Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №191, август 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Наука

Сокровища Армады

Текст: Роберт Стенуи Фотографии: Бейтс Литтлхейлз
11 августа 2011
/upload/iblock/6ec/6ec40fde31e974adc31a7fad18964978.jpg
Некогда безмолвные свидетели гибели роскошного корабля, сегодня базальтовые башни, прозванные Печными Трубами, наблюдают за нашей маленькой надувной лодкой, пришвартованной у основного места погружения – восточной стороны мыса Лакада.
Фото: Бейтс Литтлхейлз
/upload/iblock/8db/8db49d41cb4c7b9b320a757e0ff111dd.jpg
За каждым всплытием следует оживленное обсуждение. На фото: автор (справа) и один из волонтеров, студент архитектурного отделения Франсис Дюмон, внимательно рассматривают только что поднятые золотые и серебряные монеты.
Фото: Бейтс Литтлхейлз
/upload/iblock/ba8/ba819487836d47eaba281fc1194446ca.jpg
Почти все найденные сокровища скрывались под камнями – приходилось работать ломом, чтобы достать их из-под булыжников.
Фото: Бейтс Литтлхейлз
/upload/iblock/913/91329c8be963302e14ccf2f9d20a18a0.jpg
Хрустальные аппликаторы и серебряные бутылочки, в которых испанские гранды хранили изысканные духи. Парфюмерия спасала дворян от жуткой вони, исходившей от галерных рабов с нижней палубы. Пока не был найден аппликатор, автор статьи думал, что бутылочки были предназначены для хранения лекарств.
Фото: Бейтс Литтлхейлз
/upload/iblock/76b/76b78b5e710e09e43de0235fd6760d91.jpg
Символ чести, этот потертый медальон принадлежал неизвестному рыцарю Алькантары. На одной стороне этого медальона выгравирован крест ордена, на другой – изображение Святого Юлиана дель Перейро.
Фото: Бейтс Литтлхейлз
/upload/iblock/4f9/4f98b7d2035b81ac401db3f129894920.jpg
Камеи из ляпис-лазури, заключенные в золотые оправы и украшенные жемчугом.
Фото: Бейтс Литтлхейлз
/upload/iblock/1ec/1ec44951557273ec7da26650b5bb8fff.jpg
Помимо одежды из шелка и бархата благородные сыны Испании взяли с собой в море множество драгоценностей. На фото некоторые из них (сверху вниз): золотой крест Мальтийского рыцаря, принадлежавший, очевидно, капитану «Хироны» Фабрисио Споноле; крылатая саламандра, потерявшая несколько рубинов; игривый дельфин, украшавший основание часов. Назначение серебряного изделия слева пока остается загадкой.
Фото: Бейтс Литтлхейлз
/upload/iblock/1de/1de5b75fa5fbeb962c6ff1bbc5e000ec.jpg
Предмет роскоши той эпохи.
Фото: Бейтс Литтлхейлз
/upload/iblock/da0/da06b8f15c10458bb629ae8c05b371ad.jpg
Гордый и непокорный галеас «Хирона», словно разрубленный гигантским топором, опустился на дно холодного моря. Сбылось пророчество герцога Медина-Сидония, знавшего, как могут быть страшны острые скалы побережья Ирландии.
Фото: Художник Кеннет Рили
/upload/iblock/479/4795935941767c1fbd05639467378770.jpg
Испанские сокровища – награда для зорких водолазов. На фото: автор сортирует золотые бусины, звенья цепочки, монеты и ювелирные украшения. Медальон Ордена Алькантары лежит рядом с крылатой саламандрой. В настоящее время артефакты из драгоценных металлов хранятся в Ольстерском музее в Белфасте (Северная Ирландия).
Фото: Бейтс Литтлхейлз
В XVI веке у скалистого побережья Ирландии потерпел крушение испанский галеас. Четыре столетия спустя бельгийский водолаз обнаружил остатки корабля и поднял со дна уникальные находки.
Северный ветер нещадно хлестал галеас, упорно пробиравшийся на восток. Безжалостная волна разбила аварийный штурвал, и теперь корабль неуклонно приближался к утесам, скрытым ночной мглой. Гребцы не желали сдаваться и из последних сил молотили по воде веслами. Молодой испанский дворянин посмотрел на кольцо и вспомнил глаза любимой. Он был обвенчан с самой прекрасной девушкой на свете. Но надежда на счастье терпела крушение вместе с кораблем, как терпели крушение и грандиозные планы испанцев завоевать Англию. Киль «Хироны» сломался, борта лопнули – и пушки, пушечные ядра, орудия, боеприпасы, сундуки и 1300 измученных людей, слишком уставших, чтобы бороться, медленно погрузились в бушующие волны.
Мое внимание привлек какой-то белый предмет. Покрутив его в руках, я увидел пять выбитых иерусалимских крестов. Сердце мое забилось от волнения.
Четыре века спустя, вглядываясь в истлевшие страницы документов в полумраке европейских архивов, я восстановил историю кораблекрушения. Вскоре после этого я обнаружил и место гибели «Хироны», на девятиметровой глубине под ледяной водой. На самом дне самой глубокой впадины рядом с золотым дублоном и несколькими серебряными монетами я нашел то самое обручальное кольцо. На нем были выгравированы крошечная рука, протягивающая сердце, и эти слова: «No tengo mas que darte» – «Мне больше нечего тебе отдать». Для меня это кольцо – самое трогательное сокровище Армады. Но это лишь одна из многих страниц трагической истории. Испанская мечта - завоевание Англии. 22 июля 1588 года (по григорианскому календарю) 130 кораблей с 2431 орудием на борту вышли из Ла-Коруньи, порта на северном берегу Испании. 65 из них – галеоны и торговые суда, 25 – грузовые корабли с лошадьми, мулами и провизией, плюс 32 малых парусника, 4 галеры и 4 галеаса, одним из которых была «Хирона». Галеасы и малые галеры использовались как маневренные, управляемые веслами канонерские суда. На кораблях этой флотилии плыли 27500 человек, из них 16000 солдат, 8000 моряков, 2000 каторжников и гребцов, а с ними еще 1500 вольных искателей приключений. Среди старших капитанов этой многообещающей компании был известный во всей Испании дон Алонсо Мартинес де Лейва, один из самых храбрых и опытных мореплавателей того времени. Его репутация была столь безупречна, что 40 лучших испанских семейств отправили своих сыновей на его корабль «Ла Рата Санта-Мария Энкоронада», чтобы Алонсо де Лейва лично повел их к победе над еретиками протестантской Англии. Но победы не случилось. Катастрофа разразилась в проливе Ла-Манш. Ветер подарил преимущество английскому флоту, и тот нарушил строгие ряды Армады. Шторма прибили к берегам Шотландии и Ирландии два или три десятка кораблей. «Ла Рата» – разбитый, со сломанной мачтой и потерявший большую часть команды, был одним из них. После двух ужасных недель, проведенных в Северной Атлантике, корабль направился к бухте Блэксод на западе Ирландии. Мартинес де Лейва привел его к пустынному берегу, высадился со своими людьми, сокровищами и орудиями и сжег корабль. По счастливой случайности еще один корабль Армады, «Ла Дукеза Санта Анна», тоже зашел в эту бухту и взял на свой борт людей и груз. И снова они отправились в плавание, и снова сели на мель и выстроили крепость для защиты, на этот раз в руинах замка недалеко от бухты Лугрос Мор.
Ветер подарил преимущество английскому флоту. Шторма прибили к берегам Шотландии и Ирландии два или три десятка кораблей.
Разведчики вскоре принесли вести о других испанских кораблях в Киллибегсе, в 11 милях от лагеря. Мартинес де Лейва поспешил туда, но обнаружил лишь три корабля – один поврежденный и два разбитых – и три еще более истощенные, чем его собственная, команды. С помощью самых крепких из оставшихся от пяти команд людей Мартинес де Лейва починил галеас «Хирона», сохранившийся лучше остальных. Он, как мог, приспособил руль, залатал корпус и взял на борт 1300 человек, а также самые ценные вещи. Корабль был настолько перегружен, что об Испании глупо было даже мечтать. Оставалась слабая надежда добраться до Шотландии, где Яков VI, сын королевы-католички Марии Стюарт, несомненно, приютил бы своих испанских братьев по вере. Казалось, Мартинесу де Лейва вот-вот улыбнется удача. Но в ночь на 26 октября, всего в нескольких часах пути до места назначения, «Хирона» налетела на камни и разбилась на тысячи мелких щепок… Кораблекрушения становятся увлечением на всю жизнь. В 18 лет я составил свой первый список крупнейших кораблекрушений. Сейчас досье занимают целую комнату в моем доме, но история «Хироны» всегда была особенной. В документах содержалась точная информация о том, как затонул корабль, но не о том, где это произошло. Архивы упорно указывали на скалы Банбойс, расположенные вблизи дома ирландского лорда Сорли Боя, который не постеснялся присвоить изрядную часть сокровищ с затонувшего корабля. Будучи неисправимым оптимистом, я рассудил, что Сорли Бой не мог заполучить все наследие «Хироны». В июне 1967 года я и мой давний приятель бельгийский фотограф Марк Жасминский отправились в Ирландию.
Мы подняли со дна сокровища, которые море охраняло почти четыре сотни лет.
Конечно, на лице Марка играла скептическая усмешка. «Этот район наверняка исследовали до нас», – заметил он. «Не сомневаюсь, – ответил я. – Только не забывай: старинные документы указывают на скалу Банбойс – поэтому все искали там. Но подумай: именно люди Сорли Боя обнаружили обломки. Разве бы они рассказали англичанам о точном месте, если бы планировали забрать пушки и золото себе? Нет – ни англичанам, ни кому другому. Я уверен, что Банбойс – это удобное прикрытие. Но посмотри сюда, Марк. Видишь, вот тут – Спаньярд-рок, а там – Спаньярд-кейв. Этих названий нет на старых картах. А здесь есть, потому что в то время, когда составляли эту карту, не было причин скрывать все, что относилось к крушению “Хироны”». В одной из многочисленных сувенирных лавок Марк купил туристический буклет. Пролистав книжицу, он расхохотался: «Сколько бесценных часов своей молодости ты корпел над старыми документами? Мой друг, ты мог бы не затруднять себя, посмотри сюда!» Я прочитал: «В 1588 году галеас испанской Армады “Хирона”… потерпел кораблекрушение, потеряв почти всю свою команду, у небольшой бухты, которая все еще носит название Порт-на-Спанья – “Порт испанцев”». Через несколько дней, когда погода достаточно успокоилась, мы вышли в море и бросили якорь в Порт-на-Спанья. Наконец-то я спрыгнул за борт. Но… ничего. После нескольких часов бесполезного переворачивания валунов я отправился к склону мыса Лакада и увидел огромную гору камней. В самом центре горы мое внимание привлек какой-то белый предмет. Я взял его и прикинул вес. Свинец! Трехфутовый слиток свинца. Покрутив его в руках, я увидел пять выбитых иерусалимских крестов. Сердце мое забилось от волнения: именно здесь покоилась «Хирона». Я последовал вниз, туда, куда должны были упасть предметы с тонущего корабля, и нашел еще одно орудие с испанским гербом. Ни в одном музее мира на тот момент не было ни одной пушки Армады, да что уж там – ни одного пушечного ядра. Здесь, рядом со мной, лежало несколько стволов, свинцовые слитки, листовой свинец и пушечные ядра – пушечные ядра были повсюду. Чуть позже мы нашли якорь и несколько испанских песо. Но что же нам теперь делать? Нас только двое, без команды, без оборудования, без средств – но с фантастическим открытием. Мы решили сохранить все в тайне и вернуться на следующий год, уже подготовившись. Мы спрятали свои находки в подводной пещере и покинули бухту. В апреле 1968 года мы вернулись в Порт-на-Спанья, на этот раз с двумя профессиональными французскими водолазами, Морисом Видалом и Луи Горссе. Спонсором нашей экспедиции стал мой друг Анри Делоз, водолаз из Марселя. Мы составили план, разделив пространство на квадраты, как делают археологи на земле, и фиксируя уровень глубины. С самого начала нам сопутствовала удача. Как-то днем менее чем за час я наполнил банку от джема, коробку от пластырей и баночку из-под горчицы золотыми и серебряными монетами, отчеканенными в Севилье. Золотые медальоны, серебряное распятие, принадлежавшее, возможно, корабельному священнику, и скромные оловянные медали с изображением Христа или Девы Марии. Когда цепи тянули галерных рабов на дно моря, узники сжимали эти оловянные образки в своих грубых ладонях, думал я. Потом возникла необходимость поднять казнозарядную пушку, чтобы увидеть, что находится под ней. После того как пушку отбуксировали в Портбаллинтрэ, мы уже не могли держать свои удивительные находки в секрете. Молва разошлась из порта в пабы, из пабов в местные газеты, на теле- и радиостанции. Мы были главными героями всех разговоров и домыслов. В деревушке ходили упорные слухи: якобы мы в огромном количестве контрабандой вывозим золото в США. Дети в школе писали в сочинениях, что мы нашли 200 тонн золота и гигантскую золотую пушку. Наши поиски привлекли целую группу водолазов-любителей. К счастью, после небольшой стычки непрошеные гости удалились. А мы с каждой неделей расширяли свои поиски – море разбросало все, что осталось от корабля, на огромное расстояние. Вскоре я уже знал каждый сантиметр таинственного подводного кладбища. В течение пяти месяцев мы жили в море, жили в мире чужой трагедии, которая стала для нас грустной старинной сказкой. Если море что-то прячет, оно делает это основательно. Но мы узнали одну из его тайн и подняли со дна сокровища, которые оно охраняло почти четыре сотни лет.