Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №191, август 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Наука

Коралловый рай

Текст: Кеннеди Уорн
23 августа 2011
/upload/iblock/204/204bef5f60693599b62bc1c1240ef2bf.jpg
Множество серых и белоперых рифовых акул, а также хищные красные луцианы рыскают в окрестностях рифа Кингмен. Здесь не встретишь похожие на облачка стайки мелких рыбешек: крупные и вечно голодные хищники заставляют прятаться потенциальную добычу.
Фото: Брайан Скерри
/upload/iblock/349/349731fb7416ebce58d8dc459e73b51c.jpg
Кудрепёр Форстера, специалист по засадам, затаился в кораллах, поджидая мелкую рыбешку и ракообразных. Место кудрепёра – в середине пищевой цепочки. Он должен молниеносно нападать и также быстро исчезать, иначе сам станет добычей красного луциана.
Фото: Брайан Скерри
/upload/iblock/92a/92a0fda937c2ce1b08d46e3d65b350eb.jpg
По словам ныряльщиков, с большого расстояния этот коралл напоминает летающую тарелку. На самом деле это коралл Porties sp., возраст которого, вероятно, не менее 500 лет. Эта редкая разновидность кораллов пока мало изучена.
Фото: Брайан Скерри
/upload/iblock/cf8/cf852c0a5553b322490cdc01c9a7703c.jpg
Миниатюрные морские собачки, длиной около 10 сантиметров, прячутся от хищников в коралловых укрытиях. Но иногда им приходится, рискуя жизнью, выбираться наружу, чтобы съесть несколько чешуек, плавников или даже просто слизь, которая покрывает кожу крупных рыб.
Фото: Брайан Скерри
/upload/iblock/f0b/f0bcb3a67d5c366e4076c95a1c383fc8.jpg
Фото: Брайан Скерри
/upload/iblock/ea0/ea0107f30661810cd6c5ceef8aef46a4.jpg
Острые как иглы зубы и неутолимый голод – характерные признаки красного луциана, самого агрессивного из хищников рифа. Его длина может достигать 80 сантиметров! Порой луцианы атакуют даже людей, хватая их за уши и волосы.
Фото: Брайан Скерри
/upload/iblock/837/8371c3c2bf0b520912e7499b4442853e.jpg
Так выглядит Кингмен: буйство красочных кораллов, прозрачная чистая вода и крупный местный хищник – красный луциан, преследующий ускользающую добычу. В чем секрет благополучия этого рифа? У него пока нет самого опасного врага – человека.
Фото: Брайан Скерри
/upload/iblock/029/029be0351bde9aeb8c7e093d64ffc8c6.jpg
Пышный пестрый ковер из кораллов обрамляет дно вокруг рифа Кингмен, удивляя яркостью красок и замысловатостью форм. Ученые называют этот пустынный атолл, затерянный на просторах Тихого океана, «машиной времени», потому что его экосистема сохранилась в первозданном виде. Как сделать, чтобы Кингмен не стал последним подобным «приветом из прошлого»?
Фото: Брайан Скерри
/upload/iblock/fbf/fbf76dfb0582dab3f79e5f20d0f717fa.jpg
В щупальцах актинии роскошной (Heteractis Magnifica) укрылась прозрачная креветка размером с рисовое зернышко. Не обращая никакого внимания на этого симбионта, постоянно живущего в ней, актиния охотится на проплывающих мимо небольших рыб.
Фото: Брайан Скерри
Едва колышутся от тропического бриза пальмы, бирюзовое море ласкает белоснежный песок, вокруг кораллового рифа снуют пестрые стайки изумительно красивых рыбок, радуя взор дайверов с аквалангами... Но идиллия часто обманчива: подобная экосистема может оказаться в большой беде. Чтобы узнать, что же такое нормальный коралловый риф, Энрик Сала, специалист по морской экологии и стипендиат National Geographic, исследовал один из последних не тронутых человеком атоллов и установил: на необитаемых рифах царят суровые нравы.
Атолл – это один из видов рифа, маленький коралловый остров. Выглядит он как кольцо, окружающее неглубокую лагуну. Целая цепь из таких атоллов и более крупных коралловых островов пересекает экватор в 1500 километрах к югу от Гавайев. Цепь эту так и называют – острова Лайн, то есть «Линия». Кингмен – один из рифов Линии. Интересен он своей первозданностью: деятельность людей на его экосистеме почти не сказалась. Пока. «В мире существует лишь около полусотни рифов, оставшихся, как и этот, абсолютно нетронутыми», – поясняет эколог Энрик Сала. Сала не зря выбрал для исследований острова Лайн. Они – словно наглядное пособие для изучающих экологию. Среди «экземпляров» Линии есть и нетронутая людьми экосистема рифа Кингмен, и остров Рождества с населением пять тысяч человек (другое название – Киритимати), полностью загубленный с точки зрения эколога. Если смотреть на Кингмен сверху, то он похож на треугольник периметром около 46 километров. Центр треугольника занимает лагуна площадью 60 квадратных километров. Обрамляющая ее каемка суши – это несколько отмелей, состоящих из отбеленной солнцем коралловой крошки с вкраплениями пустых раковин гигантских моллюсков тридакн. И нигде нет даже признаков растительности.
Последние нетронутые коралловые рифы сегодня - арена борьбы. Хищные рыбы сражаются за добычу, а экологи – за само существование рифа.
Но эта унылая поверхность – лишь пленка, скрывающая настоящие чудеса. Вся красота сосредоточена под водой. Аквалангисты могут увидеть, что риф Кингмен – это сверкающее плотное сплетение ветвистых, грибовидных и плоских кораллов. Сквозь щели зарослей проскальзывают облюбовавшие риф рыбы родов Pterocaesio и Caesio, рыбы-ласточки, рыбы-бабочки, рыбы-попугаи и прочие многочисленные подводные любители планктона, кораллов и водорослей. А выше океанское «небо» патрулируют хозяева здешних вод: серые и белоперые рифовые акулы, стаи агрессивных красных луцианов. Эти хищники обеспечивают свыше 85 процентов всей рыбной биомассы Кингмена – больше, чем у любого другого известного нам рифа. На первый взгляд, это соотношение противоречит логике. Лев, например, должен поедать множество антилоп гну, чтобы выжить. А теперь попробуйте представить себе саванну, где на пять львов – одна антилопа! Такое возможно, только если добыча активно воспроизводится и быстро растет, а хищники при этом размножаются очень медленно, но живут долго. Именно так обстоят дела на рифе Кингмен. В теплых тропических водах многие виды дают потомство несколько раз в год. Их популяция растет столь же быстро, сколь проворно хищники ее сокращают. И все же добычи едва хватает. На соседнем атолле Пальмира исследователи обнаружили, что желудки красных луцианов абсолютно пусты. Судя по всему, хищники на таких рифах испытывают постоянное чувство голода. А их добыча – постоянное чувство страха. В эту борьбу все чаще вмешивается человек. На острове Рождества, как и на многих других, люди активно ловят крупных хищных рыб. Как это влияет на коралловые сообщества? Из исследований островов Лайн видно: рыболовство приводит к резкому росту популяций мелких рыб. В результате некоторое время риф выглядит роскошно. Но через пару десятков лет яркое многокрасочное подводное царство превращается в океаническую пустыню. Уничтожение крупных хищников приводит к увеличению численности всего рифового сообщества, а затем – к резкому росту колоний микробов, некоторые из которых могут погубить кораллы. Отлов крупных рыб, питающихся водорослями, также способствует деградации рифа: водоросли разрастаются, и в системе увеличивается количество органического углерода, что обеспечивает рост бактерий. «Кораллам вредно находиться в окружении микробов», – говорит Элизабет Динсдейл, микробиолог экспедиции. В водах вокруг острова Рождества микробов в десять раз больше, чем у рифа Кингмен. Но сегодня в опасности и последние нетронутые коралловые рифы планеты. В атмосфере растет число тепличных газов, океан нагревается, увеличивается кислотность морской воды – это обесцвечивает кораллы и угрожает их существованию. Загрязнение воды и рыболовство усугубляют ситуацию. «Защитить рифы от рыбаков вполне в наших силах. Это смягчит воздействия других факторов, например глобального потепления», – убежден Шон Коннолли, австралийский специалист по рифам. Для более решительного Сала чрезмерный рыбный промысел – это экологический саботаж. «Мы изымаем из механизма важные детали и полагаем, что он продолжит работать, как прежде», – горячится он. На Кингмене все части механизма пока на месте, его экосистема стабильна и устойчива. Но он – один из последних настоящих коралловых рифов, словно открытка из прошлого на память будущему.