Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
National Geographic №194, ноябрь 2019
National Geographic Traveler №72, ноябрь 2019 – январь 2020
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Человек

Женщины на войне

Текст и фото: Линси Аддарио
02 декабря 2019
MM8625_171204_001158.jpg
Морские пехотинцы должны быть сильными, чтобы в случае ранения вынести своего товарища с поля боя. Младший сержант морской пехоты США Габриэль Грин поднимает равного ей по весу сослуживца во время учений на корабле ВМС на базе «Кэмп Лежен» (Северная Каролина). Из 38 тысяч новобранцев, которые поступают в корпус на службу каждый год, около трех с половиной тысяч – женщины (или, по официальному выражению, «морские пехотинцы женского пола»).
Фото: США
Они принимают все более активное участие в вооруженных конфликтах: сражаются на передовой, выступают миротворцами в горячих точках.

Город в пустыне на востоке Сирии. 12 курдов охраняют двух заключенных, оба сидят на земле. Их взял в плен отряд народной самообороны (ОНС), состоящий в основном из курдов. Это произошло во время операции по зачистке от боевиков ИГИЛ* (*запрещенная в России организация) Аль-Багхуз-Фавкани, последнего оплота Исламского государства в Сирии. Пленники ждут, когда их отвезут в лагерь, где уже находятся десятки тысяч сторонников ИГИЛ* и членов их семей. Охранники всем своим видом демонстрируют, что это их триумф.

В 100 метрах курдские бойцы-женщины с автоматами АК-47 за плечами присматривают за женщинами и детьми, которых задержали как членов семей боевиков. Бойцы подразделения, известного как отряд женской самообороны (ОЖС), болтают между собой, несколько пленных женщин дымят сигаретами (под властью ИГИЛ* им курить запрещалось). Другие поправляют волосы, смотрясь в свои мобильные телефоны, как в зеркальца (в ИГИЛ* женщин, которые не покрывают волосы или открывают лица, бьют кнутом). Время от времени кто-нибудь из отряда женской самообороны заговаривает с женщинами в паранджах.

MM8625_190307_013997.jpg
В секретном месте на севере Сирии курдские бойцы-женщины стоят по стойке смирно с оружием в руках – так в этом году они отметили Международный женский день.

Когда начинает светать, некоторые бойцы ОЖС решают посмотреть на врага поближе. Поначалу они подходят к двум пленникам словно бы случайно. Затем, медленно и целенаправленно, окружают мужчин и начинают их разглядывать. Не так давно в этом городе женщину за такое поведение могли казнить. Но ИГИЛ* пал, и защитницы курдской Сирии потребовали равных прав со своими братьями по оружию, ведь они вместе сражались на передовой, приближая победу.

MM8625_190306_009752.jpg
Сирия Завтрак в Дерике у турецкой границы: оливки, сыр, йогурт, хлеб. На стене – фотография с тремя женщинами, они погибли в бою.

На просторах от сирийской пустыни и саванны Южного Судана до истерзанных войной джунглей на западе Колумбии все больше женщин участвует в военных действиях. У них разная униформа и жизненные обстоятельства, но схожие причины, заставившие отправиться на войну: все они хотят служить своей стране. Хотят показать, что сильны, уверены в себе и способны воевать не хуже мужчин; хотят подать пример своим детям и доказать кое-что самим себе. Некоторые упоминают более возвышенную цель, о которой не говорят их коллеги-мужчины: они стремятся сделать жизнь женщин и девочек лучше – в своей стране, в регионе, во всем мире.

Как минимум в 16 промышленно развитых странах женщинам разрешено выполнять боевые задачи. Но даже когда закон разрешает женщинам участвовать в боевых операциях, командиры не торопятся посылать их в бой. Впрочем, в современную эпоху терроризма и межнациональных конфликтов женщины в любой армии мира «могут оказаться в бою, потому что само поле боя может оказаться где угодно», уверена подполковник морской пехоты Мисти Поузи, до середины 2019 года служившая командиром женщин-новобранцев в Пэррис-Айленде. «Даже если вы занимаете административную должность или работаете в снабжении, вас могут отправить на передовую. Все женщины-военные это знают», – поясняет Мисти.

MM8625_190220_00008433.jpg
Спину прямо! Старший сержант морской пехоты США Холли Малвихилл (26 лет), инструктор по строевой подготовке в Пэррис-Айленде, выкрикивает замечания 18-летней Мелиссе Родригес Флорес. Новобранцы, независимо от пола, проходят обучение в Пэррис-Айленде по общей программе.
MM8625_190222_00012899.jpg
Новобранец морской пехоты США Даннель Каллмс (19 лет) ждет новых приказов во время изнурительной финальной стадии обучения в Парис-Айленде. Каждая девушка-новобранец знает, что если она продержится до церемонии выпуска, ей вручат эмблему с орлом, земным шаром и якорем. А еще –в первый раз назовут ее морским пехотинцем.
MM8625_190223_00017678.jpg
Новобранцы морской пехоты Пэррис-Айленда криками поддерживают друг друга, карабкаясь по канату, – это один из этапов сложнейшего 54-часового испытания «Тигель». Солдаты, получая минимальный рацион и почти не имея возможности поспать, должны выполнять различные задачи, среди которых подъем по канату и марш-бросок на 80 километров с оружием в руках.

Укоренившееся представление о «слабом поле» часто заставляет женщин-новобранцев сомневаться, что они смогут справиться со всеми задачами. Поузи и слышать об этом не желает: «Женщин учат слабости. Но можно, наоборот, стать сильнее». По окончании обучения, гордится Поузи, большинство морских пехотинцев женского пола «знают, что они способны внести свой вклад в общее дело» наравне с мужчинами.

В сирийской пустыне, пока захваченные бойцы ИГИЛ* ждут, когда их отвезут в лагерь, участница ОЖС Нуда Загрос размышляет о будущем. «Мы хотели бы бороться везде, где угнетают женщин, – говорит она. – Мы хотим бороться за равенство. Мы не желаем, чтобы нами помыкали, и сами не хотим никем помыкать. Мы все равны».

Борцы за независимость: Сирия

Уже без малого десять лет силы сопротивления сирийских курдов принимают в свои ряды женщин. ОЖС, исключительно женское подразделение, насчитывает более 20 тысяч участниц; многие из них – верующие мусульманки, которые решительно отвергают дискриминирующие женщин толкования ислама. «Мы добровольцы, – говорит одна из девушек, командир подразделения. – Мы не позволяем другим нападать на наши города и убивать наших братьев и сестер. Наши семьи считают, что мы, женщины, можем включиться в борьбу за свободу».

MM8625_190306_011387.jpg
Командир курдских сил безопасности 33-летняя Шейха Ибрагим, подняв ребенка, пробирается сквозь толпу беженцев в лагере Аль-Холь в северной Сирии. Курды управляют лагерем, в котором нашли приют тысячи женщин (многие – с детьми), сдавшихся или сбежавших из опорных пунктов ИГИЛ.
MM8625_190307_019675.jpg
Курдские бойцы окружили женщину, пожелавшую остаться в Аль-Багруз-Фавкани после того, как в марте силы ИГИЛ покинули город. Женщины, которые присоединились к ИГИЛ – неважно, добровольно или насильно, – нуждаются в помощи: им предстоит переосмыслить свою, тоталитарную, версию ислама. «Они неправильно понимают религию», – говорит одна из участниц ОЖС.

Не сдаваться: Колумбия

Несмотря на попытки прекратить партизанскую войну, затянувшуюся в Колумбии на десятилетия, Армия национального освобождения (АНО) отвергает соглашения о прекращении огня. Солдаты прячутся в тайных передвижных лагерях и продолжают совершать боевые вылазки. Члены АНО, которых правительство страны и другие колумбийцы считают террористами и вымогателями, говорят о себе как о борцах за справедливость. «Я мечтаю, – рассказывает боец, которую все зовут Команданте Есения, – чтобы в моей стране было социальное равенство и равенство полов. Я сталкиваюсь с мачизмом даже в наших небольших отрядах».

MM8625_190212_005159.jpg
Книга, которую держит в руках Команданте Есения из АНО, о любви. А еще соотечественникам на сторожевом посту у реки она читает вслух работы по идеологии и истории АНО. Больше половины из своих 36 лет Есения провела среди партизан; двое ее детей живут с родственниками (те не воюют).
MM8625_190212_006925.jpg
У реки Сан-Хуан, где бойцы АНО восстанавливались и тренировались в начале этого года, несколько женщин перекладывают груз в лодку, чтобы идти вверх по течению: там они будут упражняться в стрельбе. «Когда я присоединилась к АНО, я мало что понимала и почти ничего не умела, – рассказывает 18-летняя Эстефания. – Теперь я умею готовить, стрелять. Но я все еще не умею сражаться».
MM8625_190212_005262.jpg
Чтобы оставаться неузнанными, Эстефания и другие бойцы АНО всегда запрещают фотографировать свои – нередко совсем юные – лица. Хотя Эстефания еще подросток, она уверяет, что уже два года провела в лесах с партизанами. Стирая одежду в реке, она никогда не снимает свои украшения и медальон от собачьего ошейника (там выгравирована молитва «Отче наш»).

Вооруженные стражи: Южный Судан

MM8625_190621_25590.jpg
Старший сержант ООН 37-летняя Жозефина Мухавенимана (в центре) пережила геноцид 1994 года в родной Руанде. Раньше она была офицером полиции в Кигали, а сейчас патру-лирует лагерь безопасности для гражданских лиц в столице Южного Судана, Джубе. «Я с детства хотела стать полицейским, – рассказывает она. – Считаю, что могу выполнять ту же работу, что и мужчина».
MM8625_190618_22717.jpg
Монгольские женщины давно входят в число миротворцев ООН, которые патрулируют лагеря безопасности в Южном Судане.
MM8625_190618_21149.jpg
Младший сержант миротворческих сил ООН 39-летняя Джимаа Сухочир из Монголии в церемониальной одежде, которую она специально привезла в Бентиу. «Я очень хочу показать африканцам, как выглядит традиционный наряд монгольской женщины», – объясняет Джимаа.

19 500 миротворцев Организации Объединенных Наций защищают мирных жителей в раздираемом войной Южном Судане; 1600 бойцов – женщины из разных стран (руководство пытается улучшить гендерный баланс в вооруженных силах, которые ООН посылает в разные уголки мира). «Это вопрос не только цифр, но и нашей эффективности», – заявил недавно Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш. По его словам, увеличение числа женщин-миротворцев действительно помогает поддерживать мир.