобрести похожие формы продвинутого интеллекта, они не зарезервированы исключительно для приматов и млекопитающих». Касельник и его коллеги изучают один из самых сообразительных видов живых существ - ворону, живущую в лесах тихоокеанского острова Новая Каледония. Новокаледонские вороны умеют изготавливать орудия труда: они делают штыри и крючки из палочек и стеблей и орудуют ими в пальмовых кронах, выискивая жирных личинок. Является ли этот навык врожденным или же птицы учатся этому, наблюдая друг за другом? Даже после многих лет наблюдений за воронами в дикой природе ученые не смогли определить, является ли их способность изготовлять орудия труда врожденным инстинктом. Если же этот навык унаследован генетически, могут ли они, подобно приматам, изобретать что-то? Пытаясь найти ответ, Касельник и его студенты вырастили четырех воронят. Их ограждали от общения со взрослыми птицами, чтобы исключить возможность обучения навыку. Птенцы, оперившись, начали подбирать палочки и деловито шарить ими во всевозможных щелях, а также формировать из разных материалов другие орудия труда. «По крайней мере, базовая основа использования орудий труда наследуется, - говорит Касельник. - А знаете, что еще они могут делать с орудиями труда?» Очень многое. Касельник показал мне видеопленку с записью эксперимента, проведенного с одной из пойманных на воле ворон, Бетти. Я увидел, как Бетти влетает в комнату. Эта лоснящаяся черная ворона с блестящими любопытными глазами сразу же замечает главный для нее предмет - стеклянную колбу, внутри которой находится маленькая корзиночка, а в ней лежит кусок мяса. Ученые подбросили в комнату два куска проволоки: согнутый крючком и прямой. Они предполагали, что Бетти выберет крючок, чтобы вытащить корзинку за ручку. Однако эксперименты не всегда идут по плану. Другая ворона стащила крючок до того, как его нашла Бетти. Однако Бетти это не смутило. Она смотрит на мясо в корзинке, потом замечает прямую проволоку. Поднимает ее клювом, засовывает один конец в трещину в полу и, помогая себе клювом, сгибает другой конец проволоки в крючок. Вооруженная таким образом, она вытаскивает корзинку из колбы. «Такую проволоку Бетти увидела впервые, говорит Касельник. - Но она поняла, что ею можно воспользоваться, сделав крючок в том месте, где это было необходимо, и согнула ее, чтобы она стала нужного размера». С Бетти проводились и другие эксперименты, и каждый раз от нее требовалось что-то новое. Например, нужно было изготовить крючок из алюминиевой пластинки, а не из проволоки. И всякий раз Бетти изобретала новое орудие труда и справлялась с поставленной задачей. Разве это не творческий подход? Ложь и коварство. Следующий признак наличия разума - понимание мотивации другого существа. Умеют ли какие-нибудь животные видеть мир чужими глазами? Да - потому что некоторые из них способны на такую непростую вещь, как... обман. Чтобы намеренно исказить реальность в глазах другого, необходимо понимать, как тот воспринимает эту реальность, определять его намерения и предсказывать реакцию. Некоторые ученые утверждают: человеческий интеллект развился отчасти из-за трудностей существования в окружении сообразительных, расчетливых и лживых существ. Эксперименты доказывают: обезьяны тоже способны на хитрость и намеренную ложь. Гориллы, шимпанзе, орангутаны способны распространять неверные сведения и скрывать верные. Они могут симулировать хромоту, притворяться дружелюбными, не демонстрировать до поры до времени свою агрессию, прятать от сородичей еду, скрывать свои интерес к чему-то. Например, орангутан Чантек однажды стащил и припрятал понравившийся ему ластик, а потом сообщил хозяину ластика на языке глухонемых, что будто бы съел его вещь. Известен также случай, когда самец мартышки, стремясь помешать общению своей пассии с соперником, издал ложный сигнал тревоги, пугая все стадо якобы приближением леопарда. Однако это, скорее, пример не проникновения в чужое сознание, а воспоминания собственного опыта и чужой реакции на какое-либо действие. На последнее способны даже птицы. Например, западная кустарниковая сойка, своровавшая орех, знает: если другая сойка увидит, как она прячет добычу, - его украдут опять. Поэтому первая сойка обязательно вернется и перепрячет орех, когда другая сойка улетит. Рассказывает Ники Клейтон, работающая в птичьем питомнике-лаборатории Кембриджа: «Это можно было бы описать так: “Я знаю, что ты знаешь, где я спрятала еду, и если бы я была на твоем месте, я бы уж точно украла ее! Поэтому я собираюсь перепрятать свой запас в такое место, о котором ты не знаешь”». Исследования Клейтон и ее коллеги Натана Эмери показало: необходимость запасать пищу на зиму приводит к развитию особых способностей. Некоторые птицы, возможно, могут вспоминать конкретное событие из прошлого. Так, кустарниковые сойки, похоже, знают, как давно припрятали свою добычу, и им удается достать ее до того, как она испортится. У людей такая память называется « эпизодической». Считается, что ею обладают только те виды животных или птиц, которые могут мысленно путешествовать в прошлое. Отнюдь не все ученые признают эту способность у кустарниковых соек, но Клейтон утверждает: «У нас есть веские доказательства того, что сойки точно помнят, что, где и когда они спрятали».
Разум животных способен не только на коварство - но и на бескорыстную помощь.
Помощь и дружба. Однако разум животных способен не только на коварство - но и на бескорыстную помощь. Еще в первой половине прошлого века был описан опыт: испытуемая обезьяна сидела в клетке и никак не могла сообразить, как достать фрукт, лежащий по другую сторону решетки. Более сообразительная обезьяна Султан, уже выполнявшая это задание, сидела с той же стороны решетки, где был плод. Понаблюдав за усилиями товарища какое-то время, Султан начал перемещаться поближе к решетке, подобрался к ней вплотную, потом несколько раз оглянулся на человека, быстро отодрал планку от крышки стоящего рядом с решеткой ящика и дал планку испытуемой обезьяне, чтобы она смогла подтащить плод к себе. В следующий раз в похожей ситуации ученый отдал Султану две трубочки тростника, из которых самка Хика не могла ничего сделать. Султан смастерил из них длинную палку и отдал Хике, чтобы та смогла подтянуть к себе фрукт. Объектом эксперимента была Хика, но ведь у Султана был выбор: или самому съесть его, или отдать Хике. «Часто психологи недооценивают открытия, связанные с животными, - говорит Клайв Уинни из Флориды, изучающий голубей и сумчатых. - Но мы уже начинаем обращать внимание на интеллект, существующий во всем животном царстве. Перед нами куст, а не дерево с одним стволом, идущим только к нам». Открытия, касающиеся разума у животных, происходят постоянно. Некоторые зоопсихологи даже стали жаловаться: стоит им только обнаружить у животных способность, напоминающую человеческую, как их коллеги, которые специализируются на изучении мозга человека, тут же меняют определение этой способности. Чтобы путаницы не возникало. Дельфиний язык. В конце шестидесятых годов ХХ века психолог Луи Герман начал изучать способности дельфина афалины. Подобно людям, дельфины крайне общительны и, если можно так сказать, космополитичны. Среда их обитания - весь мир от Приполярья до субтропиков; они очень болтливы и обладают особыми сенсорными навыками, такими, например, как эхолокация. В восьмидесятых годах в лаборатории по изучению морских млекопитающих бассейна Кевало на Гавайях Герман наблюдал за четырьмя молодыми дельфинами - Акеакамай, Феникс, Элеле и Хиапо. Любопытные и игривые дельфины своей контактностью поражали Германа и его студентов. Ученый рассказывает: « Мы старались заставить их проявить свои интеллект в полной мере, подобно тому, как учителя стараются выявить потенциал ребенка. Ведь у дельфинов объемный и очень сложный мозг». Для общения с дельфинами Герман изобрел язык жестов, который включал даже простейшую грамматику. Движение сжатым кулаком, напоминающее накачивание насосом, значит «обруч», руки, вытянутые над головой, - «мячик». Жест «подплывай», если его сделать одной рукой, означает «достань и дай». Реагируя на команду «обруч, мячик, достань», Акеакамай толкала мяч в обруч. Но если порядок слов менялся на «мяч, обруч, достань» - она приносила обруч к мячу. Со временем дельфиниха научилась интерпретировать и более сложные команды, как, например, «направо, корзина, налево, фрисби, в», что означало: положи фрисби, которая находилась слева, в корзинку справа. Изменение команд «слева» и «справа» меняло действия дельфина. Акеакамай понимала и выполняла все команды с первого раза. Герман продолжает: «Это очень болтливые животные. Они, например, могут имитировать случайно выбранные звуки, которые мы передаем по радио в их аквариум. Это, вероятно, связано с их потребностью в общении. Я не говорю, что существует дельфиний язык. Но они способны понимать новые указания, переданные на языке, которому мы их обучили - они достаточно умны для этого. Вообще многое из того, что делают дельфины, считалось раньше недоступным животным. Например, они правильно истолковали, с первого раза, жесты человека, показанного им на телеэкране за подводным окном. Они поняли, что телевизионные образы - это изображение реального мира, на которое и реагировать можно, как на реальный мир». Дельфины с удовольствием имитируют движения своих инструкторов. Если тренер выгибается назад и поднимает ногу - дельфин тоже переворачивается на спину и приподнимает свой хвост. Хотя имитация рассматривалась раньше как простейший навык, в последние годы ученые выяснили, что это очень сложное действие. Имитатор должен мысленно представлять собственное тело, а также проводить параллель между собой и тренером. «Вот Элеле, - говорит Герман, демонстрируя фильм, в котором самка дельфина следует указаниям тренера. - Доска для серфинга, спинной плавник, прикосновение». Элеле мгновенно подплывает к доске и, повернувшись на бок, осторожно кладет на нее спинной плавник. Тренер поднимает руки вверх, что значит «Ура!» И Элеле прыгает в воздух, взвизгивая и пощелкивая от удовольствия. «Элеле обожает все делать правильно, - рассказывает Герман. - И еще она большая выдумщица. Она с радостью откликается на знак “создай”, с помощью которого мы предлагаем дельфинам самим придумать и сделать что-нибудь». На воле дельфины часто движутся синхронно - прыгают из воды и ныряют бок о бок. Однако ученым не известно, каким сигналом они пользуются, чтобы обеспечить такую точную координацию движений. Герман надеялся выведать информацию об этой технике у своих подопечных. В фильме показано, как тренеры попросили Акеакамай и Феникс придумать трюк и вместе выполнить его. Дельфинихи отплыли от края бассейна, покружились около десяти секунд под водой, затем выпрыгнули, завертелись по часовой стрелке вертикально в воздухе, пуская ртом фонтаны воды. Причем все маневры они выполняли синхронно. «Ничему этому их не учили, - продолжает свой рассказ Герман, - и нам это явление кажется абсолютно загадочным. Мы не знаем, как они это делают». Пути дельфинов и приматов разошлись миллионы лет назад. «У нас с ними нет общей биологии или экологии, - продолжает Герман. - Однако есть сходство в общении, вероятно вызванное потребностью создавать отношения и союзы, усиленное длительными периодами материнского взращивания и долголетием. Похоже, для развития интеллекта всем необходимы одинаковые условия - очень непростые жизненные обстоятельства».