Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
National Geographic №195, декабрь 2019
National Geographic Traveler №72, ноябрь 2019 – январь 2020
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
История

Британцы – хозяева Батуми, 100 лет назад

National Geographic Россия
03 августа 2019
stamp.png
1919: Батумская марка с деревом алоэ. Конфискована британцами и снабжена соответствующей надпечаткой.
История государства Батум – это в первую очередь история о конфликте интересов великих держав и о жажде нефти, настолько обычная для XXI века, что уже приелась. И как всегда, Великобритания находилась в самом центре событий. Именно британцы правили Батумом с декабря 1918 по июль 1920 года.

Одна из самых интересных книг на стыке истории и географии, изданных в последние годы – «Исчезнувшие страны. 1840–1970» – вышла в свет вторым изданием. Автор, норвежский писатель и филателист Бьёрн Берге рассказывает о странах, которых уже нет, через выпущенные ими почтовые марки. Мы публикуем в сокращении одну из глав, про государство Батум.

map.png
«Исчезнувшие страны. История в почтовых марках».

Период: 1918—1920
Страна: Батум
Население: 20 000 Площадь: 50 км2

Батум – обычный приморский городок на кавказском побережье Черного моря. Ничего особенного, но, будучи конечной остановкой транскавказской железной дороги, он приобрел некоторое значение на международной арене, и в 1899 году его посетил великий норвежский писатель Кнут Гамсун. Он оставил такое описание Батума:

«Город расположен в болотистой, нездоровой, но чрезвычайно плодородной местности; он окружен лесами, полями кукурузы и виноградниками. Там и сям вершины гор выжжены, и по их голым склонам бродят курды и пасут своих баранов. Над верхушками густых лесов высятся развалины замков. […] Жизнь в Батуми носит отчасти южноамериканский характер. В столовую гостиницы приходят люди, одетые в модное платье, в шелковых туалетах и драгоценностях. […] Улицы в городе широкие, но не мощеные, ездят и ходят по песку. В гавани кишмя кишат корабли, небольшие парусные суда, которые приходят сюда с юга, даже из Турции, и большие европейские пароходы, совершающие рейсы в Александрию и Марсель».

Гамсун восхищен городом, однако недоволен «нездоровым» климатом, которым Батум обязан окружающим его болотам. Всему виной осадки: в Батуме очень часто идут дожди.

Через пару лет после путешествия Гамсуна юный Иосиф Сталин оттачивал в этом городе свое мастерство революционера, организовывая забастовки и постоянно попадая под арест за подстрекательство. Сталин так гордился этими эпизодами своей биографии, что позднее попросил Михаила Булгакова написать биографическую пьесу «Батум». Под неуспыным наблюдением вождя пьеса вышла вымученной и плоской, и разочарованный Сталин отправил весь тираж на макулатуру, а постановку отменил.

Несколько месяцев спустя Булгаков умер от серьезной болезни почек.

«Жизнь в Батуми носит отчасти южноамериканский характер. В столовую гостиницы приходят люди, одетые в модное платье, в шелковых туалетах и драгоценностях», – Кнут Гамсун

В 1925 году в Батум в качестве комиссара от Лиги Наций приехал норвежский путешественник и исследователь Фритьоф Нансен. Он намеревался помочь армянам, пережившим геноцид 1915 года, наладить свою жизнь на Кавказе. При Нансене находился его секретарь Видкун Квислинг.

Город им понравился. Нансена раздражала аллея раскидистых пальм на главном бульваре: «Эти вялые пучки зелени на высоких стволах напоминают истрепанные метлы». У него был наготове совет для городской администрации: «Клены и липы с раскидистыми кронами подошли бы куда лучше».

Нансен и Квислинг отправились осматривать трубопровод, который с начала XX века использовался для переправки нефти из Баку, где на тот момент находилось крупнейшее в мире разведанное месторождение.

Разработка этого месторождения началась в 1870 году и покрывала до 50% мирового спроса. Важную роль в этой деятельности играла шведская компания «Бранобель» под руководством Людвига Нобеля – брата Альфреда Нобеля, изобретателя динамита и основателя Нобелевской премии. После Первой мировой войны в Европе началась настоящая истерия, связанная с «черным золотом». Британский министр иностранных дел лорд Керзон заявил: «Дело союзников плыло к победе на нефтяной волне».

В конце декабря 1918 года после отступления войск османов Батум был оккупирован британской двадцатитысячной армией. Инженеры немедленно приступили к ремонту и модернизации насосов и трубопровода.

Жители города не поддерживали оккупантов. В то же время различные группы местного населения вели между собой бои за независимость, а с севера наступали большевики, гоня перед собой волну беженцев.

Когда британцы поняли, что издержки, связанные с захватом Батума, не укладываются ни в какие рамки, они отказались от своей затеи, и летом 1920 года суда британского флота забрали всех солдат. Батум достался туркам под предводительством Кемаля Ататюрка, который, впрочем, передал его большевикам в обмен на гарантии безопасности для местного мусульманского населения.

Во время британской оккупации работа почтовой системы находилась в ведении батумского городского совета. Поэтому, когда дело дошло до выпуска собственных почтовых марок, портреты британских монархов не рассматривались в качестве очевидного выбора, как это бывало в британских колониях. Вместо этого городской совет придумал для марки местный мотив: красивое дерево алоэ и кириллический текст «Батумская почта». Первый тираж появился 4 апреля 1919 года – в нескольких цветовых вариантах в зависимости от номинала. Но после того, как городской совет поддержал всеобщую забастовку, весь тираж был изъят и снабжен надпечаткой «British occupation», а затем снова введен в обращение.

Мой экземпляр (на фото выше) достоинством в 7 рублей принадлежит как раз к этим маркам. Скорее всего, он подлинный, хотя в последующие годы выпускалось множество подделок батумских марок. О подлинности свидетельствует положение третьей и четвертой ветвей дерева, образующих латинскую букву V: на подделках они чаще всего параллельны.

Те из нас, кого время волнует меньше, чем пространство, могут сейчас задуматься о возможности случайной встречи между Гамсуном, Сталиным, Нансеном и Квислингом — к примеру, за обедом в ресторане при железнодорожном вокзале, где к столу подают вареного осетра и водку. Заговори они о политике, то наверняка бы поладили, но скорее всего они принялись бы живо обсуждать особенности ухода за усами, а Квислинг послужил бы им беспристрастным арбитром.