Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №191, август 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Наука

На пределе

Текст: Пол Робертс
23 августа 2011
/upload/iblock/f27/f27c669991b41c4befa2468db040dc45.jpg
Фото: Ванг Чун
/upload/iblock/c5a/c5a9dce33ca22183609233490868d54f.jpg
Танкер, пересекающий Ла-Манш, – отличная мишень для атаки. Эксперты опасаются, что с ужесточением борьбы за нефть трубопроводы, буровые установки и корабли станут легкими целями для террористов.
Фото: KOS, Getty Images
/upload/iblock/69f/69f7948c42a381f1e5a9e3c3cc4dce4d.jpg
Путь нефти от буровой платформы у канадского побережья Ньюфаундленда до бензоколонки в китайском Ляньюньганге (на следующем фото) долог, но потребность в ней только растет.
Фото: Рэнди Олсон
Потребление нефти в мире растет бешеными темпами, а добыча подходит к критической точке.
Об этом во всеуслышание еще в 2000 году заявил один из ведущих в мире экспертов в области нефтедобычи, бывший вице-президент государственной нефтяной компании Саудовской Аравии Aramco Садад И. Аль-Хуссейни. Впрочем, он всегда относился к оптимистическим прогнозам относительно будущего нефтяных компаний с большим сомнением. С середины 1990-х Аль-Хуссейни пристально следил за сводками, поступающими с 250 крупнейших мировых месторождений. Конкретно его интересовало, сколько в каждом из них осталось нефти, то есть как быстро истощаются запасы. Затем Аль-Хуссейни приплюсовал к этим данным другие – о месторождениях, которые планируется ввести в эксплуатацию в ближайшие десятилетия. «Когда я свел все цифры вместе, то понял, что большинство экспертов в области нефти либо неверно истолковывают данные о глобальных запасах черного золота, либо сознательно искажают их», – говорит Аль-Хуссейни. Если большинство специалистов констатирует ежегодный рост добычи, выстраивая восходящий график, совпадающий с кривой роста глобального спроса на топливо, то расчеты Аль-Хуссейни свидетельствуют об обратном: добыча застыла на уровне, достигнутом в 2004 году.
Сколько ещё осталось нефти в недрах Земли, не знает никто. Но даже по самым оптимистичным прогнозам, к середине этого века мы достигнем точки, когда будет выкачана половина всего мирового нефтяного запаса.
И, что тревожно, он продержится в лучшем случае еще 15 лет, а затем начнет медленно, но неуклонно понижаться. Это совсем не тот сценарий, которого ждут от Aramco, владеющей крупнейшими разведанными запасами нефти – почти 35,5 миллиона тонн, что составляет примерно пятую часть всей разведанной на данный момент нефти в мире. Министр нефтяной промышленности Саудовской Аравии Али Аль-Наими, изучив отчет Аль-Хуссейни, остался недоволен его содержанием, и в 2004 году Аль-Хуссейни вынужден был покинуть свой пост в Aramco. Но если Аль-Хуссейни прав, то мир ждет глобальный кризис, который затронет все жизненно важные сферы – от обороны и транспорта до пищевой промышленности, ведь нефть используется везде. На самом деле Аль-Хуссейни был не первым, кто предположил, что нефтедобыча уже достигла своего пика. Специалисты давно бьют тревогу: после того, как люди выкачают половину мирового запаса нефти, увеличивать добычу будет все труднее, а потом это окажется и вовсе невозможным. Объемы выкачки, выросшие с менее чем 150 тысяч тонн в день в 1900 году до примерно 11,6 миллиона тонн в день сегодня, в какой-то момент обязательно прекратят свой рост. Успеем мы к этому подготовиться или нет, возможно, мы столкнемся в постнефтяную эпоху с глобальным кризисом или даже войнами, поскольку США и другие крупные импортеры нефти будут стремиться получить надежный доступ к истощающимся ресурсам. Прогнозы относительно того, когда наступит этот «час икс», расходятся. Но не потому, что кто-то считает запасы нефти неисчерпаемыми, а потому, что никто не может точно определить, сколько ее осталось в недрах Земли и насколько мы близки к переломному моменту. Пессимисты считают, что пик уже близок или даже пройден, с чем согласен и Аль-Хуссейни, просто этот факт остался незамеченным на фоне ежедневных колебаний показателей добычи. Оптимисты же утверждают, что от переломного момента нас отдаляют десятилетия, потому что в мире еще много неразведанных месторождений, не говоря уже о громадных запасах «нетипичной» нефти, к примеру битуминозного песка в Западной Канаде. Кроме того, напоминают оптимисты, ведь и раньше, как только кто-то предрекал скорое достижение пика – открывали новое месторождение или появлялась более совершенная технология бурения, позволяющая увеличивать добычу. Ряд специалистов продолжает настаивать, что сегодняшние высокие цены на нефть – лишь временное явление, вызванное резко возросшим её потреблением в Азии и падающим американским долларом. Люди раньше откажутся от нефти, чем иссякнут ее запасы, уверяют многие экономисты. Впрочем, далеко не все эксперты разделяют эту точку зрения. Хотя сегодня цены взлетели до исторических максимумов, они не привели к увеличению добычи, как это бывало прежде. Обычно высокие цены подталкивают нефтяные компании вкладывать больше средств в технологии разведки и разработку труднодоступных месторождений. Так было, например, в 1980-х, когда ценовой скачок во время войны Ирана с Ираком привел к выкачиванию такого количества «новой» нефти, что рынок перегрелся. А в последние годы, несмотря на стабильный рост цен, мировая нефтедобыча застыла на отметке 1,16 миллиона тонн в день, что соответствует уровню стабилизации, предсказанному Аль-Хуссейни. И этот факт не мог не обратить на себя внимание добывающих компаний. Прошлой осенью, после того как Международное энергетическое агентство опубликовало прогноз, согласно которому мировое потребление нефти к 2030 году возрастет более чем на треть, почти до 16 миллионов тонн в день, руководители ряда нефтяных компаний забеспокоились: едва ли возможно вести нефтедобычу в таком темпе. Выступая на конференции в Лондоне, Кристоф де Маржери, глава французского нефтегиганта Total, заявил, что «оптимистический предел» для максимальной дневной добычи – 13,6 миллиона тонн. Это означает, что уже до 2020 года потребление может обогнать добычу. А председатель правления компании Royal Dutch Shell Йерун ван дер Веер предположил, что после 2015 года доступные поставки нефти и газа уже не смогут удовлетворить спрос. Впрочем, крупные эксперты, такие как Маржери или ван дер Веер, имеют в виду не геологический предел добычи. Препятствием для ее роста они считают политические и экономические факторы. В Ираке с его громадными нефтяными запасами из-за войны добывается в пять раз меньше топлива, чем в Саудовской Аравии. В таких странах, как Венесуэла или Россия, международные нефтяные компании сталкиваются с заградительными законами, мешающими им бурить новые скважины и улучшать инфраструктуру существующих. «В среднесрочной перспективе вопрос не в том, есть ли нефть или ее нет, а в том, как избавиться от геополитических факторов, мешающих добыче», – говорит Эдвард Морзе, бывший нефтяной эксперт Госдепартамента США. Надо учитывать и скорость, с которой ведется разведка. Пока нефть не найдена, качать и продавать нечего, а объемы уже обнаруженного черного золота уменьшаются с 1960-х. И это несмотря на технический прогресс, например появление компьютерной сейсморазведочной технологии, позволяющей «видеть» нефть глубоко под землей. «В мире есть и множество мелких месторождений, – говорит американский экономист Мэтт Симмонс. – Но проблема в том, что вам понадобится очень много вышек, чтобы их использовать». Несоразмерность затрат – одна из причин фокусирования индустрии на крупных месторождениях, обеспечивающих около трети глобальной дневной добычи. Но поскольку большинство таких скважин появилось не сегодня, пик добычи на них близок, а может, и пройден. На разработанных месторождениях добыча снижается ежегодно на восемь процентов – нефтяным компаниям надо увеличивать ее добычу на 950 тысяч тонн, чтобы сохранить баланс, и еще на несколько сотен тысяч тонн, чтобы удовлетворить растущий на полтора процента в год спрос. По мере того как все известные месторождения истощаются, а спрос на нефть в мире, наоборот, растет, усугубляется и дефицит топлива. По словам Джэймса Мулвы, председателя правления ConocoPhillips, в 2010 году около 40 процентов добываемой в день нефти будет поступать с пока не разработанных месторождений или даже с еще не разведанных. А к 2030 году практически вся нефть будет добываться на таких месторождениях. Впрочем, сам Мулва не уверен, что ее будет хватать. На конференции, прошедшей минувшей осенью в Нью-Йорке, он предположил, что максимум ежедневной добычи зафиксируется где-то на уровне 13,6 миллиона тонн. «А предел именно такой потому, что непонятно, откуда еще мы сможем взять эту нефть», – уточняет Мулва.
По мере того как нефть дорожает, её становится все меньше. Сегодня специалисты во всем мире ищут возможности получения топлива из других источников.
Каким бы ни оказался в итоге этот пик добычи, одно из предсказаний уже сбылось: эпоха дешевой нефти закончилась. И если учесть уроки прошлого, то можно констатировать: мир стоит на пороге радикальных перемен. В 1973 году, во время арабского нефтяного эмбарго, когда страны Ближнего Востока наложили запрет на поставку нефти в США и другие дружественные Израилю государства, американские власти обдумывали, как обеспечить непрерывность поступления топлива. Тогда Вашингтон отказался от военных действий, но сегодня снова может возникнуть кризисная ситуация. Саудовская Аравия и другие члены ОПЕК контролируют 75 процентов мировых запасов нефти, пик добычи у них настанет позже, чем в других странах. А это обеспечит им большое влияние на мировую ценовую политику и экономику. Пик (и даже просто стабилизация добычи в условиях непрекращающегося роста населения на планете) означает, что вскоре количество бензина, керосина и дизельного топлива, которое приходится на одного человека, значительно сократится. И если для энергоемких экономик, таких как американская, это просто плохая новость, то для развивающихся стран такая ситуация может стать катастрофой. Ведь там часто нефть используется не только для производства транспортного топлива, но и для обеспечения освещения, приготовления пищи и для ирригации. Аль-Хуссейни опасается, что мир еще не осознал надвигающихся угроз и не готов к ним. Экономные автомобили и альтернативные технологии смогут частично компенсировать истощающиеся запасы нефти, но более сложной задачей будет убедить страны, не привыкшие ограничивать себя ни в чем, уменьшить ее потребление. «До сих пор никто не пытается вынести на обсуждение вопрос, как перестроить наш привычный энергоемкий уклад жизни», – говорит Аль-Хуссейни. Неумолимая арифметика наглядно демонстрирует стремительно убывающие запасы нефти. Так что промедление смерти подобно.