Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №192, сентябрь 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Наука

Китай: зеленый или черный?

Текст: Билл Маккиббен Фотографии: Грег Жерар
23 июня 2011
/upload/iblock/ea0/ea09483d0026eaac4336b195e1f2d943.jpg
Со статуей Будды на севере Китая соседствует угольный склад. Пройдут десятилетия, и запасы угля в стране могут значительно сократиться, что приведет к необходимости использовать возобновляемую энергию.
Фото: Грег Жерар
/upload/iblock/8a7/8a7f75c86a8d37605321205bde5f48b4.jpg
Желание Китая поскорее избавиться от использования ископаемых видов топлива воплощено в сверхскоростном пассажирском экспрессе, который, развивая скорость 350 километров в час, внушает пассажирам одновременно благоговение и ужас. Через несколько лет в стране будет построено 13 тысяч километров рельсовых путей для высокоскоростных поездов.
Фото: Грег Жерар
/upload/iblock/c23/c23e951d9e08ad57424a366fbb11bd70.jpg
В богатом угледобывающем городе Ордос в провинции Внутренняя Монголия стремительно растет новый район небоскребов. С 2000 года потребность Китая в энергии увеличилась в три раза.
Фото: Грег Жерар
/upload/iblock/f63/f63ae489c60b66fbfe1825c9d987b81c.jpg
Техник обходит с проверкой первую в Китае крупную «солнечную ферму» неподалеку от Шизуйшана. С момента подключения в 2009 году станция ежегодно вырабатывает по десять мегаватт электроэнергии. Этого хватает, чтобы обеспечить электричеством 10 тысяч квартир. Две трети обширной территории Китая идеально подходят для развития солнечной энергетики.
Фото: Грег Жерар
/upload/iblock/aea/aeaa7a6ffae6654f3194f953fd0cf955.jpg
В пекинском молле – одном из крупнейших в мире универмагов американского типа – более 500 разных магазинов борются за клиентов. Огромным спросом здесь пользуются автомобили и кондиционеры, вследствие чего страна превращается в крупнейшего мирового потребителя энергии.
Фото: Грег Жерар
/upload/iblock/bb7/bb7132e2ea3abd6dad8e221becb29471.jpg
Типичная картина индустриальной эры – башни охлаждения на электростанции города Ксиньлонжуан олицетворяют одну из первых попыток КНР получать электроэнергию из переработанных отходов угледобывающей промышленности. Хотя каждую неделю в Китае строится одна угольная электростанция, он опережает многие страны в создании новейших технологий, направленных на уменьшение загрязнения окружающей среды.
Фото: Грег Жерар
/upload/iblock/0e9/0e9f779b499c5e11a5fc86ce59d89d03.jpg
Жители города Чжэнбейпу расхватывают купоны на бесплатный мобильный телефон.
Фото: Грег Жерар
КНР уже вышла в лидеры по производству электричества из возобновляемых источников - энергии солнца и ветра. Осталось навсегда забыть про уголь.
Ни одна страна не вкладывает столько средств в экологически чистые технологии. И ни одна страна не сжигает столько угля для поддержания экономики. Рижао в провинции Шаньдун – один из сотен китайских городов нового поколения, бурно развивающихся и растущих с неимоверной скоростью. По шоссе, ведущему в город, машины движутся в восемь рядов, и это вовсе не час пик. С одной стороны, Рижао – оживленный и многолюдный порт, перспективный экономический центр, восточный край моста, соединяющего Европу и Азию. С другой стороны, из-за таких промышленных центров, как Рижао, Китай занимает первое место по объемам сжигаемого топлива и, как следствие, по выбросам парниковых газов.
Рижао – яркий пример города будущего. «Солнечную энергию используют 95 процентов всех домов», – с гордостью говорит Ю Хайбо.
Когда-то Китай называли «желтой опасностью», потом – «красной угрозой». Теперь его цвета – черный и зеленый. Противоречие цветов отражает противоречие двух тенденций развития современного Китая: страна проявляет деятельный интерес к перспективным способам производства энергии и поддержания благоприятной экологической ситуации, но стремительный рост промышленности сводит на нет заботу об окружающей среде. Рижао – яркий пример города будущего. Ю Хайбо, главный инженер Рижао, после совместного обеда ведет меня на крышу ресторана нашей гостиницы. Мы перелезаем через работающую на солнечных батареях отопительную систему отеля и, стоя на краю крыши, любуемся раскинувшимся внизу городом. Насколько хватало взгляда, крыши буквально всех зданий украшают такие же солнечные установки. «Солнечную энергию используют 95 процентов всех домов, – с гордостью говорит Ю. – Некоторые считают, что 99 процентов, но я бы не решился это утверждать». 95 или 99 – не столь важно – в любом случае это впечатляет. Водонагреватели на солнечных батареях в Рижао – не единственная инновация, прочно вошедшая в повседневную жизнь. Китай лидирует по внедрению технологий возобновляемой энергии – здесь установлено самое большое количество ветрогенераторов и производится больше всего солнечных батарей. Многие электростанции в КНР перешли в разряд так называемых сверхкритических. Такие электростанции гораздо меньше загрязняют окружающую среду, чем громоздкие бойлеры. Я проехал 275 километров к югу от Пекина, чтобы посмотреть на другой город будущего – Дежоу. Самое замечательное здание – Алтарь Солнца и Луны, отель, выполненный в современном креативном стиле. Он выглядит как конгресс-центр, окруженный кольцами Сатурна – огромным ореолом из солнечных батарей, снабжающих здание горячей водой и электричеством. За отелем находится главный офис корпорации «Химин», которая претендует на первое место в мире по установке элементов возобновляемой энергии. Хуан Мин, основатель компании, подсчитал, что его фирма установила более 14,5 миллиона квадратных метров панелей из труб, представляющих собой солнечные водонагреватели. Успех своего предприятия Хуан Мин объясняет тем, что оно старается изменить сознание людей с помощью специальных маркетинговых кампаний, которые проводятся по очереди в разных городах. «Мы устраиваем мультимедийные презентации, читаем лекции, приводим графики и диаграммы», – рассказывает Хуан. Алтарь Солнца и Луны – это только зачаток огромного солнечного города, в котором скоро появится солнечный 4D-кинотеатр, солнечный игровой видеозал, огромное колесо обозрения, работающее на солнечной энергии, а также солнечные лодки, которые можно будет взять в аренду на солнечной пристани. Своей главной задачей Китай считает создание экологически чистой экономики, но есть еще одна серьезная цель – экономический рост и обеспечение социальной стабильности. По некоторым оценкам, в стране ежегодно происходит 100 тысяч демонстраций и забастовок. Многие организуются в знак протеста против захвата земельных владений, плохих условий труда и низких зарплат. Люди, в надежде поправить свои дела, массово переезжают из бедных провинций в промышленные центры. Если рост китайской экономики не будет составлять как минимум 8 процентов в год, правительство не сможет обеспечить необходимое число рабочих мест. Хотя на данный момент такие задачи, как борьба с бедностью, переход на новый экономический уровень, КНР успешно решает. Развитие Китая поражает мировых экспертов. За короткий период страна перепрыгнула с феодального уровня развития на постиндустриальный. Китай развивается такими темпами, как не развивалось ни одно крупное государство в мире, и в основе столь бурного развития – успехи в энергетике. «По существу, – говорит один из чиновников, пожелавший остаться неназванным, – Китай старается использовать буквально каждую каплю топлива – каждый киловатт и каждый килоджоуль, который получают в стране, для своего роста и развития!».
Китайское экономическое «чудо скоро закончится, потому что окружающая среда за ним уже не поспевает».
Но, чем богаче становится Китай, тем больше он производит – ведь почти все, что связано с благосостоянием, берет свое начало у топливного бака либо у электрической розетки. Люди стремятся улучшить достигнутые результаты. Примером связи между промышленностью и уровнем жизни может служить город Ордос. Даже по китайским меркам над ним возвышается слишком много строительных кранов, возводящих бессчетное множество жилых домов. Огромная центральная площадь города выглядит не менее внушительно, чем площадь Тяньаньмэнь в Пекине, а гигантские статуи знаменитого Чингисхана, уроженца этих мест, возвышаются над обширным забетонированным пространством, превращая в карликов немногих забредших сюда туристов. Здесь расположен огромный новый театр, музей модернистского искусства и замечательная библиотека, построенная в виде наклоненных книг. Этот степной Дубай был создан благодаря высокоразвитой угольной промышленности. В этом районе находится шестая часть всего национального запаса угля, благодаря чему средний доход на душу населения к 2009 году вырос здесь до 20 тысяч долларов (порядка 600 тысяч рублей). К 2012 году местные власти поставили задачу довести эту цифру до 25 тысяч долларов (750 тысяч рублей). Однако китайцы все больше недовольны ухудшением экологической обстановки, связанным с ростом экономики. «Пока Китай, в основном, сосредоточен на развитии промышленности», – говорит работающая в Пекине Дебора Селигсон из Международного института ресурсов. Действительно, сталеплавильные и цементные заводы выделяют целые тучи углерода, хотя правительство и работает над тем, чтобы сделать их более эффективными. По мере стабилизации производственной базы государства рост таких предприятий замедлится. Недавно мне довелось проезжать деревню к северу от Пекина, где над дорогой были растянуты плакаты, осуждающие строительство нового золотодобывающего рудника, который наносит ущерб местным рекам. Заезжал я и на сам рудник: неподалеку от места разработок крестьяне в знак протеста взорвали автомобильную стоянку, разбили витрины и нарисовали на стенах граффити. Повод для подобных выступлений и вправду есть, причем более чем серьезный: в докладе китайского правительства подсчитано, что в 2008 году деятельность, наносящая вред окружающей среде, привела к сокращению роста ВВП почти на четверть. Официальные цифры могут свидетельствовать о росте экономики страны на 10 процентов в год, но если говорить о загрязнении воздуха и воды, которые неизменно сопутствуют этому росту, справедливо говорить лишь о 7,5 процента. В 2005 году заместитель начальника Главного государственного управления по охране окружающей среды КНР Пан Юэ сказал, что китайское экономическое «чудо скоро закончится, потому что окружающая среда за ним уже не поспевает». Но попытки включить показатели «зеленого ВВП» в официальную статистику вызвали протест со стороны правительства. На протест возникает ответный протест – в Китае набирают вес общественные организации. В городе Баотоу в офисе одной из таких структур – Федерации городской среды я нашел Дина Яоксяна. Директор Дин – один из самых веселых и обаятельных китайцев, которых мне приходилось встречать; ему понадобилась вся его харизма, чтобы превратить в реальную силу ассоциацию, в которую, благодаря его усилиям, входит миллион жителей района. Получив удостоверения защитников окружающей среды, они исполняют обязанности добровольных полицейских. «Если член ассоциации видит, что кто-то выбрасывает мусор на улицу, он идет и садится у порога дома этого человека, – рассказывает Дин. – Правительство не может за всем уследить. А добровольная организация способна воздействовать на человека. Она может и пристыдить». Необходимость заботы об окружающей среде пропагандируют и крупные предприятия. Компания «Сантек» стала одним из двух ведущих в мире создателей солнечных фотоэлектрических панелей. Каждую неделю она набирает новых служащих, и в первый рабочий день им показывают документальный фильм «Неудобная правда», в котором бывший вице-президент США Эл Гор выступает в поддержку технологий возобновляемой энергии. Девушка гид, которая водила меня по офису компании в городе Вукси неподалеку от Шанхая, остановилась перед фотографиями солнечных панелей в базовом лагере на горе Эверест. «Это не просто работа, – говорит она со слезами на глазах, – это… миссия!». Пока усилия «зеленых» по защите окружающей среды подавляются масштабом роста угольной промышленности. Я беседовал с десятками специалистов по энергетике, и многие из них предсказывали, что к 2030 году выбросы диокиси углерода достигнут критических значений. Помешать этому может скорейшее внедрение технологии извлечения из выбросов электростанций углекислого газа и хранению его под землей в выработанных шахтах. Пока никто не знает, можно ли это делать в необходимых масштабах. Возможно, к 2030 году Китай будет нейтрализовывать 2 процента производимого его электростанциями углекислого газа. Но на сегодняшний день не существует даже международного соглашения по технологии добычи угля. А чтобы реально изменить состояние атмосферы, необходимы усилия не только КНР, но всего мирового сообщества.