Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
National Geographic №195, декабрь 2019
National Geographic Traveler №72, ноябрь 2019 – январь 2020
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Наука

Ной нашего времени

Текст: Дуглас Х. Чадвик
28 января 2012
/upload/iblock/cea/ceaef752cb2875cd4b82cc681a2b1cc8.jpg
Белый лопатонос – современник динозавров, доживший до наших дней. Его усики чувствуют следы химических веществ, тянущиеся за добычей, но зона его распространения на реке Миссури сильно сузилась.
Фото: Джоул Сартури
/upload/iblock/964/964ca2224b8ac78d59953f0b5b0aa398.jpg
Китайская исполинская саламандра, достигающая 180 сантиметров в длину, – крупнейшая в мире. Напуганная саламандра выделяет зловонную слизь, что, впрочем, не мешает людям употреблять животное в пищу и использовать в народной медицине.
Фото: Джоул Сартури
/upload/iblock/0cf/0cfead9b7e80770d920d2ec25686a8a0.jpg
Ученые вернули в реку Абрамс-Крик в Теннесcи виды рыб, когда-то из нее исчезнувшие, и теперь регулярно отслеживают их состояние. Заглядывая под плоские камни, они ищут дымчатого сомика – рыбки длиной пять сантиметров.
Фото: Джоул Сартури
/upload/iblock/d2a/d2a7deb41929779390bbad1a7f5d147b.jpg
У змеиношейной черепахи Рейманна, уроженки Новой Гвинеи, 18-сантиметровый панцирь и сильные челюсти, которыми она разгрызает улиток. А еще она пахнет так же неприятно, как скунс. «Не первая красавица среди змеиношеек», – смеются ученые.
Фото: Джоул Сартури
Виды пресноводных исчезают с лица Земли гораздо быстрее тех, что живут на суше и в море. Но сегодня у обитателей рек и озер появилась надежда.
Ковчег их никуда не плывет, и седых библейских бород у них нет. Два Ноя современности познакомились в середине 1980-х годов в аспирантуре. Дж. Р. Шьют и Пэт Рейкс с юных лет любили плескаться в воде и разводить рыбок. Детское увлечение превратилось в необычную профессию. Их ковчег – это кирпичный амбар в Ноксвилле, штат Теннесси, от пола до потолка заставленный аквариумами и пластиковыми контейнерами. В шесть сотен сосудов день и ночь льется вода. А рыбки в них – последние представители своих видов. Чтобы сохранить вид, сперва его представителей нужно отловить. Во время этого процесса Шьют и Рейкс, сотрудники неправительственной рыбоохранной организации Conservation Fisheries, Inc. (CFI), выглядят весьма забавно: в масках и гидрокостюмах, с дыхательными трубками и рыболовными сачками, одетыми на головы вместо шляп (обе руки нужны им для передвижения по дну). Ночью плавать приходится еще и с фонарями (в темное время суток некоторые виды более активны). Однажды, проплывая мимо темного палаточного лагеря, Шьют и Рейкс услышали с берега: «Вот черт! Тут какие-то здоровые лягушки размером с быка с фонарями на голове!»
Пресноводные исчезают в четыре-шесть раз быстрее животных, обитающих на суше или в море. Сегодня почти треть рыб юго-востока США столкнулась с угрозой исчезновения.
На озера, болота и реки приходится менее 0,3 процента пресной воды и менее 0,01 процента всей воды на Земле. Между тем в этих водах обитает целых 126 тысяч видов животных, включая улиток, мидий, крокодилов, черепах, амфибий и рыб. В озерах и реках водится почти половина из 30 тысяч известных видов рыб – и у многих дела идут не слишком хорошо. Пресноводные исчезают в четыре-шесть раз быстрее животных, обитающих на суше или в море. Почти половина видов, находящихся под угрозой исчезновения в США, – пресноводные. Промышленность и сельское хозяйство сосредоточены возле проточных вод, и отходы практически всей нашей деятельности устремляются в ближайший ручей – если только он уже не осушен. Так, могучие Рио-Гранде и Колорадо в устье – тоненькие струйки. Рыбы юго-востока США, как и большинство пресноводных рыб, обычно бывают мелкими и невзрачными. Однако если взглянуть на них весной или летом, когда самцы в период размножения меняют окраску, можно подумать, что рядом находится коралловый риф. Рождественские дартеры (Etheostoma hopkinsi) похожи на плавучие деревья с красными гирляндами; праздничные дартеры (Etheostoma brevirostrum) и дартеры-помады (Etheostoma chuckwachatte) украшены бирюзовыми и оранжевыми полосками и крапинками. Наросты на спинных плавниках самцов леденцовых дартеров (Etheostoma neopterum) раздуваются и становятся ярко-желтыми – похожие на икру бугорки, вероятно, побуждают самок к нересту. Впечатляет и поведение рыб. Самцы каменных сомиков – рыб длиной с палец, у которых ото рта, как бакенбарды, тянутся усы – берут икринки в рот, чтобы почистить их. Некоторые самцы дартеров для этого взбалтывают воду над икринками, заодно снабжая их кислородом. А перцина из реки Конасога (Percina jenkinsi), едва достигающая в длину 13 сантиметров, использует свой нос как рычаг, переворачивая им камни в поисках пищи. Эта рыбка – единственный известный обитатель реки Конасога, воды которой давно загрязнены фермами и фабриками. Три новых жителя ковчега – единственные содержащиеся в неволе представители вида. В CFI надеются, что они не окажутся особями одного пола и смогут образовать пару – тогда вид не исчезнет. Редких рыб истребляют и намеренно – когда они не представляют экономического интереса. Например, власти национального парка Грейт-Смоки-Маунтинс в 1957 году решили выпустить в ручей форель для рыбалки и потравили местную рыбу – так река Абрамс-Крик лишилась почти половины из 70 видов своих рыб. А в итоге сегодня почти треть рыб юго-востока США столкнулась с угрозой исчезновения. Для многих это уже вопрос нескольких лет. Группа ученых даже составила список «Безнадежная дюжина», включив туда 12 видов рыб, которые, вероятно, скоро вымрут – и о большинстве из них люди даже не слышали. Однако Шьют и Рейкс не теряют надежды, что им удастся в конечном итоге восстановить популяцию рыбы в реках – в том случае, если производители будут очищать воды рек. Иногда это получается: таких рек уже больше трех десятков. Так, река Пауэлл в 1996 году была в плачевном состоянии: в нее сливали грязь из шахты. Это, помимо прочего, резко сократило ареал желтоперого сомика. CFI вернула к жизни этот вид и помогла снова расширить его ареал. «Это серьезный эксперимент, – говорит Рейкс, – и по мере работы мы учимся». Река Пиджен, текущая из Северной Каролины в Теннесси, была худшей из худших в районе. Но компания, которая сбрасывала в нее химикаты, совместно с местными общинами в итоге привела все в порядок, и ученые начали вновь подселять сюда мандариновых перцин (Percina aurantiaca). «Смогла Пиджен, смогут и другие, – уверен Шьют. – А если меня захотят отсюда прогнать, я буду отбиваться».