Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
National Geographic №194, ноябрь 2019
National Geographic Traveler №72, ноябрь 2019 – январь 2020
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Наука

Сейды, нураги, менгиры: о чем они безмолвствуют?

20 июня 2012
/upload/iblock/e92/e92e9c81071936e6223173f4f126d185.jpg
Археолог Александр Гей занимается мегалитами уже много лет и тем не менее признается: несмотря на последние сенсационные находки и открытия, наука не так далеко продвинулась в их разгадке. Автор: Артем Чернов.
/upload/iblock/f0a/f0a45a9f68e1b41afe894fe1ee76b9e6.jpg
Комплекс мегалитов в долине реки Жане неподалеку от Геленджика. Вид церемониального двора перед погребальной камерой. Автор: Виктор Трифонов.
Стонхендж – самый знаменитый из мегалитов – веками будоражил воображение людей. Но еще тысячи и тысячи не менее загадочных доисторических каменных «сфинксов», ставящих в тупик исследователей, рассыпаны по всему миру. Немало этих таинственных сооружений и на территории России. Александр Гей, известный российский специалист по энеолиту и бронзовому веку в Юго-Восточной Европе и на Кавказе, уверен: открытий здесь хватит не на одно поколение.

Какие бывают мегалиты и чем они отличаются друг от друга?

Сооружения из огромных камней, плит и блоков возводились разными народами и в разные эпохи. Египетские пирамиды или храм в Бельбеке – тоже мегалиты. Просто называть их так не принято. Мегалитическими в научном и широком обиходе называют, как правило, каменные памятники первобытных народов, не достигших уровня варварства или цивилизации.
Во Франции, на побережье Атлантики – целые поля из тысяч этих мегалитов, выстроенных параллельными рядами на протяжении многих километров.
К тому же мегалиты бывают разных типов: североевропейские сейды, нураги острова Сардиния, коридорные гробницы Приатлантической Европы, которые часто теперь называют по-бретонски каирнами; менгиры – вертикальные камни-стелы; кромлехи – каменные круги; дольмены – гробницы с опорами или стенами из вертикальных камней, перекрытых обычно плоской крышей.

К какому времени относится большинство из них?

В разных районах мира их датировка различная. В Западной Европе, в Великобритании, Ирландии, мегалиты возникли в четвертом тысячелетии до нашей эры, а может, – и в конце пятого тысячелетия до нашей эры. У нас древнейшие мегалиты более поздние: конца четвертого – начала второго тысячелетия до нашей эры. Главная проблема – кто и почему их строил. Одними из самых загадочных мегалитов остаются менгиры. Во Франции, на побережье Атлантики – целые поля из тысяч этих мегалитов, выстроенных параллельными рядами на протяжении многих километров. Для чего они предназначались – можно только догадываться. Дольмены же, бесспорно, были гробницами для небольшой группы людей, семьи, рода. Но почему наши предки вкладывали столько труда в эти захоронения и так их оформляли? Как умудрялись осуществлять такой объем работ? Ответов нет. Посудите сами: тяжелейшие плиты весом от двух до двадцати тонн транспортировались по горной местности на расстояние до четырех километров. Это было очень сложно и, конечно, поражает воображение.

А где в России наиболее интересные скопления мегалитов?

Это кавказские дольмены, территория распространения которых охватывает северные и южные склоны Кавказского хребта в современных границах Краснодарского края, Карачаево-Черкесии, Адыгеи. Особенно много их на Черноморском побережье в полосе от Новороссийска до Сочи и границы с соседней Абхазией. По разным оценкам, на Кавказе насчитывается от двух до трех с половиной тысяч дольменов. В последние годы стали открывать мегалитические памятники и на Урале. Там есть и менгиры, а в районе озера Тургояк – остатки полуподземных построек, выложенных довольно крупными каменными блоками. Впрочем, их только начали изучать. Нужны годы работы, чтобы получить хоть какие-то данные о том, кем и когда возведены эти сооружения.

Почему именно кавказские дольмены – самая яркая мегалитическая культура на нашей территории?

Во-первых, они очень выразительны. Во-вторых, интересно их происхождение. Они более поздние, чем европейские, и в то же время по конструктивным особенностям близки к ним. Тут и кроется главная загадка. Кто их строил? Привнесена ли «дольменная идея» к нам из Европы? Или же возникла самостоятельно? Но почему тогда наши мегалиты так похожи на европейские? Может, причина сходства – в общих правилах обращения с большими каменными блоками и сходстве представлений людей о том, как вообще должны выглядеть погребальные сооружения? Гипотез много. Одни связывают появление дольменов на юге России с таинственными племенами кашков, пришедшими к нам с территории Малой Азии и современной Турции. Другие – с группами переселенцев, торговцев или путешественников из Средиземноморья, проникших в Черное море. Есть и такая идея, что дольмены – это памятники предков абхазо-адыгских народов. У адыгов сохранилось много сказаний и мифов, связанных с дольменами: будто это – жилища хитрых карликов, заставивших их построить племя великанов. Не меньше точек соприкосновения у дольменов и с курганными памятниками причерноморских степей, где тоже есть каменные ящики и кромлехи. Не исключаю, что все они оставлены в «наследство» группами древних индоевропейцев. Вот над этой проблемой мы и работаем уже много лет.

А что чаще всего археологи обнаруживают внутри дольменов?

Прямоугольную или трапециевидную погребальную камеру и… мешанину из костей разных эпох. При раскопках дольмена в Архипо-Осиповке близ Геленджика, нашли слой человеческих костей до сорока сантиметров толщиной! Там было похоронено около восьмидесяти человек. При раскопках мы находим посуду для напутственной пищи или напитков, костяные и бронзовые украшения, орудия труда, оружие – бронзовые и железные ножи, шилья, наконечники копий и стрел. А в дольменах у сел Отхара и Эшеры в соседней Абхазии нашли бронзовые топоры, крюки, булавки, височные украшения в виде витых колечек из серебра, золота и бронзы. Несмотря на внешнюю простоту этого инвентаря, он помог археологам сделать важные выводы о времени возведения дольменов, определить, какие древние народы продолжали использовать их для своих захоронений.

Кто у нас сегодня изучает мегалиты?

Последнее десятилетие – две большие экспедиции: Северо-Кавказская Института археологии РАН, которую возглавляет ваш покорный слуга, и Западно-Кавказская академического Института истории материальной культуры. Ею руководит мой питерский коллега Виктор Анатольевич Трифонов. Мы работаем в контакте и, занимаясь общим делом, результатов друг от друга не скрываем.

Что в ходе ваших экспедиций уже удалось узнать?

Пока мы только предполагаем, как возводили мегалитические сооружения. При доставке плит и блоков из каменоломен, места которых уже определены геологами, вероятнее всего использовали тягловую силу волов и круглые подкладки-катки из бревен. При сборке сооружений возводили земляные насыпи, облегчавшие подъем тяжелых плит. Большая группа людей могла поднять стены дольмена вручную, а потом по земляному пандусу надвинуть на него массивную крышу. При осмотре поверхности плит обнаруживаются и способы обработки, придания камням правильной формы.

А как проходит непосредственный процесс поиска мегалитов?

Раскопки проводятся в летние месяцы. В нашем палаточном лагере, который мы из года в год разбиваем на большой поляне в центре скопления дольменов, работают около тридцати пяти человек, а на раскопки отдельных дольменов расходятся группы по три–семь человек. Сначала находишь какой-нибудь интересный камень, осматриваешь, начинаешь чистить, и вдруг оказывается, что это не просто глыба, а часть развала дольмена или святилища. После закладывается раскоп, целенаправленно снимается вся его площадь, чтобы изучить не только камеру, но и всю конструкцию, которая ее окружает. Ведь обычно дольмен расположен в центре каменной насыпи, ограниченной кругом из плит (кромлехом), а перед входом имеет дворик-площадку, где также совершались культовые церемонии. Мы раскапываем камеру дольмена, фиксируя все находки, зачерчивая и фотографируя скопления костей или целые костяки, а также сопровождающие их предметы. Потом вещи отправляем в музей, а костные остатки – на исследование антропологам. Последние дают заключение о количестве погребенных, их поле и возрасте, а иногда могут рассказать о болезнях, рационе питания, трудовой деятельности и причинах смерти древнего человека. Начиная с 2003 года мы раскопали уже десять дольменов. И именно таким образом летом прошлого года был открыт уникальный дольмен-монолит, состоящий не из отдельных плит, как обычно, а целиком вырубленный в скальном обрыве.

Были ли какие-то неожиданные находки?

Несомненно, выдающееся открытие – находка сюжетных изображений на камнях дольменных двориков. В одном из раскопанных дольменов Виктор Трифонов обнаружил изображения животных, а мы откопали плиту с рисунками пляшущих человечков. Возникает вопрос: почему этот петроглиф с человечками связан с погребальной конструкцией? Изображает ли он танцы во время похоронной церемонии, мифологические сцены или нечто иное? Это поистине удивительное открытие! Ведь на дольменах до сих пор находили лишь простые, хотя и не менее загадочные символы: крест, крест в круге или просто зигзагообразные линии.

Много еще не раскопанных дольменов на территории России?

Только в долине небольшой горной реки Абин, где работает наша экспедиция, с конца XIX века было зафиксировано 8–10 памятников, насчитывающих до девяноста дольменных построек разной степени сохранности. Сейчас мы имеем здесь уже двадцать дольменных местонахождений, а число выявленных построек перевалило за две сотни. Так что работы хватит еще не одному поколению археологов.