Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №192, сентябрь 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Наука

Рецепты похищения

Текст: Карен Э. Ланж Фотографии: Майкл Мелфорд
28 июля 2011
/upload/iblock/cfd/cfd2c6fdfc510423571e52a3ad9fe919.jpg
Прилавки иерусалимского магазина завалены предметами старины. По закону можно продавать то, что найдено до 1978 года. Но спрос на артефакты растет, и мародерам удается сбыть любые находки.
Фото: Майкл Мелфорд
/upload/iblock/5ec/5ec3555ac6af4e29da0ed522c0480375.jpg
На западному берегу реки Иордан – около 2000 мест археологических раскопок. Но единой системы охраны не существует, потому что область поделена на анклавы, подконтрольные разным странам. Здесь процветает мародерство. Так, монета времен Ирода Великого оказалась на прилавке в Вифлееме.
Фото: Майкл Мелфорд
/upload/iblock/5b4/5b4d4723b3babe9bc0a863f8f028b936.jpg
Мозаика VIII века украшает дворец в Иерихоне. Но полюбоваться ею непросто. Туризм на Западном берегу подкосила политическая нестабильность, она же потворствует мародерству.
Фото: Майкл Мелфорд
/upload/iblock/33e/33ee5c734dbd84d6a68718e3e9efc099.jpg
Защитить археологические раскопки на Западном берегу Иордана непросто. У полиции множество преград, одна из которых – израильские защитные заграждения, например под Аль-Джибом.
Фото: Майкл Мелфорд
/upload/iblock/c26/c26305a252fd126d39e8b4c51e22a306.jpg
Мародер в маске демонстрирует металлоискатель – с помощью этого прибора он находит артефакты на неохраняемых археологических объектах на Западном берегу реки Иордан.
Фото: Майкл Мелфорд
Палестинская земля видела многое. Как и сегодня, периоды мирной жизни чередовались с кровавыми конфликтами. Возникали и уходили в небытие цивилизации и народы. Многие из них оставили глубокий след в истории, а еще - ценные артефакты, которые хранит древняя земля.
Долгую тысячу лет на поросшем оливковыми деревьями покатом склоне к юго-западу от Хеврона стоял в развалинах храм Хирбет-Тавас, византийская жемчужина. Длинные стройные ряды колонн базилики стерегли мозаичный орнамент, украшающий церковный пол. Но в 2000 году началась вторая интифада, и, пока палестинцы бились с израильтянами, Западный берег оказался бесконтрольным. Некоторое время спустя израильтяне расставили повсюду блокпосты, перекрыли регион и запретили палестинцам работать на территории Израиля. Люди, лишенные заработка, пустились во все тяжкие. Вооружившись лопатами, небольшая группка мародеров нагрянула в Хирбет-Тавас. Они перерыли все: фундаменты, колодцы, резервуары... Абу Мохрез, местный имам, владелец магазина, тщетно пытался остановить мародеров. Те продолжали искать вещи, пригодные для продажи: византийские монеты, глиняные лампы, стеклянные браслеты. Они разрушили колонны и перекопали всю землю, уничтожив остатки стен и дверных проемов – а с ними и все свидетельства жизни тысяч древних поселенцев. Уникальная находка археологов, популярный туристический объект, теперь Хирбет-Тавас напоминает лунный рельеф. Этот храм – далеко не единственный древний памятник, пострадавший от рук мародеров после начала второй интифады. И дело не только в безработице. Важные причины – неадекватные меры властей, и палестинских, и израильских, а также спрос на предметы старины в Израиле. По словам Морага Керсела, эксперта по нелегальной торговле антиквариатом из Торонтского университета, это идеальные условия для мародерства.
В Иерусалиме краденым антиквариатом торгуют в лавках на Виа Долороза, на Скорбном Пути, по которому, как считается, Христос шел к месту распятия. Туристы и паломники, жаждущие увезти с собой частицу Святой земли, невольно поддерживают этот бизнес.
Западный берег – колыбель цивилизации, родина земледелия и оседлых поселений. Этот край хранит следы нескольких империй. По здешним каменистым холмам проходили армии Древнего Египта, Ассирии, Вавилона, Персии, Греции и Рима. Это земля, священная для миллионов евреев, христиан и мусульман: по ней ступала нога Авраама, сюда стремился Моисей, здесь правили цари Давид и Соломон; это место, где Бог явился во плоти; священный центр, куда пророк Мухаммед совершил свое таинственное ночное путешествие. И такое бесценнейшее наследие стремительно исчезает! «Я не представляю, что найдут археологи, когда начнут здесь раскопки, – сокрушается Сала аль-Худалье, директор Археологического института при университете “Аль-Кудс” в Иерусалиме. – Уничтожается культурное достояние, которое принадлежит не просто каждому палестинцу, а каждому жителю Земли». К счастью, некоторые памятники все же уцелели – холм Иродиум, например, защищен расположенной недалеко от него израильской военной базой. Но от многих других археологических объектов не осталось почти ничего. На огромных, с несколько футбольных полей, площадях мародеры разрывают землю экскаваторами и бульдозерами, уничтожая верхний слой почвы. Потом берутся за металлоискатели – если находят монеты, значит, рядом могут быть и другие ценности. Тогда в ход идут лопаты. Среди скальных могил, которыми изрезаны холмы в окрестностях Дженина, Наблуса, Вифлеема и Хеврона, расхитители методично обчищают каждый склеп. Они выбрасывают кости: их интересуют лишь маленькие саркофаги, где эти кости хранились, – оссуарии. Мужчина средних лет из города Саира, возвышающегося на холме к северо-востоку от Хеврона, вспоминает о мародерстве – своей первой в жизни «работе» – без тени смущения: «После оккупации 1967 года у нас не было ни работы, ни еды. И мы, тогда еще мальчишки, пошли с лопатами к древним памятникам». Прошло четыре десятилетия, но ситуация не сильно изменилась. «Наша экономика разрушена, – говорит другой мой собеседник, продавец нелегального антиквариата. – Мы не знаем другого способа кормить семьи». Палестинские законы запрещают уносить что-либо с раскопок, равно как продавать или покупать предметы старины. Тем не менее мародерство процветает. Наказание мягкое – как правило, несколько недель заключения. Многие критикуют Палестину за то, что она мало пропагандирует среди граждан ценность их культурного наследия. Но главная проблема в другом: и палестинские, и израильские власти попали в ловушку юридических норм. Согласно Декларации принципов, подписанной в Осло в 1993 году, и последующим договоренностям, в юрисдикции палестинских правоохранительных органов находятся все города и некоторые большие поселения. Палестинские силы также могут заходить на территории, которые контролируют совместно с Израилем. Проход на территории, подчиняющиеся исключительно Израилю (а это примерно 60 процентов земель Западного берега реки Иордан), по сути, запрещен. Палестинские полицейские пробираются туда в штатском и без оружия. Вот типичная история. Однажды ночью шестеро палестинских полицейских попытались без оружия задержать в окрестностях Вифлеема людей, рывшихся в могилах. «Мы закричали: “Стойте, полиция!” – вспоминает Намр Бойя, один из стражей порядка. – А преступники окружили нас и забросали камнями». Израильским солдатам, напротив, можно ходить где угодно. Вот только гражданские власти этой страны очень неохотно отправляют своих военнослужащих на борьбу с мародерами, поскольку палестинцы любое появление израильских сил на Западном берегу расценивают как провокацию. «Израильского патруля нет, у палестинского ограничены полномочия. В результате археологические объекты некому защитить», – говорит Хамдан Таха, глава палестинского департамента древностей. Некоторые краденые предметы искусства скупают посредники, чтобы сбыть в израильских магазинах – туристы и паломники, жаждущие увезти с собой частицу Святой земли, невольно поддерживают этот бизнес. В Иерусалиме краденым антиквариатом торгуют в лавках на Виа Долороза, на Скорбном Пути, по которому, как считается, Христос шел к месту распятия. Мелкие старинные монеты – вроде тех, что, как сказано в Новом Завете, пожертвовала бедная вдова, – продают по сто долларов, а то и дороже. Хрупкие стеклянные флаконы для хранения слез римских плакальщиков стоят от семисот до тысячи долларов. Израильский департамент древностей инспектирует магазины и проверяет сообщения об украденных артефактах. К таковым относят все предметы старины, найденные во время раскопок после вступления в силу в 1978 году Закона о древностях. По закону каждому артефакту должен присваиваться инвентарный номер. Но, как признает Амир Ганор, глава отдела по пресечению краж из департамента древностей, эту норму нетрудно обойти. Перекупщики либо приобретают «отмытые» артефакты в странах Залива, либо сами их «отмывают»: продают зарегистрированные товары туристам, а затем переклеивают инвентарные номера на похожие краденые. По правилам на вывоз таких покупок туристы должны до отъезда получить разрешение. Однако так поступают немногие: продавцы частенько умалчивают об этом требовании. Обеспокоенные разгулом мародерства, палестинские власти предложили увеличить наказание за порчу археологических объектов до пяти лет тюрьмы. Но пока политическая ситуация остается сложной, юридические казусы и взаимное недоверие сковывают руки стражам порядка по обе стороны границы.