Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
National Geographic №194, ноябрь 2019
Журнал №71, сентябрь–октябрь 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Наука

Инки, надменные владыки Анд

Текст: Хизер Прингл
12 сентября 2011
/upload/iblock/7e6/7e6f97fc2daf7dd7cf6844f1b6e5257d.jpg
Люди, не знавшие железа и колеса, умели перемещать камни весом более ста тонн. Шедевр инкских зодчих и украшение перуанских Анд, резиденция Мачу-Пикчу, на протяжении столетий служит памятником великой империи, канувшей в Лету.
Фото: Роберт Кларк
/upload/iblock/e3c/e3c9b9078c1d31a9e76d28f8dfe3cb7c.jpg
Каменная стена в Ольянтай-тамбо когда-то окружала поместье, принадлежавшее правителю Пачакутеку-Инка-Юпанки
Фото: Роберт Кларк
/upload/iblock/de0/de086d9836dcedec4538c6251c9d53bd.jpg
В маленьких свертках своих мертвых хоронили представители народа чачапойя (левый сверток). Завоевавшие их инки позаимствовали идею, только свертки стали делать побольше (сверток справа). Музей Леймебамбы, Чачапойяс, Перу.
/upload/iblock/ec8/ec899727ea37c11e272262b821e26c48.jpg
Мумии прежних правителей расставили по главной площади Куско, чтобы дать им символическую возможность отведать чичи – кукурузного вина. Нынешний император, поднявшись на возвышение, провозглашает тост. Он – посредник между настоящим и прошлым, которое олицетворяют его предки. Каждого из них облачили в роскошные одеяния и принесли сюда из личной резиденции, которой Инка владел и после смерти. На эту ежегодную церемонию, проводимую перед началом посевных работ, люди стекались со всех концов империи.
Фото: Художники Джон Фостер, Джефф Осорн; Аманда Хоббс, NGM STAFF
/upload/iblock/2d6/2d6f875dddfeb7871452ef10e509bd27.jpg
Одежда женщин, ожидающих подъемника у Абра-Малаги, отражает историю их страны: шали – дань традициям инков, а вот шляпы с загнутыми вверх полями и пышные юбки – наследие испанцев.
Фото: Роберт Кларк
/upload/iblock/412/412e4ebc495dedd192f8dca8b5a2518b.jpg
Вода в террасных бассейнах соляных копей Марас отличается высоким содержанием минералов. При испарении выделяется соль. Недаром племя, населявшее эти края, называло себя «качи», что на местном языке означало «соль».
Фото: Роберт Кларк
/upload/iblock/c04/c0466e1f77ee1fc6fd201fc3f1196b30.jpg
Уличные торговцы поджидают туристов на священном для инков острове на озере Титикака.
Фото: Роберт Кларк
/upload/iblock/5b1/5b10e979c64d36e482eb8142e181aced.jpg
В окрестностях Чинчеро правитель Тупак-Инка-Юпанки когда-то возвел себе резиденцию. Сегодня здесь – пестрая мозаика из фермерских полей. Древние инки тоже использовали эту землю: на высоте более 3600 метров над уровнем моря они выращивали картофель, пасли стада одомашненных лам и альпака.
Фото: Роберт Кларк
/upload/iblock/4c5/4c59d7ccbd376d5957412b34f3962481.jpg
Юкай: перуанский крестьянин проверяет, как сохнет собранная кукуруза. Инки вывели высокопродуктивные сорта этого злака, которые и сегодня культивируются в долине реки Урубамбы. Кукуруза была главной культурой империи, она кормила всех, и прежде всего солдат, из нее делали пиво для празднеств.
Фото: Роберт Кларк
Малочисленное южноамериканское племя поднялось на самую вершину власти и создало могущественную империю, которая изменила облик гор и покорила народы.
На далеком перуанском острове Такиле, посреди огромного озера Титикака, сотни людей на площади погрузились в молчание, внимая молитве католического священника. Жители Такиле, среди предков которых были и инки, пришедшие на этот остров более пяти столетий назад, бережно хранят традиции: ткут необычайно яркие ткани, говорят на языке инков и обрабатывают землю, как делали это веками. А в праздники собираются на площади и танцуют под звуки деревянных дудок и барабанов.
Брайан Бауэр был уверен: корни династии инков уходят глубже XV века.
Сегодня на Такиле празднуют фиесту Сантьяго, или День святого Иакова. Во времена инков это был бы праздник Ильяпы – бога грома и молний. Когда молитвы стихают, четверо мужчин, облаченных во все черное, поднимают простые деревянные носилки, на которых восседает раскрашенная статуя Сантьяго. Следуя за священником во главе небольшой процессии, они проносят святого перед всеми собравшимися на площади – столетия назад точно так же в праздники инки проносили на плечах мумии своих правителей. Имена этих правителей излучают силу и мощь: Виракоча-Инка (Бог-Творец и Правитель), Уаскар-Инка (Правитель Золотой Цепи), Пачакутек-Инка-Юпанки (Тот, Кто Переделывает Мир). Впрочем, Инка и правда переделали мир. Но как именно малочисленное безвестное племя из долины Куско сумело захватить Анды и создать великую империю, построенную на точнейшем учете продовольствия и поразившую пришельцев из Европы грандиозными сооружениями? Ответ на этот вопрос ученые нашли лишь недавно. Македонский из Анд. Долгое время считалось: великую империю создал один-единственный гений. Блистательный Пачакутек, первый правитель инков, этакий местный Александр Македонский, как предполагалось, в начале XV века превратил горстку глинобитных хижин в могущественную империю на протяжении жизни одного лишь поколения. Сейчас передо мной под лучами жаркого перуанского солнца стоит человек в поношенной бейсболке и синих джинсах, сумевший изменить это представление. Этого худощавого 54-летнего мужчину зовут Брайан Бауэр. Брайан, археолог из Университета Иллинойса в Чикаго, прибыв в 1980-х годах в Перу, был уверен: корни династии инков уходят глубже XV века. Вместе со своим коллегой Р. Аланом Кови, ныне археологом из Южного методистского университета в Далласе, и командой помощников-перуанцев он в течение четырех полевых сезонов вдоль и поперек прочесывал крутые горные склоны – и в итоге обнаружил тысячи неизвестных памятников инкской культуры. Стало очевидно: государство инков возникло между 1200 и 1300 годами. А могуществом их одарило... изменение климата. Прежние владыки этих земель, правители государства Уари, к началу XII века утратили власть. Отчасти это случилось из-за засухи, которая, свирепствуя в Андах более ста лет, привела к голоду и смуте. Во всех уголках Перуанского нагорья стычки местных вождей за скудные запасы воды и еды стали нормой. Толпы беженцев устремились в горы – лишь на холодных, открытых всем ветрам вершинах на высоте более четырех тысяч метров можно было укрыться от набегов.
Исследователи обнаружили тысячи неизвестных памятников инкской культуры. Стало очевидно: государство инков возникло между 1200 и 1300 годами.
А вот в плодородной долине Куско недостатка в источниках воды не было – и земледельцы из племени инков с места не двинулись. Пока менее удачливые соседи истребляли друг друга, процветающие селения инков объединились в маленькое государство, способное защитить себя от вражеских набегов. И между 1150 и 1300 годами, когда климат в Андах значительно потеплел, инки из Куско сумели этим потеплением воспользоваться. По мере роста температуры они постепенно поднимались по горным склонам на 250–300 метров, сооружая многоярусные земледельческие террасы, орошая поля и собирая рекордные урожаи кукурузы. По словам Алекса Чепстоу-Люсти, палеоэколога из Французского института Андских исследований в Лиме, переизбыток урожаев позволил инкам «освободить большое количество людей для других видов деятельности – например, строительства дорог или поддержания крупной армии». И вот настал день, когда Инка смог призвать больше воинов и обеспечить оружием и продовольствием более многочисленную армию, чем любой другой из вождей-соседей. Всё дело в ламах. Вооружившись «большой дубинкой», инкские владыки начали заглядываться на чужие земли и богатства. Они стали заключать династические союзы с вождями соседних племен и расточать дары новым союзникам. Если же соседи не велись на дипломатию – их усмиряли силой. И постепенно сформировалось мощное государство со столицей – священным городом Куско. Окрыленные успехом, инкские цари обратили взоры дальше – на богатые земли вокруг озера Титикака. В XV веке один из величайших правителей инков, Пачакутек-Инка-Юпанки, замыслил военный поход на юг, в земли колья. Так зародилась империя. Надменные владыки приозерных государств имели без малого 400 тысяч подданных. Их изобильный край манил к себе. Горные склоны прорезали золотые и серебряные жилы, а на сочных зеленых лугах паслись стада альпака и лам. Военные успехи в Андах во многом зависели именно от них: лама, единственное тягловое животное на всем континенте, могла перенести на спине груз весом 30 килограммов. Кроме того, ламы, а также альпака, – это мясо, кожа и шерсть. Военные пайки, обмундирование, передвижение армии – все зависело от наличия лам. И если бы правителю инков не удалось покорить владык, которым принадлежали эти стада, пришлось бы с трепетом ожидать дня, когда самим придется сдаться на милость победителю.
Пачакутек подчинял одного южного правителя за другим, и озеро Титикака стало жемчужиной в короне инков. Однако военные победы стали лишь первым шагом на пути к величию.
Сегодня археологи могут воссоздать картину генерального сражения. Пачакутек, восседая на богато украшенных сверкающих носилках, отдал приказ наступать. Играя на флейтах, вырезанных из костей врагов, и ударяя в военные барабаны из кожи, содранной с убитых противников, его воины двинулись на армию племен колья – живая стена, вселяющая страх и ужас. Когда туман битвы рассеялся, вся земля была усыпана телами воинов колья. Пачакутек подчинял одного южного правителя за другим, и озеро Титикака стало жемчужиной в короне инков. Однако военные победы стали лишь первым шагом на пути к величию. Если империя Александра Македонского развалилась сразу после его смерти, то наследие «Македонского из Анд» было куда более жизнеспособным. Потому что здесь после воинов за дело взялись чиновники и строители. Хотите покорности? Стройте дороги! Когда в какой-либо из провинций вспыхивало восстание, инкские правители устраивали переселение народов: разбавляли местное население верными подданными, а непокорных забирали поближе к столице. Жителей отдаленных, окруженных высокими стенами деревень переселяли в новые города, которые располагались вдоль построенных инками дорог, – дороги обеспечивали быстрое продвижение войск. Наместники инков приказывали строить придорожные склады для этих войск, а подданные должны были заполнять склады провиантом и другими необходимыми запасами. Предусмотрено было все, и шансы на восстание стали ничтожны. Инки были гениями организации. Андская цивилизация достигла расцвета. Инженеры превратили разрозненные группы дорог в единую систему, связавшую все уголки империи. Крестьяне создавали ирригационные каналы, разбивали высокогорные земледельческие террасы, где выращивали около семи десятков различных культур, и запасали в хранилищах столько продовольствия, что на нем можно было продержаться от трех до семи лет. Чиновники в совершенстве овладели инвентаризацией. Они знали о содержимом всех хранилищ на территории бескрайней империи, ведя учет с помощью андской формы компьютерного кода – связок из разноцветных нитей с комбинацией узелков под названием кипу. Каменотесы возводили шедевры архитектуры. Власть после смерти. Около 1493 года на престол взошел новый правитель – Уайна-Капак. В то время казалось, что династии инков подвластно все на свете. При строительстве новой столицы в Эквадоре рабочие, не знавшие колеса, перетащили каменные глыбы из долины Куско на расстояние 1,6 тысячи километров по горной дороге, петляющей серпантином на головокружительной высоте. Для этих работ Уайна-Капак согнал более 4,5 тысячи бунтующих подданных. А маленькая армия из мужчин и женщин изменяла природу – удивительным по тем временам способом. При создании царской резиденции Уайны-Капака рабочие передвинули русло реки Урубамбы в южную часть долины, сровняли с землей холмы и осушили болота, чтобы посадить кукурузу, хлопок, арахис и перец чили. В центре «новой земли» из камней и кирпичей возвели загородный дворец Уайны- Капака – Киспигуанка. ...День клонится к вечеру, а мы с Аланом Кови, археологом из Южного методистского университета, бродим по руинам Киспигуанки, освещенным косыми лучами солнца. Уцелевшие стены ограждают территорию царского компаунда (хозяйственно-жилой массив) размером с семь футбольных полей. Здесь, на окраине современного города Урубамбы, особый микроклимат: это один из самых теплых и солнечных уголков в регионе – не чета холодной Куско. Я вполне понимаю царей, решивших сюда перебраться.
Маленькая армия из мужчин и женщин изменяла природу – удивительным по тем временам способом.
В просторных чертогах, окруженных парками, возделываемыми полями и садами, Уайна-Капак принимал гостей, играл в азартные игры с приближенными, потчевал их кукурузным пивом, супруга его занималась садом и ухаживала за голубями. Иногда царское семейство отправлялось на охоту. Для этого не нужно было выезжать за пределы поместья: в распоряжении правителя были уединенный охотничий домик и лес, где в изобилии водились олени и другие дикие звери. Около 1527 года Уайна-Капак умер в Эквадоре от какой-то загадочной болезни – но власти при этом не лишился. Приближенные мумифицировали его тело, перевезли обратно в Куско, и члены царской семьи часто посещали усопшего монарха, прося у него совета по важным вопросам и внимая ответам, которые изрекал восседающий рядом оракул. И после своей смерти Уайна-Капак оставался владельцем Киспигуанки и поместья: весь урожай со здешних полей должен был идти на то, чтобы веки вечные содержать в роскоши его мумию, слуг, жен и потомков. Поскольку традиции наследования были столь странны, что все чертоги оставались в собственности у правителей и после их смерти, неудивительно, что каждый Инка, взойдя на престол, строил для себя и своих потомков новый городской дворец и новую загородную резиденцию. На сегодняшний день археологи и историки обнаружили руины дюжины царских резиденций, построенных по меньшей мере шестью правителями. И изменилось все. Шел 1533 год. Сезон дождей – благоприятное время для коронации, и тысячи людей собрались на главной площади Куско, чтобы воздать почести новому правителю, юному мальчику. Двумя годами ранее, в разгар гражданской войны, на северных границах высадились иноземные завоеватели – закованные в стальные доспехи и вооруженные смертоносным огнестрельным оружием. Испанцы дошли до Кахамарки, северного города инков, где взяли в плен правителя Атауальпу. Восемь месяцев спустя они казнили своего царственного пленника, и их предводитель, Франсиско Писарро, посадил на престол марионетку – юного принца Манко-Инка-Юпанки.
Великие Инки и их потомки предприняли отважную попытку спасти символы власти. Слуги собрали драгоценные тела священных правителей и спрятали их в окрестностях Куско, где продолжали поклоняться им тайно – вопреки всем запретам испанских священников.
Сначала где-то вдалеке, потом все ближе и ближе раздавались голоса носильщиков юного царя, поющих ему восхваления. Затаив дыхание, все собравшиеся на площади взирали на торжественное шествие, над которым возвышался царственный юноша в сопровождении мумий своих предков, облаченных в пышные одежды и восседающих на великолепно убранных носилках. Иссохшие владыки и их супруги напоминали обо всем, что унаследовал Манко-Инка от древней царской династии. Быть может, правители других земель и довольствовались тем, что выставляли напоказ скульптурные или живописные изображения своих славных предков. Но инкам было этого мало – они должны были продемонстрировать великолепно сохраненные тела своих прародителей. В последующие несколько месяцев испанские завоеватели присваивали себе дворцы Куско и обширные загородные поместья и брали в жены и любовницы девушек из царской семьи. Разгневанный Манко-Инка поднял восстание и в 1536 году попытался прогнать чужестранцев со своих земель. Когда его армия потерпела поражение, он бежал из Куско в Вилькабамбу - город, затерявшийся в джунглях, и оттуда стал насылать на испанцев отряды партизан. Этот оплот сопротивления пал лишь в 1572 году. В вихре тех грозных лет обширная сеть инкских дорог, хранилищ, храмов и дворцов мало-помалу пришла в упадок. И тогда Великие Инки и их потомки предприняли отважную попытку спасти символы власти. Слуги собрали драгоценные тела священных правителей и спрятали их в окрестностях Куско, где продолжали поклоняться им тайно – вопреки всем запретам испанских священников. В 1559 году губернатор Куско, Хуан Поло де Ондегардо, решил искоренить это идолопоклонство. Он организовал официальные поиски мумий и допросил сотни людей. Вооружившись полученной информацией, разыскал и захватил останки 11 царей и нескольких цариц. Колониальные чиновники демонстрировали некоторое время мумии Пачакутека, Уайны- Капака и двух других царственных особ в качестве диковинных редкостей в Лиме, в госпитале Сан-Андрес, пациентами которой были только европейцы. Но в сыром приморском климате мумии стали разлагаться. Поэтому испанские чиновники тайно похоронили величайших правителей инков вдали от Анд и всех тех, кто их любил и почитал. Долгое время информация об истории инков ограничивалась рассказами местной знати, записанными испанцами. На руинах Куско вырос колониальный город, похоронивший под собой историю. А уже в наши дни, в начале 1980-х годов, перуанские Анды накрыла волна беспорядков – и более десяти лет мало кто из ученых отваживался проникнуть в сердце древней империи. Зато сегодня археологи стремятся наверстать упущенное, намечают для раскопок тысячи новых мест и по крупицам собирают колониальные документы.
С помощью радара ученые просканировали отмеченную территорию и обнаружили нечто похожее на подземный сводчатый склеп. Бауэр и его коллеги предвкушали сенсационное открытие.
В 2001 году Брайан Бауэр и его перуанские коллеги, историк Теодоро Ампе Мартинес и археолог Антонио Коэльо Родригес, отправились на поиски мумий Великих Инков, надеясь восстановить справедливость и вернуть перуанцам важную часть их культурного наследия. Несколько месяцев они изучали старые архитектурные планы больницы Сан-Андрес в центре Лимы, где сейчас располагается школа для девочек. В конце концов наметили несколько возможных мест захоронения Пачакутека и Уайны-Капака. С помощью радара ученые просканировали отмеченную территорию и обнаружили нечто похожее на подземный сводчатый склеп. Бауэр и его коллеги предвкушали сенсационное открытие. Но когда археологи наконец проникли внутрь этого запыленного тайника, их постигло горькое разочарование. Склеп был пуст. «Судьба мумий Великих Инков остается неизвестной», – грустно улыбается Бауэр. Значит, главные открытия еще впереди.