Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №193, октябрь 2019
Журнал №71, сентябрь–октябрь 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Наука

Королевское кровосмешение: только для своих

Текст: Дэвид Доббс
09 февраля 2012
/upload/iblock/e07/e071cec4f1dbe3b8df45b6e44d74bc3c.jpg
Для сиамского короля Рамы V (на фото со своей сестрой–женой и детьми) вообще не существовало запретов. Фотография: Baron/Getty Images
/upload/iblock/542/54277cd3d6a452d48e2b75c78aac4fbd.jpg
Когда на Гавайи пришли миссионеры, король Камехамеха III облачился в костюм – но проигнорировал запрет на инцест. Картина из Музея Бишопа.
Близкие связи с близкими родственниками – только ли в Древнем Египте?

Когда в 1820 году Хирам Бингхэм, миссионер из Новой Англии, прибыл на Гавайи, он ужаснулся: здесь танцевали хула-хула, поклонялись идолам, а вожди открыто вступали в кровосмесительные связи. Но гавайцы не видели в поведении своих правителей ничего предосудительного. Инцест всячески поощрялся – но только как особая привилегия вождей.

Практически во всех известных нам культурах с глубокой древности существовало строгое табу на браки между братьями и сестрами, а также родителями и детьми. Но во многих обществах – к примеру, в Древнем Египте, Империи Инков, кое-где в Центральной Африке, Мексике и Таиланде – для правителей делалось исключение. В королевских домах Европы были широко распространены браки с двоюродными и троюродными братьями и сестрами. Вспомним хотя бы прусских Гогенцоллернов, французских Бурбонов, британскую королевскую семью, испанских Габсбургов, династия которых пресеклась в 1700 году со смертью Карла II... У последнего было столько физических и психических отклонений, что ходить он начал только к четырем годам, а говорить – к восьми, с трудом жевал даже во взрослом возрасте и не мог зачать ребенка.

Кроме того, вступая в брак с родными, венценосные особы уверены: богатства, привилегии и власть останутся в руках одной семьи.

Недуги Карла – наглядное объяснение табу на инцест: одинаковые гены могут сыграть злую шутку. Наследственная болезнь, «зашифрованная» рецессивным геном, не опасна – если только в геноме не окажется парного ему второго такого же «больного» рецессивного гена.

У родных братьев и сестер, так же как и у родителей и детей, одинакова примерно половина генов. У двоюродных геномы совпадают на 12,5 процента. Связи между близкими родственниками увеличивают риск того, что «вредные» рецессивные гены, особенно если они будут накапливаться из поколения в поколение, у ребенка совпадут. Резко возрастает шанс возникновения физических или психических патологий – таких как врожденная косолапость Тутанхамона или импотенция Карла.

Однако особы королевской крови часто предпочитали рисковать – даже если знали об опасности. По мнению Уолтера Шейдела, специалиста по классической филологии из Стэнфордского университета, один из мотивов состоит в том, что «инцест отличает их от всех других».

Кровосмесительные связи в правящей семье возникают главным образом в обществах, где власть правителей неограниченна и равняться с ними могут только боги. Раз боги избирают в супруги только ровню – то и царям пристало делать то же самое. Кроме того, вступая в брак с родными, венценосные особы уверены: богатства, привилегии и власть останутся в руках одной семьи. В деспотических обществах с жесткой централизацией власти – подобных Древнему Египту или Империи Инков – это ограничивало круг кандидатур супругов до ближайших родственников. В Европе второго тысячелетия можно было заключать браки с дальними родичами из других королевских домов – власть все равно не выйдет за пределы семьи.

Родственный брак – это всегда риск, но ситуация не так уж безнадежна. Даже у родных брата и сестры не обязательно будет больной ребенок. К тому же король или фараон всегда может «подстраховаться». Так, правитель инков Уайна Капак (1493–1527) передал власть не только своему старшему сыну Уаскару, чьей матерью была жена и сестра Капака, но также и другому сыну Атауальпе, которого, по всей видимости, родила еще одна его супруга. У сиамского короля Рамы V (1873–1910) было более 70 детей: от главных жен – его единокровных сестер, – а также от многочисленных младших жен и наложниц. Может показаться, что родственные браки всегда определяет корыстный расчет.

Но бывает, что не последнюю роль играют и чувства. Гавайский король Камехамеха III даже после того, как стал править в согласии с христианскими ценностями, еще несколько лет беспокоил миссионеров, не прекращая кровосмесительную связь со своей сестрой, принцессой Нахи-ена-ена. Источники утверждают, что эти двое просто любили друг друга.