Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №193, октябрь 2019
Журнал №71, сентябрь–октябрь 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
История

Фанагория, полис древний: подземные и подводные тайны античного города

Анастасия Крутикова
16 сентября 2019
Завершился очередной полевой сезон раскопок на территории античного города Фанагории, окруженного некрополями и полного удивительных находок. Фонд «Вольное Дело», основанный Олегом Дерипаской, и Институт археологии РАН подводят итоги.

О смерти и традициях 

Полторы тысячи лет назад – в V веке н.э. – в древнем античном городе Фанагории на Таманском полуострове погибла богатая семья: воинственный муж, его супруга и трое их детей, одному из которых едва ли было больше двух лет. Причиной тому стало то ли военное столкновение, то ли болезнь, скосившая всех пятерых.

В последний путь усопших провожали пышно и с размахом – как и было принято в позднеантичные времена. Их положили рядом в семейную усыпальницу. На детей постарше (скорее всего, мальчиков) надели их ременные гарнитуры и портупеи, самому младшему в гроб положили сосуд – вероятно, из него кормили ребенка. Женщина была наряжена в лучшее платье, ворот которого был расшит золотом, на ее шее застегнули ожерелье из золотых пластин. Рядом оставили сумочку и несколько шкатулок, инкрустированных деревом и запирающихся на замок. У изголовья поставили блюдо с заупокойной трапезой – целым боком барана, а также несколько сосудов, среди которых был стеклянный, изящный и явно очень дорогой. Вход в гробницу заслонили каменным надгробием с высеченным на нем изображением всадника на лошади. Это дань главе семьи: он был городским воином, о чем говорят и серебряные пряжки на его ногах, которыми крепилась специальная обувь (а возможно, и шпоры), и щит в его изголовье.   

Шли века. Гробницу чудом не разграбили многочисленные охотники за древними артефактами, и этим летом археологи научной экспедиции Института археологии РАН обнаружили склеп, вес инвентарь в нем и останки семьи нетронутыми. 

_MG_0084.jpg
Слева направо: отец семейства, мать и двое их детей. Гробик с самым младшим ребенком уже извлечен из склепа.
_MG_0089.jpg
Воротник, расшитый золотом, на женском одеянии сохранился лучше всего
_MG_0086.jpg
Рядом с погребенными были оставлены изящные сосуды
_MG_0088.jpg
От заупокойной трапезы – бока барана – остались одни ребра

Если встать на самый край глубокой (семь метров) могильной ямы, можно увидеть, как лучи палящего солнца играют на тяжелом золотом украшении, аккуратно лежащем на ключицах женского скелета. Он лежит, повернув голову к детям, покоящимся справа от матери. Останки самого младшего из них вместе с миниатюрным гробиком уже достали – от них практически ничего не осталось, зато другие скелеты сохранились на удивление хорошо, как и вся обстановка погребальной камеры. На месте и блюдо с бледными бараньими ребрами, на месте сосуды и шкатулки, даже кожаная портупея мужчины-всадника, к которой крепился меч и которой, судя по потертости пряжек, он активно пользовался. Все это нетронутое, лишь бережно расчищенное, пока лежит на своих местах, но совсем скоро отправится на тщательный анализ в лаборатории Института археологии РАН. 

– Как правило, такие погребения редко остаются в целости и сохранности. Мы находим их изувеченными древними грабителями, все, что в них находится, как правило, безнадежно утрачено. Самое ценное украдено, все ненужное – сломано и выброшено. А в этом погребении все сохранилось так, как и было оставлено полторы тысячи лет назад, – рассказывает Алексей Ворошилов, руководитель Некропольского отряда Фанагорийской экспедиции и научный сотрудник Института археологии РАН. 

 

DJI_0474.jpg
Фото предоставлены фондом «Вольное Дело»

Фанагорийский некрополь является неистощимым источником находок самых разных эпох - эллинистической, римской и позднеантичной. Его площадь – более трехсот гектаров. Если смотреть на карту окрестностей Фанагории, где захоронения отмечены красным, курганы кажутся на ней щедро рассыпанными брусничными гроздьями. Некрополь окружает город по периметру с трех сторон (с четвертой Фанагория выходит к морю) и считается самым большим в России. 

Дивной сохранности семейная усыпальница – только одно из последних открытий научной экспедиции Института археологии РАН, совершенных на территории государственного историко-археологического музея-заповедника «Фанагория» этим летом. Cтатус федеральной значимости античный город получил в 2014 году самым первым в России – за свою неординарность и широкие перспективы изучения. Финансирует масштабные исследования фонд «Вольное Дело», основанный Олегом Дерипаской больше 20 лет назад. Именно благодаря тесному сотрудничеству с фондом в этом году успешно завершился 16-й археологический сезон раскопок на территории музея-заповедника. В самой Фанагории исследования проводятся не менее активно, чем на некрополе – и она все еще считается малоизученной территорией. Археологи работают на двух раскопах, которые называют «Верхним городом» и «Нижним». 

DJI_0328.jpg
«Верхний город» – на холме, «Нижний» – у его подножия

О роскоши и процветании

«Верхний город», раскинувшийся на холме, – дословно акрополь – историческое ядро древнегреческого полиса. Фанагория была основана в VI веке до нашей эры (около 539 г. до н.э.) переселенцами из греческой области Иония, находившейся на берегу Малой Азии. В благословенные времена расцвета античной эпохи уровень цивилизации здесь был высоким – граждане жили в просторных домах площадью до 200 квадратных метров, пользовались канализацией и возносили молитвы своим богам. 

– Раскапывать город архаического времени на такой площади – это невероятная удача и кропотливый труд. Работы ведутся на этой площади почти 25 лет. Важно то, что мы смогли понять городскую планировку древнейшего образца – спустя столько лет!  Я уже не говорю о конкретных домах и конкретных находках, – делится Алексей Завойкин, заместитель начальника экспедиции, который руководит работами на “Верхнем городе”.
_MG_9496.jpg
Фото предоставлены фондом «Вольное Дело»

Именно здесь прошли первые несколько десятилетий жизни новоиспеченных фанагорийцев. Здесь был административный, политический и ремесленный центр полиса. Акрополь пересекали мощеные битыми черепками улицы – одна с севера на юг, другая с запада на восток. За оборонительными стенами раскинулась хора – сельскохозяйственная территория, на которой граждане занимались земледелием, возделывая обширные участки плодородной земли. Город являлся крупным транзитным центром на торговом пути из Меотиды в Средиземноморье. На морском побережье был построен порт, в который заходили корабли со всей греческой ойкумены. Жители Фанагории активно торговали - рабами, шкурами животных, воском и медом. В больших количествах везли в полис вино и оливковое масло, без которых жизнь древних греков представить решительно невозможно. Позже – торговали отборным зерном.

– А где здесь можно ходить? – робко спрашиваю у Алексея Завойкина, аккуратно спускаясь на дно раскопа.
– Да практически везде, просто выбирайте, куда поставить ногу, – беспечно отвечает он, и я все равно стараюсь наступать след в след за ним. Вокруг остовы зданий из сырцового кирпича и камня. Подвал, в котором мы стоим, некогда являлся частью постройки «удивительной красоты», но был уничтожен в страшном пожаре: об этом свидетельствуют остатки стен, прокалившихся до кирпично-красного цвета. Здесь же, на территории акрополя, археологи обнаружили следы древнейшего на территории России античного храма. Историки предполагают, что это была постройка классического и простейшего эллинского типа «храм в антах». Внутри еще сохранились следы алтаря-очага.   

О религии и прощании

В конце V в. до н.э. Фанагория вошла в состав древнейшего на территории России государства – Боспорского царства, сохранив значительные элементы своей независимости. Город просуществовал около 16 веков и погиб в результате вражеского нашествия в X веке н.э. Свидетельства этого позднего этапа нужно искать на другом раскопе, который находится ниже акрополя, значительно меньше по площади и хранит в себе свидетельства совсем иного времени и событий. Раскоп «Нижний город» заложили в 2014 году. В его культурный слой умещаются три века – с шестого нашей эры до девятого, когда Фанагория исчезла с лица земли – точнее, скрылась под землей, предоставив ученым открывать заново ее историю слой за слоем. 

– Мы не знали, почему город в один момент был просто брошен, – рассказывает руководитель  Фанагорийской комплексной экспедиции Института археологии РАН Владимир Кузнецов, – но видели, что жителями города были просто оставлены дома с утварью, в домах валялись амфоры, пифосы, в которых хранили вино. Мы терялись в догадках, почему это произошло. Но недавно в ходе экспедиции были обнаружены 16 человеческих скелетов. Некоторые из них погибли явно насильственной смертью. Так мы поняли, что город был захвачен врагами, которые вынудили граждан покинуть его. 

Варварами, заставившими фанагорийцев покинуть город, скорее всего были племена русичей, которые в то время – в конце IX века – проходили через эти земли в Персию. Об этом, отмечает начальник экспедиции, свидетельствуют арабские письменные источники.  

DJI_0380.jpg
«Нижний город» – средневековые кварталы Фанагории

Этот сезон отличился для исследователей «Нижнего города» двумя уникальными находками: они обнаружили предметы из древнего христианского храма – фрагменты столешницы и купели из мрамора. Артефакты датируются V-VI вв. нашей эры. Столешница могла использоваться в качестве алтаря, стола для подношений, а также во время литургических и поминальных трапез. Это свидетельствует о наличии в Фанагории одного из первых в Боспорском царстве христианских храмов. О том, что христианство распространилось в Фанагории еще в 4 веке н.э., косвенно свидетельствует множество находок, но точно известно, что уже в V веке здесь была своя епархия, которую возглавлял епископ Иоанн: его подпись стоит на документах патриаршего Синода 519 года в Константинополе.

Алтарный-столик-из-Фанагории-5-6-вв..jpg
(Фрагмент полукруглой алтарной столешницы)

«В плане раннего появления христианства Фанагория уступает Херсонесу разве что в том, что здесь не крестились древнерусские князья», – уверяет Владимир Кузнецов.

Этим удивительно найденное на Восточном некрополе захоронение семьи. Хотя оно относится к V веку н.э., наличие заупокойной трапезы и античный тип склепа говорят о том, что здесь покоятся выходцы из языческой среды. А ведь в то время христианская община в Фанагории наверняка была многочисленной – и это свидетельство, что люди разных верований уживались вместе в фанагорийских стенах.

_MG_0084.jpg

Из-под ног при каждом шаге рассыпаются в стороны кузнечики – единственные постоянные обитатели Фанагории в наше время. Впрочем, археологов и специалистов самых разных областей тоже можно назвать ее полноправными жителями. В этом году здесь работали 250 человек, среди которых археозоологи, антропологи, нумизматы, специалисты по лазерному сканированию местности с воздуха и другие узкопрофильные специалисты. В этом году научная экспедиция РАН работала с геологами из МГУ, которые собираются провести изотопный анализ камней вулканических пород, найденных на территории раскопов, и установить с точностью до конкретного вулкана, откуда именно дефицитный товар был доставлен в полис. 

_MG_9356.jpg
Фото предоставлены фондом «Вольное Дело»
_MG_9377.jpg
Фото предоставлены фондом «Вольное Дело»
_MG_9441.jpg
Фото предоставлены фондом «Вольное Дело»
_MG_9474.jpg
Фото предоставлены фондом «Вольное Дело»
_MG_9398.jpg
Фото предоставлены фондом «Вольное Дело»

О море и кораблекрушениях

Свидетельства давно минувших веков ищут (и находят) не только под землей, но и под водой. В Фанагории подводные археологические работы ведутся так же долго, как и обычные раскопки – впервые затопленную часть города исследовала экспедиция Блаватского в 1960-х годах, которая положила начало детальному изучению затопленной части античных городов Северного Причерноморья. Сейчас начальник подводного отряда Фанагорийской комплексной экспедиции Сергеей Ольховский вместе со своими подчиненными живет в палатках прямо на берегу Черного моря – они ловят последние дни, пока стоит хорошая погода, и все время проводят за работой. А работы – целое море! 

Мы заходим в «штаб» подводников, устроенный прямо на берегу моря. В небольшом помещении тихо и уютно, издалека слышится шелест волн. К стене прислонены две гитары, на заваленном какими-то чертежами, ноутбуками и проводами столе яркой обложкой бросается в глаза книга Льва Гумилева. На стене висит карта – схема магнитного поля в акватории Фанагории. 

– Если мы сейчас погрузимся под воду в ближайшей части акватории, мы на дне ничего глазами не увидим. Там будет просто слой песка из абразии берегового обрыва, который несколько веков подряд размывает сильными штормами. Все объекты, которые есть здесь (а они здесь есть несомненно) замаскированы слоем песка. Чтобы что-то найти, неплохо было бы сначала понимать, где копать. Для этого на протяжении последних 6-7 лет здесь и проводятся геофизические съемки – так мы можем копать не наугад, а хотя бы примерно представляя, где нужно провести разведку и дальнейшие раскопки, – объясняет необходимость таких карт Сергей Ольховский, заведующий центром подводного археологического наследия ИА РАН. 

В этом году из-под воды были подняты множество керамических находок, а также два византийских якоря. Уже восьмой год проводится доследование уникальной находки – корабля правителя Фанагории Митридата Евпатора. В 2011 году подводная экспедиция ИА РАН обнаружила на дне остатки древнегреческого гребного судна, пришедшего в гавань Фанагории для подавления мятежа в городе против Митридата Евпатора в 63 году до н. э. и потопленного там повстанцами. Корабль идентифицировали по тарану со звездой и полумесяцем – символам династии Митридата и его власти. 

– Важно восстановить реальные очертания носовой части корабля и сделать это не на основе наших предположений и домыслов, а на основе фактических деталей, которые нам могут сказать гораздо больше, чем кажется на первый взгляд. Эту мы подняли в этом году в связи с необходимостью провести работы по моделированию, – Сергей указывает на деревянную часть корабля, которую он ненадолго достал из таза с соленой водой. В течение часа-двух после того, как элемент достают со дна, создается его виртуальная реконструкция. Сергей делает несколько эффектных кликов, и на экране ноутбука появляется объемная деталь, которую можно рассмотреть со всех сторон – точь-в-точь такая же, что лежит рядом на столе, темная от влаги. 

«В результате трехмерной съемки каждая из извлеченных деталей получает цифровую реплику миллиметровой точности, которая в дальнейшем войдет в состав будущей модели корабля из подобных достоверных деталей. По такой же технологии можно обрабатывать и керамические находки, которые мы находим в большом количестве, даже художники не успевают отрисовывать».

Весь Таманский залив является уникальной площадкой по сохранению под водой органики. После кораблекрушений (которые даже в мелководном заливе из-за сильных ветров и больших волн случались нередко) предметы быстро попадали под слой песка и илы и не разлагались – они оказывались в бескислородной среде. В отличие от других кораблекрушений, остатки которых находят на относительно небольших глубинах в Средиземном и Черном море, здесь любое дерево сохраняется прекрасно. 

– К вопросу о сохранности дерева, – добавляет Сергей, разворачивая большой и длинный  лист бумаги. Кот, который с хозяйским видом спал прямо на изображении корабля, сделанном с помощью фотограмметрии, с недовольным видом слезает с шелестящего листа и снова сворачивается в клубок чуть поодаль, прикрывая глаза под монолог начальника подводного отряда. – На дне моря корабль лежит на боку. Из-за этого один борт сохранился от киля до планширя полностью, а с другой стороны он был практически уничтожен. Но благодаря тому, что правый борт есть весь, мы можем восстановить его фактические очертания и смоделировать корабль целиком, несмотря на утрату левого. Аналогов такой находки в России до сих пор не обнаружено. Ни по типу, потому что есть все основания утверждать, что этот корабль военный, ни по сохранности. Вряд ли это был транспорт для перевозки воинов, это было скорее быстрое посыльное судно, тем не менее оснащенное тараном на случай неприятных встреч. 

О времени и знании

Фанагория отличается от других российских античных городов одной особенностью – после того, как город покинули жители, он больше не застраивался. Еще в XIX веке европейские путешественники писали, что на поверхности еще были видны брошенные фанагорийские дома и оборонительные сооружения. Позже их разобрали на камни местные жители, но новыми зданиями территорию так и не застроили.

Благодаря этому в любом месте города (и за его пределами, не стоит забывать о некрополе) при желании ученых можно вести научные исследования – и составлять из мозаики артефактов многоцветный витраж истории. Совсем скоро недалеко от раскопов, на месте Восточного некрополя, при поддержке фонда «Вольное Дело» будет построено здание музея-заповедника «Фанагория». И все находки, которые продолжает дарить – а иногда с неохотой отдавать – археологам древний город, будут выставлены здесь, на своей исторической родине. 

«Не все понимают, зачем мы тратим годы и годы на то, чтобы исследовать Фанагорию, – говорит руководитель Фанагорийской комплексной экспедиции Владимир Кузнецов, – Мы работаем не для того, чтобы что-то найти. Мы копаем не для того, чтобы раскопать. Мы пытаемся получить новый источник знания. Ведь если письменный источник лежит себе в библиотеке, то материальные остатки – в земле. Их надо достать, интерпретировать, реконструировать историю места, особенно если письменных источников недостаточно или вовсе нет».

Сложно не заметить, что время здесь течет по-другому. Места археологических исследований, да еще такого масштаба – это совершенно другой мир неожиданных находок, твердых фактов и смелых гипотез. И пока где-то далеко, за пределами музея-заповедника, жизнь неумолимо летит вперед – здесь она потихоньку отступает назад, с каждым новым срытым слоем, с каждым новым открытием превращаясь в машину времени для команды Фанагорийской экспедиции.