Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
National Geographic №194, ноябрь 2019
National Geographic Traveler №72, ноябрь 2019 – январь 2020
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Наука

Колонна Траяна: каменный комикс Древнего Рима

Текст: Эндрю Карри Фотографии: Кеннет Гарретт
07 октября 2016
/upload/iblock/d42/d42efb2dbee7b08ec032b0241c8f6508.jpg
Траян, правивший с 98-го по 117 год нашей эры, максимально расширил границы Римской империи. На этой мраморной статуе император облачен в доспехи, которые обычно были атрибутом триумфальных парадов.
Фото: Новая глиптотека Карлсберга, Копенгаген; ?фото сделано в Капитолийских музеях Рима
/upload/iblock/870/870958295c3da407c81126ce3417cb0d.jpg
Колонна Траяна, в эпоху Ренессанса по воле папы римского увенчанная статуей святого Петра, возвышается над развалинами форума Траяна. Когда-то здесь располагались две библиотеки и широкая общественная площадь, выстроенные за счет военных трофеев из Дакии. Сегодня громадный монумент справа увековечивает память Виктора Эммануила II, первого короля (1861–1878) объединенной Италии.
Фото: Кеннет Гарретт
/upload/iblock/38a/38a492d33e2a9c9c18cc88b7b1b8d1ac.jpg
В руках дакских мастеров драгоценные металлы превращались в украшения, монеты и произведения искусства, такие как декорированное золотом серебряное изображение мужской головы (на фото). Высота – 17 сантиметров, IV век до н. э.
Фото: Кеннет Гаррет
/upload/iblock/875/8751c55b85328bdbc95e6e35407ecb5d.jpg
Золотые монеты (на фото) и браслеты (следующее фото) весом до килограмма каждый стали добычей кладоискателей на развалинах Сармизегетузы, и вернуть их удалось лишь в последние годы. Диаметр монет – 1,7–2,1 см, I век до н. э.
/upload/iblock/846/846936654d2cd0ed453c6b0a44b9239e.jpg
Диаметр браслетов – 9,9–11,9 см, II век до н. э. – I век н. э.
/upload/iblock/d78/d78cd6a8ee5471821e8185c9a5d0de48.jpg
Слепок: римские солдаты нагружают вьючных животных награбленной добычей, одержав победу над Децебалом, правителем даков. Подобные слепки позволяют сохранить детали спирального фриза колонны Траяна, поврежденные неблагоприятным воздействием окружающей среды. Национальный исторический музей Румынии.
Фото: Кеннет Гаррет
/upload/iblock/6a4/6a4001006fd3669f48df929f7d00d7a0.jpg
Частично восстановленный храм возвышается возле круглого алтаря в священном квартале Сармизегетузы, разрушенной римлянами. Траян населил присоединенную провинцию римскими воинами-ветеранами, что отразилось в современном названии страны: Румыния – от латинского romanus, «римский».
Фото: Кеннет Гаррет
/upload/iblock/bb0/bb0059f237dd71be204af4b583650910.jpg
В серии барельефов, оплетающих колонну снизу доверху, Траян и его войско торжествуют над даками. В этой сцене на слепке колонны, изготовленном из гипса и мраморной пыли между 1939 и 1943 годами, Траян (крайний слева) наблюдает за ходом сражения, а два иностранных наемника преподносят ему отрубленные головы врагов. Национальный исторический музей Румынии.
Фото: Кеннет Гарретт
Высеченная из мрамора и увитая спиральным фризом с богатейшей резьбой, колонна Траяна возвышается над Римом на 38 метров. Каменный дневник военных действий в 155 сценах повествует о победе императора над коварным, но доблестным врагом.
В период с 101-го по 106 год император Траян руководил действиями десятков тысяч римских воинов, пересек Дунай по самым длинным мостам, которые в те времена мог построить человек, одержал две победы над могущественной империей варваров на их гористой земле, а затем безжалостно стер эту империю с карты Европы. Поход Траяна на Дакию, расположенную на территории современной Румынии, был главным событием 19-летнего правления императора. Летописец похвалялся завидными трофеями: 165 тысяч килограммов золота и 331 тысяча килограммов серебра, не считая присоединения к Римской империи новой плодородной провинции.
Колонна Траяна – один из главных монументов, переживших падение Рима. И она по сей день остается предметом научных споров.
Пополнение казны отразилось на облике Рима. В честь победы император велел выстроить форум: просторная площадь, окруженная колоннадами, две библиотеки и большое гражданское строение, известное как базилика Ульпия. Согласно восторженному описанию римского историка, форум Траяна был творением, «подобного которому смертные никогда более не создадут». В небо над форумом вознеслась 38-метровая каменная колонна, увенчанная бронзовой статуей завоевателя. Снизу доверху ее оплела рельефная хроника дакских походов на манер современного комикса: в 155 сценах тысячи искусно высеченных римлян и даков маршируют, строят укрепления, плывут на кораблях, подкрадываются к врагу, сражаются, ведут переговоры, молят о пощаде и встречают смерть. Воздвигнутая в 113 году фантастическая колонна высится над городом почти два тысячелетия. Рельефы сильно пострадали от времени, и, кроме нескольких нижних витков спирали, мало что можно разглядеть. Вокруг руины – пустые пьедесталы, расколотые плиты, обезглавленные колонны и разбитые скульптуры напоминают о былом великолепии форума. Колонна Траяна – один из главных монументов, переживших падение Рима. Из века в век историки изучали рельефы как наглядное пособие по истории войн, где Траян представлен героем, а правитель даков Децебал – его достойным противником. Археологи разглядывали мельчайшие детали сцен, чтобы почерпнуть сведения о вооружении, обмундировании и военных тактиках римской армии. Чтут памятник и современные румыны: Траян разрушил Дакию дотла, и потому колонна, наряду с уцелевшими статуями поверженных воинов, – драгоценное свидетельство того, как могли выглядеть и одеваться их дакские предки. Шло время, великие памятники прошлого превращались в груды обломков, а колонна по-прежнему поражала воображение. Художники Ренессанса в корзинах, обвязанных веревками, свешивались с вершины колонны, дабы рассмотреть ее во всех деталях. В 1588 году папа Сикст V велел увенчать монумент статуей святого Петра. Тогда же, в XVI веке были сделаны первые гипсовые слепки колонны. Они запечатлели многие детали, ныне утраченные, – загрязнение атмосферы и кислотные дожди сделали свое дело. Колонна по сей день остается предметом научных споров. Порой кажется, что гипотез не меньше, чем фигур на рельефах, – а их ни много ни мало 2662. С книжной полки в гостиной своей римской квартиры археолог и искусствовед Филиппо Коарелли достает свой труд – иллюстрированную историю колонны. «Это удивительное сооружение, – говорит он, перелистывая страницы с черно-белыми снимками рельефов. – Что здесь происходит? Дакские женщины истязают римских солдат? Рыдающие даки принимают яд, чтобы не попасться в плен? Похоже на телесериал». Или на мемуары Траяна, добавляет Коарелли. Колонна была возведена между двумя библиотеками, где могла храниться хроника боевых действий в изложении самого императора-воина. По мнению Коарелли, рельефный фриз напоминает свиток – не исключено, что военный дневник Траяна был именно свитком. «Должно быть, художник исполнял волю императора», – подытоживает ученый. Так или иначе, перед командой скульпторов стояла задача высечь иллюстрированную версию «свитка Траяна» на 17 блоках отборного каррарского мрамора. Император – главный герой истории. Он появляется в 58 сценах – дальновидный полководец, опытный политик и благочестивый властелин: вот он произносит речь, поднимая боевой дух солдат, вот задумчиво внимает советникам, а вот приносит жертвы богам. «Траян хочет предстать не только воином, – объясняет Коарелли, – но и просвещенным человеком». Конечно, это лишь гипотеза. В какой бы форме ни записал Траян свои воспоминания, они давно канули в Лету. Сопоставляя рельефы колонны с археологическими находками из дакской столицы Сармизегетузы, ученые склоняются к мысли, что изображения свидетельствуют скорее об умонастроениях римлян, чем о реальных событиях. У Джона Коулстона, специалиста по римской иконографии, оружию и снаряжению из Сент-Эндрюсского университета в Шотландии, – особое мнение. Несколько месяцев подряд он изучал рельефы с близкого расстояния, примостившись на реставраторских лесах. Собранного материала хватило на диссертацию. «Велик соблазн представить изображения с колонны в виде этакой новостной ленты или кинофильма тех времен, – говорит Коулстон. – Но все эти интерпретации – типичные натяжки, за которыми нет ни слова правды». Ученый утверждает, что ансамбль рельефов не был подчинен общему замыслу одного мастера. Небольшие стилевые различия и явные оплошности – к примеру, меняющаяся высота фриза или окна, разрывающие сцены, – убедили шотландского ученого в том, что скульпторы высекали рельефы, что называется, на ходу, основываясь на весьма поверхностных представлениях о войне. «Хотя историкам искусства сложно отказаться от заманчивого образа талантливой творческой личности, – говорит Коулстон, – на примере колонны Траяна мы видим, что композиция рождается спонтанно, сразу на кусках мрамора под руками простых каменотесов, а отнюдь не на чертежной доске в мастерской». По его мнению, создатели фриза скорее вдохновлялись военными событиями, чем основывались на них. Взять хотя бы главные мотивы рельефов. В изображении двух войн на удивление мало боевых действий: сцены осад и битв занимают меньше четверти фриза, при этом сам Траян ни разу не появляется на поле боя. Легионеры – основа военной машины Рима – преимущественно занимаются строительством фортов и мостов, расчисткой дорог и даже сбором урожая. Ко всему прочему, можно подумать, что они еще и неуязвимы – на всей колонне не отыскать ни одного павшего римского воина! Некоторые сцены остаются неразгаданными. Зачем осажденные даки тянутся к чаше? Чтобы принять яд и тем самым избежать унижений побежденных? Или они просто хотят утолить жажду? Как объяснить шокирующее изображение женщин, истязающих факелами полураздетых связанных пленников? В интерпретации итальянцев, это жены варваров подвергают мучениям плененных римлян. Но у Эрнеста Оберландер-Тарновяну, директора Национального исторического музея Румынии, другое мнение: «Перед нами однозначно пленные даки, которых мучают разгневанные вдовы убитых римских солдат». Судя по всему, то, что мы видим, разглядывая колонну, зависит от наших симпатий – к римлянам или к дакам. У римских политиков слово «дак» было синонимом лицемера. Именно о даках историк Тацит писал: «Они никогда не были по-настоящему верны Риму». Заключив в 89 году договор о дружбе с императором Домицианом, царь Дакии Децебал, хотя и получал от римлян деньги на защиту границ империи от набегов, сам посылал воинов грабить пограничные города союзников. В 101 году Траян выступил в поход против ненадежных даков. После почти двухлетней войны было заключено перемирие, но вскоре Децебал его нарушил. Терпение римлян иссякло. Во время второго вторжения, в 105 году, Траян не церемонился – достаточно взглянуть на сцены, живописующие разграбление Сармизегетузы. «Походы были жестоки и разрушительны, – рассказывает Роберто Менегини, итальянский археолог, руководитель раскопок на форуме Траяна. – Посмотрите, как сражаются римляне, держа зубами за волосы отрубленные головы. Война есть война. У римских легионеров была репутация свирепых и безжалостных воинов». Но как только даки были повержены, за них взялись римские скульпторы. Форум Траяна украшали десятки статуй статных, бородатых дакских воинов – гордая мраморная армия в самом сердце Рима. Конечно, скульпторы были далеки от того, чтобы подсластить горечь поражения побежденным, большинство которых были проданы в рабство. «Ни один дак не смог бы прийти посмотреть на колонну, – говорит Менегини. – Монумент был предназначен для римских граждан и воплощал мощь имперской машины, способной покорить столь доблестный и воинственный народ». Колонну Траяна можно считать образцом пропаганды – но, как утверждают археологи, в ее каменной летописи есть доля правды. Новейшие раскопки на территории древней Дакии, в том числе и на развалинах Сармизегетузы, приносят все больше открытий. Все детальнее прорисовывается портрет цивилизации, перешагнувшей «варварскую» ступень развития, вопреки презрительным эпитетам римлян. У даков не было письменности, и все наши знания об их культуре прошли через фильтр римских источников. Многочисленные находки свидетельствуют о том, что Дакия царила над окрестными землями не одну сотню лет, собирая дань с соседей. Зная толк в кузнечном деле, дакские старатели добывали руду и выплавляли железо, а золотоискатели намывали золото. Венцом творения искусных мастеров были тонко отделанные украшения и оружие. Сармизегетуза была политической и духовной столицей Дакии. Ее руины покоятся высоко в горах в самом сердце Румынии. От Рима город отделяли 1600 километров – армия Траяна шла сюда больше месяца. Сегодняшним посетителям приходится пробираться по изрытой колдобинами грунтовой дороге через ту самую неприступную долину, которая преграждала путь Траяну. Развалины Сармизегетузы потонули в зарослях высоких буков. Даже в жаркий день по земле ползут прохладные тени. Широкая мощеная дорога ведет от толстых, наполовину вросших в землю крепостных стен к просторной поляне. Этот зеленый оазис – терраса, высеченная в скале, – был религиозным центром Дакии. До наших дней дошли остатки зданий – смесь из древних камней и бетонных реконструкций, напоминающих о неосуществленной попытке воссоздать древний комплекс. Тройное кольцо каменных колонн очерчивает контуры некогда величественного храма, отдаленно напоминающего круглые дакские строения на рельефах колонны Траяна. Рядом низкий алтарь – каменный круг с высеченным орнаментом в виде солнечных дисков – святая святых дакской вселенной. Последние шесть лет румынский археолог Гелу Флореа из Клужского университета имени Бабеша-Больяй проводит летние месяцы на раскопках в Сармизегетузе. Расчищенные руины, а также предметы, конфискованные у кладоискателей, свидетельствуют, что сюда проникали военные технологии из Рима, чувствуется и влияние Греции – архитектурное и художественное. «Поразительно, какими они были космополитами так высоко в горах, – говорит Флореа. – Это самое крупное поселение во всей Дакии, с удивительно сложной организацией». С помощью аэрофотосъемки археологи выявили более 260 искусственных террас, растянувшихся почти на пять километров вдоль долины. Общая площадь поселения превышала 280 гектаров. Ученые не обнаружили следов возделанных полей – зато раскопали остатки ремесленных мастерских и домов, а также плавильные печи, тонны железных заготовок и десятки наковален. По-видимому, город был центром производства металла, снабжавшим другие дакские поселения вооружением и инструментами в обмен на золото и зерно. Сегодня все здесь объято зеленью – и тишиной. Неподалеку от бывшего алтаря бьет маленький источник, где можно было брать воду для религиозных ритуалов. Земля под ногами, приправленная крупинками слюды, искрится в солнечных лучах. Вполголоса переговариваются немногочисленные туристы. Трудно представить себе, что за церемонии проходили в этом городе – и что за страшная участь постигла его обитателей. В воображении всплывают клубы дыма и пронзительные крики, грабежи и резня, самоубийства и паника, изображенные на рельефах колонны Траяна. «Римляне смели все на своем пути, – рассказывает Флореа. – От крепости камня на камне не осталось. Они хотели продемонстрировать свою мощь: смотрите, у нас есть силы, средства, мы здесь хозяева». За падением Сармизегетузы последовало разрушение главных храмов и святилищ Дакии. Затем римляне принялись за другие города Дакийского царства. Один из рельефов у самой вершины колонны представляет кровавую развязку – деревня предана огню, жители обращаются в бегство, по опустошенной провинции бродят лишь козы да коровы. Две войны унесли, как считают ученые, десятки тысяч жизней. По свидетельству современника, Траян взял 500 тысяч пленных, угнав из них около 10 тысяч в Рим для участия в гладиаторских сражениях, которые устраивались в честь победы 123 дня подряд. Гордый правитель даков избавил себя от позорной участи пленника. Конец Децебала увековечен на колонне его заклятого врага: опустившись на колени под сенью дуба, дак подносит длинный изогнутый меч к собственному горлу. «Его голова была доставлена в Рим, – писал римский историк Кассий Дион столетие спустя. – Так Дакия стала подвластной римлянам».