Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №191, август 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Наука

Приключения викингов в Америке

Текст: Хизер Прингл Фотографии: Дэвид Ковентри
23 ноября 2012
/upload/iblock/007/0078eb6f9faedb76cf2131328ca0d0e3.jpg
На кораблях, подобных этой современной реконструкции, отважные скандинавские мореплаватели устремлялись к берегам Нового Света в поисках меха, моржовой кости и торговых партнеров – которых, возможно, они обрели в лице представителей местного племени дорсет. Музей викингских кораблей, Роскилле, Дания.
Фото: Дэвид Ковентри
/upload/iblock/20a/20a7d32c25c8751f272a711b343d6f59.jpg
Охотник Донни Пицеолак высматривает белых медведей на берегах канадского острова Баффинова Земля.
Фото: Дэвид Ковентри
/upload/iblock/12a/12add61f17ef903655e312222c502f72.jpg
Археолог Патриция Сазерленд (в оранжевой куртке) и другие сотрудники из ее команды уверены, что обнаружили стоянку викингов в Америке. Они ведут раскопки в долине Тэнфилд-Вэлли на острове Баффинова Земля, где новые поселенцы без труда могли найти дерн для строительства.
Фото: Дэвид Ковентри
/upload/iblock/6c9/6c927806e75adb2f5a737969f62f00a2.jpg
Возможно ли, чтобы эти палочки с зарубками и насечками служили викингам для ведения счетов в торговле? Патриция Сазерленд считает, что да.
Фото: Дэвид Ковентри
/upload/iblock/7d1/7d176da30a4a01b2177e0907d003fe40.jpg
Вырезая фигурки из моржовой кости, мастера из племени дорсет стремились изобразить загадки и чудеса арктического мира, начиная с белых медведей, блуждающих по пустынным берегам, и заканчивая портретом человека (следующее фото).
Фото: Дэвид Ковентри
/upload/iblock/c80/c807f7bd130bbc72336180815684263d.jpg
Фото: Дэвид Ковентри
/upload/iblock/454/454f12d696e28ef26c83ef9dacab026d.jpg
Резная фигурка из оленьего рога – своего рода сравнительный анализ двух лиц. Одно из них широкое и круглое, с чертами, характерными для представителей племени дорсет. Другое – длинное и узкое, с большим носом и густыми бровями – напоминает европейца.
Фото: Дэвид Ковентри
/upload/iblock/573/573d477cd51570027aab2c5842517363.jpg
Эта резная фигурка донесла до нас образ дорсетского охотника. Коренные жители острова не умели делать лук и стрелы и жили небольшими сообществами. Скорее всего, серьезной угрозы для викингов они не представляли. В конце концов племя дорсет исчезло при таинственных обстоятельствах.
Фото: Дэвид Ковентри
/upload/iblock/6b3/6b389682b0222ab1bcb7f46e2d9a7a83.jpg
Судя по новейшим находкам, можно предположить, что древние жители Америки, вырезавшие эту свирепую маску, неплохо ладили с викингами.
Фото: Дэвид Ковентри. Все артефакты предоставлены Канадским Музеем культуры.
/upload/iblock/152/1527c3318a4ca2a62ad0600fa8a36131.jpg
На этом острове археологи обнаружили пряжу, изготовленную викингским способом, и другие свидетельства контактов с европейцами.
Фото: Дэвид Ковентри
Разматывая клубок археологических находок, канадский ученый Патриция Сазерленд восстанавливает утраченные страницы истории Нового Света.
Патриция Сазерленд сразу заметила нестыковку фактов: слишком уж пушистыми оказались эти нити, слишком мягкими на ощупь. Волокна из коротких волосков, сплетенные, как выяснилось, из шкуры арктического зайца, были найдены в заброшенном поселении на северной оконечности острова Баффинова Земля у берегов Канады, к северу от Гудзонова залива. В 1980-е годы эти загадочные мягкие нити озадачили и римско-католического миссионера. Загвоздка была в том, что шерстяные волокна совсем не в стиле полярных охотников, здешних коренных жителей, которые предпочитали скручивать нити из сухожилий. Как эти волокна сюда попали? Долго не размышляя над этим вопросом, старый священник упаковал нити вместе с остальными находками и доставил их в Канадский музей культуры в городе Гатино провинции Квебек. Своими сомнениями священник ни с кем не поделился – никого не заинтересовавшие нити скромно пылились на музейной полке добрый десяток лет. И вот в 1999 году сотрудник музея, полярный археолог Патриция Сазерленд, проводя рядовую проверку коллекции, обратила внимание на неожиданную мягкость нитей. Патриция привыкла доверять своему научному чутью и решила на всякий случай рассмотреть волокна под микроскопом.
А что, если в давние времена на берегу далекой Баффиновой Земли высадился отряд викингов, которых мирно встретили охотники, коренные жители острова?
Конечно, так все и оказалось: короткие волоски были сплетены в мягкую пряжу. Но первобытные обитатели Баффиновой Земли не умели ни прясть, ни ткать – они шили одежду из меха и шкур. Откуда же могла взяться эта пряжа? Шестеренки памяти в голове Патриции Сазерленд закрутились с бешеной скоростью – она вспомнила одно знаменательное событие. Давным-давно, будучи еще аспиранткой, Патриция помогала в раскопках жилища викингов в Гренландии, и ее коллеги находили кусочки подобной пряжи на полу ткацкой мастерской. Патриция тут же набрала номер знакомого археолога из Дании. Через несколько недель специалист по тканям викингов вынесла свой вердикт: канадская пряжа как две капли воды похожа на ту, что пряли древнескандинавские женщины в Гренландии. «Я просто ушам своим не поверила!» – вспоминает Патриция. Это открытие породило рой вопросов, которые не давали Патриции спать по ночам. Сазерленд напала на след и, словно ищейка, годами упорно шла вперед, не ведая, куда заведет ее чутье. А что, если в давние времена на берегу далекой Баффиновой Земли высадился отряд викингов, которых мирно встретили охотники, коренные жители острова? Вдруг эта самая пряжа поможет открыть давно забытые страницы истории Нового Света? Викинги были величайшими первопроходцами Европы. На своих крепких деревянных кораблях, которые и по сей день считаются шедеврами судостроения, они устремлялись от берегов родной Скандинавии, гонимые жаждой наживы и новых открытий. В VIII веке кое-кто из них отправился на запад – кровавые набеги викингов на территории современной Шотландии, Англии и Ирландии увековечены в средневековых манускриптах. Многие вступили на торговую стезю. Еще в IX веке скандинавские купцы стали мало-помалу продвигаться на восток вдоль берегов Белого и Черного морей в Азию и Закавказье, а также осваивать реки Восточной Европы. На главных торговых путях Евразии они строили новые города и обменивали свои товары на стекло из долины Рейна, серебро с Ближнего и Среднего Востока, ракушки с Красного моря и шелк из Китая. Самые горячие головы отваживались заплывать далеко на запад – им были по колено не только моря, но и коварные, окутанные туманом воды самой северной части Атлантического океана. В Исландии и Гренландии, бросая вызов суровому климату, викинги умудрялись основывать земледельческие поселения. Они предлагали диковинные для европейского рынка товары: от моржовой кости до спиралевидных бивней кита-нарвала, которые можно было выгодно продать, выдав за рог единорога. Но кое-кому из вождей и этого было мало. Не страшась опасностей, они плыли все дальше и дальше на запад, лавируя между айсбергами, и в конце концов добрались до Америки. Наступил день, где-то между 989 и 1020 годами, когда скандинавские мореплаватели – предположительно около 90 человек, включая женщин, – высадились на острове Ньюфаундленд. Там они возвели множество хижин из дерна – это были ткацкие мастерские, кузницы и судоремонтные верфи. В 1960-е годы норвежский путешественник Хельге Ингстад обнаружил заросшие растительностью руины этой древней стоянки викингов в местечке Л’Анс-о-Медоус. Его команда провела здесь первые раскопки. Позднее канадские археологи нашли железные корабельные заклепки и другие артефакты с затонувшего корабля – по-видимому, викингского – у берегов острова Элсмир. Однако следующие годы не баловали ученых находками, и след викингов в Америке затерялся – пока за дело не взялась Патриция Сазерленд. В мягком утреннем свете на Баффиновой Земле Сазерленд и члены ее команды вереницей спускаются вниз по каменистой тропинке, ведущей в зеленую долину Тэнфилд-Вэлли. Cтупив на узкую полоску земли между двумя озерцами, Патриция любуется густым, рыхлым, мягким ковром из мха, застилающим всю долину. «Здесь полным-полно всякой растительности и достаточно дерна, чтобы строить жилища», – оживленно говорит Патриция Сазерленд. Патриция, теперь научный сотрудник Абердинского университета, с улыбкой перечисляет все плюсы этого идеального места. Но когда Патриция взбирается на невысокий холм к месту раскопок, ее лучезарное настроение моментально улетучивается. После вчерашней грозы раскопы на 20 сантиметров залиты водой. Чтобы осушить их, надо вычерпывать воду ведрами и откачивать насосом – несколько часов работы. «Этого еще не хватало, у нас и так уже времени в обрез», – ворчит Патриция. У Патриции Сазерленд серебристо-седые кудряшки, девчоночий голос и рост «метр с кепкой» – внешность, прямо сказать, не слишком лидерская. Но энергии у этой 63-летней ученой дамы хоть отбавляй. Каждое утро она первой встречает солнце и каждый вечер последней залезает в спальный мешок. За день помимо раскопок она успевает переделать массу всего: и блинчиков нажарит, и обед для эскимосских старейшин приготовит, и электрическое ограждение от медведей проверит. Принимать решения в лагере, важные и не очень, тоже по ее части. Всего три месяца назад Патриция перенесла серьезную операцию на плече. После четырех месяцев раскопок левая рука у нее так распухла, что приходится носить повязку. Но упорства Патриции не занимать. В 1999 году, «опознав» пряжу, она засела в запасниках Канадского музея цивилизации. И начала внимательно изучать предметы, найденные другими археологами на местах стоянок полярных охотников – дорсетов. Они заселяли восточное Арктическое побережье почти две тысячи лет, вплоть до своего таинственного исчезновения в конце XIV века. Разглядывая сотни предположительно дорсетских артефактов под микроскопом, Патриция вновь обнаружила кусочки уже знакомой пряжи. Они были найдены при раскопках четырех крупных поселений – в Нунгувике, в долине Тэнфилд-Вэлли, на островах Локс-Ленд и Баттон. Находки из этих поселений были явно очень странные. К изумлению Патриции, ей попались фрагменты палочек с зарубками и насечками, очень похожих на те, что служили викингам для записи счета при заключении торговых сделок. Некоторые артефакты напоминали фрагменты веретен. Среди находок были и кусочки дерева с квадратными отверстиями от гвоздей и темными пятнами, вероятно, от контакта с железом. Радиоуглеродный анализ одного из них показал, что фрагмент датируется XIV веком, когда эпоха викингов в Гренландии уже подходила к концу. Чем дольше Патриция штудировала старые дорсетские находки, тем больше уверялась в том, что викинги жили на этих берегах. Осматривая каменные орудия, она обнаружила около 30 точильных камней. Такие камни были традиционным инструментом скандинавских мужчин и женщин. Несколько резных фигурок работы дорсетских мастеров, казалось, запечатлели европейскую внешность – длинные носы, густые кустистые брови, бороды. Артефакты явно свидетельствовали о дружеских контактах между дорсетскими охотниками и скандинавскими мореплавателями. Но чтобы найти больше доказательств, нужно было провести раскопки. Патриция собрала команду заинтересованных коллег и нашла финансирование. Из четырех поселений самые большие надежды внушала долина Тэнфилд-Вэлли. Холодное арктическое солнце мало-помалу начинает клониться к закату. Среди загадочных каменных руин кончиком совка Патриция Сазерленд выковыривает из земли маленький кусочек китового уса. Выпрямившись, она счищает со своей находки грязь, и тогда становятся видны два просверленных отверстия. Дорсетские мастера сверлить не умели – когда им нужно было проделать где-нибудь отверстие, они его выдалбливали, – но у викингских плотников среди рабочих инструментов всегда был припрятан бурав. Им нередко приходилось сверлить отверстия для деревянных штифтов, которыми скреплялись деревянные же детали. Патриция кладет находку в полиэтиленовый пакетик. «Руины древней постройки уже вдоль и поперек перекопаны археологами, мы здесь не первые», – объясняет Патриция. Работа идет медленно, ведь команда Сазерленд проводит не просто раскопки, а настоящую «судебную экспертизу». Любая мелочь, упущенная предшественниками, может стать важной уликой и пролить свет на древних европейских обитателей Тэнфилд-Вэлли. К примеру, в осадочных породах, слагающих фундамент постройки, Патриция обнаружила несколько мельчайших фрагментов шкуры какого-то животного. С помощью генетического анализа было установлено, что это шкура представителя одного из видов крыс, населявших Старый Свет, – скорее всего, черной крысы, которую завезли в Америку на корабле. Среди новых находок есть и более существенные. Сазерленд и ее коллеги обнаружили остатки торфяных блоков (этот материал обеспечивал викингам прекрасную теплоизоляцию стен) и фундамент из крупных камней. Тот, кто обрабатывал эти камни, был явно знаком с секретами скандинавской каменной кладки. Общие размеры сооружения, материал стен и дренажная канава вдоль камней – все это напоминает характерные постройки викингов в Гренландии. Есть здесь и один участок, где до сих пор витает особый, ни с чем не сравнимый аромат, выдающий отхожее место. На уровне пола кто-то из команды нашел комочки мха размером с ладонь – викингский эквивалент туалетной бумаги. «Дорсетское племя никогда подолгу не оставалось на одном месте, поэтому просто не было смысла строить туалеты», – рассуждает Сазерленд. Так почему же здесь задержались неугомонные викинги? Почему выстроили себе жилище в этом уголке далекого, сурового Хеллюланда, где бушуют, не стихая, ледяные ветра? К концу IX века ко двору англосаксонского короля Альфреда Великого пожаловал богатый викингский купец по имени Охтере. Он поведал о своем долгом путешествии к берегам Белого моря, где северное племя саамов осыпало его фантастическими богатствами арктической земли, от мехов выдры и куницы до мягкого птичьего пуха в великом изобилии. Торговец преподнес королю моржовую кость, из которой можно было вырезать блестящие шахматные фигуры и другие изысканные произведения искусства. Охтере был не единственным из викингских купцов, кто стремился удовлетворить европейский спрос на северную экзотику. Викинги, исследуя североамериканское побережье тысячу лет назад, стремились наладить торговые связи с аборигенами. На острове Ньюфаундленд, который они называли Винландом, их встретили враждебно. Местные жители были хорошо вооружены – и отнюдь не обрадованы появлением незваных гостей. Но Хеллюланд населяли небольшие кочевые отряды дорсетских охотников, которым дружба с иноземцами сулила выгоду, и потому хеллюландцы оказали викингам радушный прием. В оружейном деле хозяева не преуспели, зато знали все хитрости охоты на моржей и ловли пушных зверей, из мягкой шерсти которых могла получиться роскошная пряжа. К тому же, как считают некоторые ученые, дорсетское племя в совершенстве владело искусством торговли. Не одну сотню лет они выменивали у своих соседей медь и другие редкие товары. «Не исключено, что это были самые успешные предприниматели во всей Арктике», – говорит Патриция Сазерленд. Поскольку коренное население не представляло для них угрозы, викингские путешественники, по всей видимости, соорудили в Тэнфилд-Вэлли временный лагерь – возможно, не только для торговли, но и для охоты. В здешних краях в изобилии водились полярные лисицы, и на их мех иноземцы могли выменивать кусочки обработанной древесины, из которых можно было что-нибудь вырезать, и небольшие куски металла, пригодные для вытачивания острых клинков. Судя по всему, торговля мехами и другими предметами роскоши со временем приобрела серьезные масштабы. Археологические находки свидетельствуют о том, что некоторые дорсетские семьи выделывали шкуры зверей, расположившись всего лишь в паре километров от викингской стоянки. Впереди у Патриции Сазерленд еще много работы. До сих пор исследован лишь небольшой участок долины Тэнфилд-Вэлли. Впрочем, в археологии находки – это еще не все, главное – как их интерпретировать. Несколько десятилетий назад ученые ломали копья из-за Л’Анс-о-Медоуса, и теперь повторяется та же история. Но Патриция готова отстаивать свою правоту. Она снова принимается копать. «Я уверена, здесь еще много чего спрятано, – улыбается Патриция Сазерленд. – И в конце концов мы докопаемся до правды!»