Поиск
x
Журнал №189, июнь 2019
Журнал №69, апрель - май 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Наука
Древнее золото Болгарии
Текст: А.Р.Уильямс Фотографии: Кеннет Гаррет
19 февраля 2013
/upload/iblock/21b/21b3fffee323e8eeaabbc55d6f06b0f2.jpg
Древности земли Болгарии были местом соприкосновения двух великих культур – фракийской и греческой. Здесь интенсивно работают археологи, ведутся раскопки, уже обнаружено множество уникальных исторических памятников. Но ученым приходится торопиться: необходимо опередить «черных копателей» – грабителей, которые разрушают захоронения и сбывают ценные артефакты на нелегальном рынке. А еще нужно успеть исследовать территории, предназначенные под жилую застройку. Археолог Георгий Китов раскапывает курганы и купольные гробницы правителей Древней Фракии, где под земляными насыпями скрыты каменные сооружения, нередко украшенные фресками. Он использует бульдозеры и экскаваторы – и потому за неделю выполняет работу, на которую обычно, при раскопках, ведущихся вручную, потребовались бы месяцы упорного труда. По-другому нельзя, объясняет Китов: мародеры в поисках сокровищ готовы сровнять с землей любой археологический памятник. «У них намного больше денег, более совершенная техника, – говорит Георгий. – Я пытаюсь спасти то, что они могут уничтожить. И довольно часто мне удается их опередить».
Болгария – настоящее Эльдорадо, гигантская сокровищница, скрывающая несметные богатства.
Китов – фигура противоречивая. У одних он вызывает восхищение, у других – негодование. «Копать только вручную, без использования техники, – пустая трата времени», – заявляет он. Чтобы быстрее закончить раскопки, ему приходится работать менее тщательно и аккуратно, а это вызывает недовольство многих его коллег. Кто-то называет Китова охотником за сокровищами. Другие – археологом-шоуменом, главная заслуга которого – умение красноречиво рассказать о своих находках прессе. Однако у Китова много сторонников. По их мнению, в защиту ученого можно привести один простой аргумент: почти половина золотых и серебряных предметов, которые хранятся в крупнейших музеях Болгарии, обнаружена при раскопках под его руководством. Это поразительной красоты ожерелья и серьги, классической формы чаши с изящными ручками, множество кубков и кувшинов, детали конской упряжи, богато украшенные доспехи, поножи с великолепной чеканкой, искусно сделанная корона в виде переплетенных дубовых листьев, царская маска. Если бы не «ускоренные» раскопки Китова, все это, скорее всего, досталось бы «черным копателям». Для них Болгария – настоящее Эльдорадо, гигантская сокровищница, скрывающая несметные богатства. Некоторые из сохранившихся здесь погребений относятся к IV тысячелетию до нашей эры. На протяжении веков земли современной Болгарии были связующим звеном между Азией и Западной Европой. Здесь прошли толпы сменявших друг друга завоевателей, путешественников, торговцев и переселенцев. Фракийцы, македонцы, греки, римляне, персы, славяне, булгары, византийцы и турки – все оставили здесь следы своего пребывания. Сегодня эти артефакты стоят целое состояние. Любой, обнаруживший их, может разбогатеть, продав свои находки на черном рынке. Сооруженные между пятым и третьим веками до нашей эры царские фракийские курганы, покрытые ковром буйной растительности, – легкая добыча для мародеров. Множество огромных насыпей, напоминающих гигантские муравейники высотой с многоэтажный дом, стоят вдоль дорог или возвышаются прямо посреди распаханных полей. Китов ведет раскопки в Казанлыкской долине, протянувшейся на 94 километра. Здесь, среди плантаций роз, у подножия хребтов Средна-Гора и Стара-Планина виднеются тысячи таких земляных гор, еще около 25 тысяч разбросаны по всей стране. На многих из них видны свежие «шрамы» от недавних нелегальных раскопок – неровные траншеи, ржавая земля, с которой содран травяной покров. Иногда, правда, оказывается, что гробницы уже были разграблены, часто в далеком прошлом. Вместо золота и серебра мародерам могут достаться вазы с росписью, бронзовые скульптуры или фрески – все это тоже можно выгодно продать на нелегальном рынке. По законам Болгарии археологические древности являются собственностью государства, и когда-то этот закон соблюдался беспрекословно. В 1949 году трое братьев, жителей Панагюриште, копая за городом глину для кирпичей, наткнулись на девять богато украшенных сосудов из чистого золота, которые пролежали в земле более двух тысячелетий. Братья знали, что нарушителей закона ждет суровое наказание, и послушно передали свою находку властям. Правда, тогда мало кому могло прийти в голову продать сокровища: найти покупателей было сложно, да в этом и не было особой необходимости. Заводы и фабрики, производившие все, начиная с консервированных фруктов и заканчивая автоматами Калашникова, обеспечивали полную занятость населения страны, об остальном заботилось государство. Другой крупный клад был обнаружен в 1985 году: крестьянин из села Рогозен нашел в огороде тайник со 165 золотыми и серебряными сосудами. Он также передал находку государству. Эти артефакты и по сей день хранятся в крупнейших музеях страны. Могло ли такое произойти сегодня? Сложно сказать. В 1989 году, когда началось крушение социалистической системы, ухудшилась и ситуация в Болгарии. Страна и сегодня не до конца оправилась от кризиса. Многие заводы закрыты, безработных – сотни тысяч. Тем, кому удалось найти работу, едва хватает на жизнь: средняя заработная плата – двести долларов. Некоторые, чтобы прокормить семью, занимаются разграблением могильников – таких людей называют «черными копателями». «Торговля археологическими древностями сегодня приносит больше прибыли, чем наркобизнес», – говорит известный болгарский археолог Николай Овчаров. Преувеличение? Быть может. Но продавать артефакты сейчас действительно очень выгодно. Не остались в стороне от столь доходного дела и государственные служащие. Несколько случаев известны всем. Так, здесь вам расскажут историю про то, как мэр одного из городов поехал однажды с семьей и друзьями за город на пикник и решил попробовать раскопать один из похожих на курган холмов – вдруг повезет и попадется что-нибудь стоящее? Вы услышите и рассказ о том, как за нелегальные раскопки был арестован полицейский, а также о том, как из музея, вероятно не без помощи его сотрудников, исчезли старинные монеты и ювелирные изделия стоимостью несколько миллионов долларов. Не очень крупные артефакты можно увидеть на уличном базаре в центре Софии. Они скромно лежат на столиках рядом с медалями Второй мировой войны, старыми печатными машинками и пластинками «Битлз». «И это всего в пятидесяти метрах от здания парламента, – гневно восклицает Овчаров. – Я видел там выставленные на продажу украшения фракийских колесниц, монеты, пряжки. И не какие-то там подделки, все подлинники!» Выгоднее всего можно продать древние вещи из драгоценных металлов или камней и керамические изделия, украшенные росписью. Ценнейшие артефакты, среди которых попадаются настоящие шедевры, оседают в домах немногих богатых болгарских коллекционеров – они могут позволить себе купить их за наличные, не задавая при этом лишних вопросов. Ходят слухи о том, что коллекционеры даже платят «черным копателям», которые зачастую связаны с мафией. Это нелегальный бизнес, поэтому никто не знает подробностей (или не хочет ими делиться). Некоторые считают, что это еще не самое плохое. По крайней мере, уникальные находки остаются в стране. И если коллекции, собранные незаконным способом, легализуют, возможно, владельцы когда-нибудь выставят их на всеобщее обозрение. Больше всего беспокойства вызывает самая темная сторона этого бизнеса – международная контрабанда. «Лучшие вещи из Болгарии вывозятся – в Вену, Лондон, Цюрих, – говорит Овчаров. – И все знают об этом. Недавно в Берлине я был в антикварном магазине, который битком набит фракийскими древностями». Никто не сможет сказать, сколько артефактов из разграбленных захоронений покидает страну, но большинство экспертов считают, что Болгария стала главным европейским экспортером древностей, добытых незаконным путем. Для жителей Болгарии, всегда ощущавших неразрывную связь с прошлым своей земли, это настоящая трагедия. Здесь все пропитано историей, современная безликая архитектура еще не успела наводнить страну. Глубина культурных слоев, образованных за тысячелетия, очень велика, при проведении земляных работ постоянно находят все новые памятники древности. Так, при постройке софийского метро был раскопан фрагмент кирпичной стены эпохи Древнего Рима. Ее сохранили, и теперь в переходе метро расположен мини-музей. В балканских странах, границы которых всегда вызывали множество споров, дошедшие до наших дней памятники древней материальной культуры особенно важны. Они дают людям ощущение своих корней, убеждают в том, что они по праву владеют этой землей. В каждом болгарском городе, даже самом маленьком, есть музей, где выставлены артефакты, найденные в этой местности. По выходным здесь множество посетителей – это люди разного возраста и социального положения, интересующиеся прошлым своей страны.
Находки Китова и его коллег, исследующих фракийскую культуру, меняют традиционные представления об истории Древнего мира.
«Даже в самые трудные, голодные времена после демократических перемен 1989 года люди приходили в музей», – рассказывает Божидар Димитров, директор Национального исторического музея в Софии. Он делает все возможное, чтобы привлечь посетителей и увеличить прибыль от платы за вход. «Людей интересуют золотые и серебряные экспонаты», – говорит Димитров. Поэтому он находит деньги на новые раскопки. В 2004 году в течение августа, когда у музеев нет недостатка в посетителях, здесь побывало семь тысяч человек. Годом позже, после открытия экспозиции, в которой были представлены золотые вещи из фракийского захоронения, музей посетили уже 68 тысяч человек. Если умножить это на стоимость входного билета (пять левов, или чуть больше трех долларов), получится неплохая сумма. А деньги музею нужны. «После 1989 года государство не могло финансировать раскопки, – объясняет Димитров, – несколько лет мы пребывали в крайней растерянности, а потом начали искать новые способы выжить». Ученым теперь приходится самим искать средства на раскопки. Однако большинство их находок не столь уж эффектны: окаменелости, кости, грубые изделия из керамики – поэтому им сложно привлечь спонсоров. Как правило, в год им удается собрать не более десяти тысяч долларов на проведение археологических работ. Но тот, кому удается обнаруживать все новые древние гробницы, содержащие уникальные артефакты, находится в более выигрышном положении. Китов в удачный год мог получить до 65 тысяч долларов из иностранных фондов, 30 тысяч – от болгарских бизнесменов, 20 тысяч – от Национального музея. Всего – 115 тысяч. Но зато при раскопках он ни на минуту не должен забывать о своих спонсорах, заинтересованных в результате, и наступающих ему на пятки мародерах. Поэтому он так спешит. У Китова нет времени на интервью (а может, просто не хватает терпения). «Я согласился побеседовать с вами только из-за фракийцев, – говорит он, – хочу, чтобы мир узнал, что на свете был такой народ – великий народ». Находки Китова и его коллег, исследующих фракийскую культуру, меняют традиционные представления об истории Древнего мира. Античные греческие авторы, описывая своих северных соседей, представляли их настоящими варварами. Но Дионис, греческий бог вина, веселья и плодородия, по происхождению был фракийцем. Из Фракии родом и музыкант Орфей, герой греческих мифов. Выходит, у фракийцев было что позаимствовать. А данные раскопок говорят о том, что у них было и богатство, и власть, и самобытное искусство. «Теперь мы понимаем, что фракийская культура не менее интересна, чем греческая или римская», – говорит Овчаров. А сохранившиеся здесь фракийские и античные памятники привлекают в Болгарию все больше туристов. Добавьте сюда солнце и песок Черноморского побережья, а также ожидающееся вступление в Евросоюз – и вы поймете, что вскоре Болгария станет еще более популярна. Сегодня во всех прибрежных городах от Варны до Созопола активно ведется строительство: здесь выросли целые новые кварталы из недавно возведенных домов и вилл. То здесь, то там видны подъемные краны, стройка не прекращается ни на минуту. Яркие рекламные щиты на английском и немецком языках наперебой предлагают недвижимость, обещая обеспечить любого комфортным современным жильем. За двухкомнатную квартиру просят 170 тысяч долларов. Отреставрированный дом на старой улочке, мощенной булыжником, обойдется в 700 тысяч. Большая часть побережья не застроена, на недвижимости здесь еще будут делаться состояния. Пик строительного бума впереди. У археологов это вызывает двойственные чувства. По закону об охране памятников в местах залегания культурных слоев перед началом строительства должны проводиться раскопки. Казалось бы, перед учеными открывается огромное поле для исследований. Но объем работ слишком велик. Димитар Недев, директор Археологического музея в Созополе, выглядит уставшим. На побережье все больше участков земли отдается под застройку, и ученые изо всех сил пытаются угнаться за бешеными темпами строительства. На каждый участок у них есть месяц, максимум – шесть недель, поэтому они спешат и так же, как и Китов, используют не только кирки, лопаты и мягкие кисточки, но также бульдозеры и другую технику. «Мы пытаемся спасти то, что вскоре может быть уничтожено», – говорит Недев. На побережье у Созопола археологи раскапывают кладбище греческой торговой колонии, основанной на фракийской территории в 610 году до нашей эры. Оно тянется на пять километров, погребения уже расчищены. Только что обнаружен скелет, на плече – бронзовая булавка, чуть выше головы – несколько осколков керамики. Не золото, конечно, но и эта находка добавляет уникальные штрихи к картине прошлого колонии, которая сыграла ключевую роль в появлении города-порта Созопола. «Культурное наследие – вот что может увеличить приток туристов», – считает Недев. Все, что помогает воссоздать историю, для него имеет огромную ценность. Эта часть кладбища обречена: когда ученые закончат работу, здесь начнется строительство; а вот его участок двумя километрами ниже после раскопок стал частью музея под открытым небом. Каменные бордюры, расчищенные от песка, обозначают обочины древней дороги. По обеим сторонам – могилы, рядом – часть античного водопровода (видны большие глиняные трубы-водостоки). Напротив остатков древних сооружений строят дом из бетонных блоков: уже готовы два этажа, торчит стальная арматура. Два года назад археологи обнаружили здесь лишь рядовые захоронения. И Любомир Женов, военный в отставке, без особого труда получил разрешение на строительство. Он мечтает о собственной гостинице. Однако стройка продвигается медленно, не хватает денег, ведь единственный заработок в семье – зарплата его дочери. «Это все для внуков, – объясняет Женов, – хочу, чтобы у них был свой бизнес, Созопол же вскоре станет крупным туристическим центром». Вступление в Евросоюз привлечет сюда больше туристов, говорит он, хотя никто не знает, изменит ли это жизнь к лучшему. Но у него есть внуки и незавершенное дело – он должен верить в будущее и продолжать строить.