Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №191, август 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Наука

Похождения мух-космонавтов: комикс

Диана Хомякова Иллюстрации: Ольга Посух
27 февраля 2017
Сибирские учёные приняли участие в исследовании родившихся и выросших в космосе мух и выяснили, какой эффект на их геном оказывает невесомость.
В 2014 году на космическом спутнике Фотон-M4 на околоземную орбиту были запущены мухи-дрозофилы. Эксперимент организовал Институт медико-биологических проблем РАН (Москва) в тесном сотрудничестве с Роскосмосом. Учёных интересовало, как происходит развитие живых организмов, в том числе плодовой мушки дрозофилы, в условиях космического полёта и как на это развитие влияет невесомость. Исследователи из лаборатории геномики Института молекулярной и клеточной биологии СО РАН обеспечили в этой работе анализ данных по экспрессии генов дрозофилы. Результаты работы были опубликованы в международном журнале PLoS ONE.

«Здесь была интересна именно длительность полёта. Спутник провёл на орбите около двух месяцев. За это время там сменилось три поколения дрозофил. То есть мы изучали организмы, которые никогда не знали земного притяжения. Причём, это было уже второе поколение, выросшее в условиях невесомости, — рассказывает заведующий лабораторией геномики ИМКБ СО РАН кандидат биологических наук Степан Николаевич Белякин. — Понятно, что за два поколения мухи не начнут эволюционировать, превращаться в «космических мутантов», но этого вполне достаточно, чтобы мы могли оценить то, что в биологии называется «нормой реакции» — некоторый диапазон, в котором организм откликается на условия обитания». 

Хрестоматийный пример «нормы реакции» знаком нам ещё по школьному учебнику биологии за седьмой класс — холёный одуванчик, выросший в максимально комфортных условиях сада, и его чахлый, но стойкий высокогорный собрат, постоянно вынужденный бороться с трудностями. Вся наблюдаемая разница — это реакция на окружающие условия, в том числе и на генетическом уровне.

Учёных интересовало, во-первых, существует ли вообще реакция на отсутствие гравитации у дрозофил и, во-вторых, насколько она сильная. Эксперимент проходил следующим образом: один образец мух, вернувшихся на Землю, был отобран сразу же на месте приземления спутника где-то в Оренбургской степи — туда на вертолётах прилетели учёные с микроскопом, жидким азотом и быстро заморозили материал. Части мух позволили развиваться ещё 12 часов, сутки и так далее, чтобы посмотреть, насколько быстро они вернутся к нормальному состоянию.
 
Контрольная группа мух выращивалась в Институте медико-биологических проблем РАН ровно в таких же условиях, как и у мух в космосе. Температура, газовый состав, всё было идентично обстановке на орбите (если что-то менялось там, параллельно это же меняли на Земле). Разница была только в наличии/отсутствии гравитации.

«Но что меня удивило больше всего, это то, с какой скоростью всё восстановилось обратно. Все изменения, которые мы наблюдали, пришли к норме в течение уже 12 часов, — говорит Степан Белякин. — А значит, можно предположить существование механизма, который регулирует гены в зависимости от силы тяжести. Скорее всего, эффект не прямой: физиологическая нагрузка возросла, поскольку муха стала иметь вес (хоть и маленький, но он появился), и каким-то образом это привело к тому, что гены активизировались. Вероятно, здесь имеет место какая-то физиологическая реакция, которая отразилась также и на активности генов. Получается, что в этом эксперименте удалось пронаблюдать норму реакции, тот самый диапазон откликов организма на конкретный фактор – отсутствие силы тяжести. Причем стоит нам всё вернуть обратно, как всё тут же восстанавливается, устойчивость организма очень высокая».

Помимо фундаментальных знаний о биологическом устройстве организма, это открытие даёт надежду на возможность осуществления для человека длительных космических полётов. Так, если в каком-то далёком-далёком будущем люди совершат путешествие на какую-нибудь не очень далёкую звезду (до которой лететь даже со скоростью света придётся 100 лет), то можно думать, что как только они или их потомки снова окажутся там, где есть гравитация, их организмы быстро восстановятся и гены будут работать правильно  — так же, как и у нас.

Nat-geo.ru благодарит Сибирское отделение академии наук за предоставление материала.