Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
National Geographic №194, ноябрь 2019
National Geographic Traveler №72, ноябрь 2019 – январь 2020
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Наука

Тайны библейских царей

Текст: Роберт Дрейпер Фотографии: Грег Жерар
03 мая 2011
/upload/iblock/71a/71a6e919b8181991080c4e15bddc6dc9.jpg
Вблизи Иерусалима пастух играет для своих коз. Три тысячи лет назад неподалеку от этих мест для своих стад мог так же играть пастух Давид.
Фото: Грег Жерар
/upload/iblock/5ce/5ce90d1e4f06fbb2f973e3d330536349.jpg
Знаменитый Микеланджело представил Давида в образе молодого воина в героической позе, готового сразиться с гигантом Голиафом врагом Израиля. Сегодня учёные сомневаются в том, что Голиаф был гигантом. А бы ли сам Давид великим царём – или посто главарем мелкой шайки головорезов? Об этом археологи отчаянно спорят.
Фото: Грег Жерар, фотография сделана в галерее Академии Изящных Искусств во Флоренции, Италия, с разрешения министерства культурного наследия
/upload/iblock/bed/bed42c2be7bc6c08cde4f00e2c4dbcc8.jpg
До того как в 1993 году была найдена стела с упоминанием «дома Давида», в мире не было внебиблейского доказательства того, что Давид на самом деле существовал. Теперь мало кто оспаривает этот факт. Музей Израиля, Иерусалим.
Фото: Грег Жерар
/upload/iblock/150/150a11e7c8ca871cf3b58163193fb126.jpg
В долине реки Эйла, где, согласно Библии, Давид победил Голиафа, на раскопках города – крепости Хирбет - Кейафа в 2008 году были найдены многокамерные ворота и предметы, относящиеся ко времени царя Давида. То есть к 1000 году до нашей эры.
Фото: Грег Жерар
/upload/iblock/137/137a17d8bd15ee14e587b5de4c838f8f.jpg
Картина Рафаэля написана на известный сюжет, повествующий о мудрости царя Соломона. Две женщины заявили права на одного младенца. Соломон повелел рассечь дитя – матерью была женщина, готовая ради спасения ребёнка отказаться от него.
Фото: Scala/Art Resourse, Нью-Йорк
/upload/iblock/77e/77e2f74272d0dbe943e0cb0f0de6110c.jpg
Город Давида – это и старейший район Иерусалима, и археологическая достопримечательность к югу от Храмовой горы. Считается, что на этом месте стоял дворец Давида – туристов тянет сюда как магнитом. Посетителей не смущает отсутствие прямых доказательств того, что Давид вообще когда-либо что-либо строил.
Фото: Грег Жерар
/upload/iblock/189/189bc96cf08ca0bc2537ba17b92cfff1.jpg
Студенты – археологи исследуют Хирбат–эн–Нахас, древний медеплавильный центр к югу от Мертвого моря. С помощью радиоуглеродного анализа было установлено: рудник относится к X веку до нашей эры, ко времени империи Соломона. Возможно, это и есть знаменитые копи царя Соломона.
Фото: Грег Жерар
/upload/iblock/6a0/6a0d69977cd5f023c250f701d901b597.jpg
На празднике в Иерусалиме община бета Исраэль – так называют эфиопских евреев. Десятки тысяч членов этой общины в 1980-1990 годах смогли избежать голода и политических гонений благодаря спецоперациям, в ходе которых их по воздуху перебросили в Израиль. В Эфиопии же община практически исчезла. Бета Исраэль считают себя потомками царя Соломона и царицы Савской – хотя часть ученых утверждает, что царица Савская никак не могла попасть в Израиль ранее VIII века до нашей эры, тогда как Соломон, согласно Библии, умер ещё X веке до нашей эры.
Фото: Грег Жерар
/upload/iblock/839/8398d6a7e829290c18ee9b3a5dafac60.jpg
Туристы осматривают Мегиддо – городище в северной части Израиля. Здесь археологи обнаружили руины дворца и конюшен – это определили по металлической скульптуре коня. Вначале постройки приписали Соломону, но теперь появились доказательства того, что конюшни были построены по меньшей мере через сто лет после его смерти, упомянутой в Библии.
Фото: Грег Жерар
Могут ли археологи использовать Библию как источник, исследуя древний мир, или этот метод стоит осудить как ненаучный? Со временем ученые, вероятно, найдут соломоново решение.
В старом городе Иерусалима по-осеннему тепло укутанная женщина сидит на скамейке, неторопливо ест яблоко и задумчиво всматривается в здание, принесшее ей и шумную известность, и горькое разочарование, в сущности, это не здание, а просто низкие каменные стены, примыкающие к древней ступенчатой двадцатиметровой подпорной стенке. Эйлат Мазар – так зовут женщину – кажется самим олицетворением спокойствия и умиротворенности. Но лишь до тех пор, пока к ее скамейке не подходит молодой израильтянин в окружении группки туристов, рассматривающих древние стены. Эйлат знает, о чем будет говорить этот гид. Она вскакивает со скамейки, грозно приближается к юноше и разражается громким стаккато на иврите – а тот лишь равнодушно взирает на нее. Затем туристы изумленно наблюдают, как женщина в гневе удаляется. «Да, надо быть сильной, – бормочет она, уходя, себе под нос. – Каждый так и норовит помешать тебе работать. – И уже более жалобно: – Но почему? Что мы сделали не так?» Эйлат садится в машину. Женщина выглядит побежденной. «Такое чувство, что стресс меня действительно доконал, – признается она. – Он отнял у меня полжизни».
Появившееся в 2005 году сообщение Эйлат Мазар о том, что она нашла дворец царя Давида, возродило старую теорию. Ее сторонники убеждены: Библия достоверно рассказывает об империи Давида и Соломона.
Дело в том, что ни в одном уголке мира археология не напоминает контактные единоборства так сильно, как в Израиле. Здесь идут постоянные бои. И сегодня одна из главных причин сражений – открытие Эйлат Мазар. Появившееся в 2005 году сообщение Мазар о том, что она нашла дворец царя Давида, потрясло мир. И одновременно возродило старую теорию, уже более четверти века прозябавшую на задворках науки. Согласно этой теории, Библия достоверно рассказывает об империи Давида и Соломона. Иначе говоря, открытие Мазар поддержало тех христиан и иудеев всего мира, которые считают, что Ветхий Завет может и должен истолковываться дословно. Однако затем пришли жесткие критики, постаравшиеся камня на камне не оставить от ее предположений. И такие, как этот молодой гид – ее бывший студент с факультета археологии. Эйлат уже приходилось слышать, как, приводя сюда туристов, он сообщает им, что это вовсе НЕ дворец Давида. И что все археологические работы, ведущиеся в Городе Давида, – лишь уловка, которую используют крайне правые для расширения своего территориального господства и вытеснения палестинцев с их земли. Библия равно историческая хроника? История Давида и Соломона хорошо известна всем, кто мало-мальски знаком с Библией. Молодой иудейский пастух по имени Давид в поединке перед битвой убивает великана Голиафа, что становится причиной победы израильтян над филистимлянами. Со временем пастух становится военачальником, затем попадает в изгнание, ну а после смерти царя Саула в конце XI века до нашей эры Давида провозглашают царем Иудеи. Он завоевывает Иерусалим и объединяет народ иудейский с разрозненными племенами на севере Израиля, положив начало династии, которую продолжит его сын Соломон. Давид существует уже три тысячелетия. Для мусульман он Дауд, почитаемый император и слуга Аллаха. Для христиан – прямой и одновременно духовный предок Иисуса, который наследует Давидову роль Спасителя. Для евреев – идеал правителя, отец Израиля, царь - пастырь, помазанник Божий, а они – его потомки, народ, избранный Богом. С момента возникновения так называемой библейской археологии ученые тщетно пытаются доказать реальное существование Авраама, Моисея, Исхода и покорения Иерихона. «Почти все согласны с тем, что Библия является древнейшим текстом, восходящим к истории этой страны времен железного века. Вы можете, подобно многим ученым, относиться к этому тексту критически. Но невозможно игнорировать его вовсе, – говорит Амихай Мазар, кузен Эйлат и один из самых уважаемых археологов Израиля. И вместе с тем добавляет: – Но не следует пытаться доказать, что текст Библии – точная историческая хроника». И все же многие археологи, начиная с американского ученого и крестного отца библейской археологии Вильяма Олбрайта, стремятся доказать именно это. Среди протеже Олбрайта был военачальник, политический деятель и ученый Игаэль Ядин. Для Ядина и людей его поколения Библия была неопровержима. И потому Ядин, обнаружив в конце 1950-х городские ворота в библейском городе Хацор, совершил то, что в наши дни для археологов безусловное табу. Для определения возраста глиняной посуды он, наряду с методом стратиграфии (определение возраста предмета по возрасту геологического пласта, в котором он был найден), использовал... Библию. И на основе ее приписал найденные ворота империи Соломона – потому что так говорилось в Третьей книге Царств. Проблема с использованием именно этой библейской книги в качестве источника, помимо всего прочего, состоит в том, что она была добавлена после смерти Соломона, случившейся в 930 году до нашей эры. А был ли Соломон. Вообще, книги Ветхого Завета, описывающие историю Давида и Соломона, состоят из текстов, появившихся по крайней мере через 300 лет после описываемых в них событий. И нам неизвестны тексты современников, которые могли бы подтвердить их достоверность. Несмотря на это, метод применения Библии в качестве руководства для археологов долго был общей практикой – пока его не осудили как ненаучный. И в начале 1980-х даже зародилось ответное движение, возглавляемое учеными Копенгагенского университета, – библейский минимализм. Для минималистов Давид и Соломон были просто литературными героями. Убедительность этой позиции была слегка подорвана в 1993 году, когда на городище Тель-Дан на севере Израиля откопали черную базальтовую стелу с надписью, упоминающей «дом Давида» (в значении «род, династия Давида»). Однако ни одного подтверждения существования Соломона пока так и не найдено. А даже если Давид и Соломон и существовали – кем были они? В Библии определенно сказано, что Давид и Соломон превратили Израильское царство в мощную империю, простиравшуюся от Средиземного моря до реки Иордан и от Дамаска до пустыни Негев. Но за многие годы работы археологи так и не смогли найти веских доказательств того, что Давид и Соломон хоть когда-то хоть что-то построили. И вот, опираясь на этот факт, в 1996 году Исраэль Финкельштейн из Тель-Авивского университета в своем докладе заявил, что в X веке до нашей эры на территории Израиля и сопредельных стран не существовало единой державы, знавшей монументальное строительство и возводившей дворцы. С его точки зрения, в этих местах только зарождались государства. В этом медленном и неравномерном процессе участвовало множество племен: на юге – филистимляне, на востоке – моавитяне, на севере – израильтяне, еще дальше на север – арамеи. В борьбе за влияние вполне могло поучаствовать и племя Иуда под предводительством пастуха Давида, жившего в Иерусалиме. По Финкельштейну, Иерусалим в то время был «небольшой горной деревушкой», Давид – оборванцем и выскочкой, а его армия – «полусотней вооруженных палками крестьян, которые кричали, ругались, плевались – а отнюдь не мощным войском с колесницами, описанным в библейских текстах». Однако в 2005 году госпожа Мазар делает сенсационное заявление. Она сообщает, что нашла то самое здание, о котором во Второй книге Царств сказано: «И прислал Хирам, Царь Тирский… плотников и каменщиков, и они построили дом Давиду. И уразумел Давид, что Господь утвердил его царем над Израилем и что возвысил царство его ради народа Своего Израиля». История разбойника Давида. Однако критики вскоре высмеяли Эйлат Мазар, обвинив ее в приверженности допотопным методам, когда ученые, подобные Игаэлю Ядину или деду самой Эйлат, работали с лопатой в одной руке и с Библией – в другой, и гордились этим. С особым рвением выводы Мазар оспаривает Исраэль Финкельштейн. Именно он и другие сторонники так называемой низкой хронологии утверждают, что большинство археологических свидетельств указывают: библейские даты отличны от реальных минимум на век. «Та реальность, которая имеется в Библии, – реальность более поздняя, – говорит ученый. – С точки зрения археолога, Ветхий Завет вообще писался с VIII по II век нашей эры. Да, Давид действительно жил в Х веке до нашей эры. Но это был вожак группы смутьянов, живших в небольших поселениях, а вовсе не в золотом городе Иерусалиме, как описывали державу царя Соломона. Давая такое описание, авторы текста имели перед глазами современную им действительность, а именно Ассирийскую империю». В VIII веке до нашей эры Ассирия завоевала Израиль и подчинила его южного соседа, Иудейское царство. То есть, описывая величие Соломона, авторы Библии могли описывать величие Иудеи в составе Ассирийской империи. Я напоминаю Финкельштейну, что он смещает с трона Давида, в гений которого верят во всем мире. «Послушайте, когда я провожу исследования, мне приходится делать различие между Давидом как предметом мировой культуры и реальным, исторически существовавшим Давидом», – возражает ученый. И затем Финкельштейн поясняет: «Так же я могу праздновать Песах – Исход, не думая о нем как о реальном событии. Для меня Давид – это Давид, отразившийся в образах позднейших царей Езекии и Иосии, это Давид в пророчествах Захарии. Тот Давид, который олицетворяет связь с зарождением христианства. Для меня этот Давид не вожак банды разбойников Х века до нашей эры. В культурном плане Давид – это все. И я даже горд тем, что этот "никто" и "ниоткуда" стал центральной фигурой религиозной традиции Запада».
Норма Франклин: «Те, кто взялись описать историю Соломона для потомков позднее его реального правления, стремились обосновать права своего народа на все эти земли».
Когда и куда приехала царица Савская. Но если крестьянин Давид жил в скромной хижине, что же тогда нашла Эйлат Мазар? «Бесспорно, речь идет не о дворце Давида! – при любом упоминании открытия Мазар Финкельштейн переходит на крик. – То есть я, конечно, уважаю ее труд. Она мне даже нравится – очень милая дама. Но подобное толкование, как бы точнее выразиться, немного наивно». Исраэль всегда так начинает свои опровержения – с дружелюбного вступления, которое не может скрыть дьявольского блеска в его глазах. Но затем его манера общения меняется – высокий, бородатый, он нависает над посетителем всем корпусом, размахивая огромными ручищами и придавая баритону шекспировские интонации. И тех, кто испытал на себе мощь атак Финкельштейна, его обаяние не обманет. Праведный гнев обрушивается и на «Соломоновы дворцы», открытые в Хацоре, Гезере и Мегиддо, – по мнению Финкельштейна и его сторонников, они были возведены царями из династии Омридов, правившими в IX веке до нашей эры – на век позднее Давида и Соломона. «Гезер был самым южным городом северного царства Израиль, в то время как Хацор находился в самой северной его части, а Мегиддо, располагавшийся посередине, был центром торговли, – поясняет археолог из Тель-Авивского университета Норма Франклин. – И те, кто взялись описать историю Соломона для потомков позднее его реального правления, стремились обосновать права своего народа на все эти земли. Для Ядина же и его соратников все обстоит просто: как сказано в Библии, так оно и есть. Трое ворот – и все они, по его мнению, должны принадлежать Соломону». «Проанализируем историю Соломона, – вторит коллеге Финкельштейн. – Например, знаменитый визит царицы Савской – аравийской царицы, которая приехала в Иерусалим со множеством экзотических даров. Подобная история не могла случиться до 732 года до нашей эры – тогда Ассирия захватила весь регион, и в аравийских странах под ее господством наконец начала развиваться торговля. Теперь подумаем о Соломоне как о могущественном хозяине коней и колесниц, а также целой армии всадников. Такая реальность, определенно, существовала лишь во времена Ассирийской империи». И эта точка зрения Финкельштейна и его $сторонников, как модная и прогрессивная, несколько лет пользовалась широкой поддержкой общественности – пока на помощь Эйлат Мазар не пришли двое ученых. Четыре оливковые косточки. Первый из них, профессор Еврейского университета Йосеф Гарфинкель, обнаружил в тридцати километрах к юго-западу от Иерусалима в долине Эла – долине, где, по свидетельству Библии, молодой пастух Давид победил Голиафа, – небольшую часть иудейского города. Возраст развалин указывает на то, что город существовал как раз во времена правления Давида. Сегодня на поле легендарной битвы – мирные сельскохозяйственные угодья. Оживленное шоссе, магистраль № 38, пересекает древнюю дорогу. У подножия холмов по обеим сторонам дороги лежат руины Сокхофа и Азека. Согласно Библии, между этими двумя городами и расположились филистимляне перед роковым для них поединком Давида и Голиафа. В разгар сезона здесь останавливаются автобусы с туристами изо всех стран мира, чтобы путешественники могли взять на память камень и дома похвастаться трофеем, вывезенным с места гибели Голиафа. «Не исключено, что Голиаф вовсе не был гигантом, – говорит Гарфинкель, проезжая по мосту к своему участку работ – Хирбет-Кейафа. – В Библии говорится, что Голиаф пришел из гигантского города – дойдя к нам через столетия, легенда могла превратить в гиганта самого Голиафа. Некоторые ученые хотят, чтобы Библия была похожа на Оксфордскую энциклопедию. Но три тысячи лет назад история так не писалась. Легенды, подобные истории Давида и Голиафа, создавались вечерами у костра, вокруг которого собирались люди – отдохнуть и обогреться». Узнав о трехметровой мегалитической стене, нависшей над рекой Эйла, в 2008 году Гарфинкель начал широкомасштабные раскопки. Он обнаружил, что эта стена (каземат из двух стен с камерой внутри – такого же типа, что и найденные в северных Хацоре и Гезере) окружала укрепленный город площадью 2,3 гектара. К стене примыкали частные дома, что не было принято у филистимлян, которые гипотетически могли бы быть хозяевами города. Экспедиция нашла постройки и четыре оливковые косточки, возраст которых был установлен с помощью радиоуглеродного анализа – способа определения возраста биологических останков, предметов и биоматериалов посредством измерения содержания в них радиоактивного изотопа углерода-14. Анализ показал: косточки существуют примерно с 1000 года до нашей эры, с рубежа XI и Х веков. Кроме того, был найден старинный противень для выпечки круглого пресного хлеба (питы), а также сотни костей разных животных: коз, овец и рыб. А вот костей свиней – ни одной. Иначе говоря, здесь должны были жить (или, по крайней мере, есть) иудеи. И, пожалуй, самое важное, что обнаружила экспедиция – глиняный черепок с надписью, выполненной протоханаанским письмом, с характерными для иврита глаголами. На основании этого ученый заключил, что столкнулся с высокоразвитым иудейским обществом X века до нашей эры, существование которого так рьяно отрицают Финкельштейн и его сторонники. Город из Библии. Интереснее всего, как Гарфинкель догадался о названии этого поселения. Ученый обнаружил в крепостной стене, окружавшей город, не одни, а целых двое ворот – это единственное подобное городище, найденное до сих пор в царствах Иудеи и Израиля. «Двое ворот» переводится на иврит как Шаараим – а такой город, между прочим, трижды упоминается в Библии. В одном случае (Первая книга Царств 17:52) описано бегство филистимлян от Давида обратно в Гат по «дороге Шаараимской». «Вот вам Давид и Голиаф, и вот вам наше городище – все сходится, – Гарфинкель лаконичен. – Поселение типично иудейское, начиная с найденных костей животных и заканчивая городскими стенами. Приведите хотя бы два аргумента в доказательство того, что оно филистимское. Один из аргументов – это то, что Финкельштейн не хочет разрушать теорию низкой хронологии. Приведите мне второй». Однако я слышал и про второй: Гарфинкель сделал свои выводы поспешно и объявил о них достаточно широко – хотя для установления датировки его открытий у него были всего четыре оливковые косточки, одна-единственная надпись и лишь пять процентов раскопанного городища. «Финкельштейн – известный зубр, и молодые археологи вроде Гарфинкеля считают его монополистом библейской археологии, – по-своему объясняет поспешность Йосефа Гарфинкеля археолог Давид Илан. – И стремятся его развенчать». Могилы на копях царя Соломона. «Здесь был настоящий Ад», – бодро поясняет второй союзник Эйлат Мазар, Томас Леви, стоя на краю раскопанного медного рудника, заполненного древним угольно-черным шлаком. Вокруг него и его студентов-волонтеров с последнего курса на добрый десяток гектаров раскинулся участок старинных медных разработок. Рядом – большая сторожевая крепость с развалинами караульных помещений, которым три тысячи лет. Надсмотрщики, вероятно, находились в непосредственной близости от плавильного производства, следя за рабочими, которые вряд ли трудились быстро и охотно. В Иордании, в 50 километрах к югу от Мертвого моря, в районе Хирбат-эн-Нахас («медные руины» по-арабски), профессор Калифорнийского университета в Сан-Диего Томас Леви на протяжении последних восьми лет ведет раскопки крупного медного рудника. «Эти рудники могли принадлежать Давиду и Соломону, – говорит Леви о своем открытии. – По крайней мере, объем производства меди в этих местах свидетельствует, что здесь существовало мощное государство». Еще в 1940 году американский раввин и археолог Нельсон Глюк заявил, что обнаружил в этом самом месте, в низменном районе Файнан, рудники эдомитян. Согласно Библии, царство Эдом было соседом и могущественным врагом Израиля – пока в X веке до нашей эры его не завоевал Давид (впрочем, Эдом сумел вернуть себе свободу уже в конце правления Соломона). Однако позднее британские археологи заявили: Глюк ошибся на три столетия, на самом деле существование страны Эдом относится к VII веку до нашей эры, а никак не к X. Леви начал изучать эту местность в 1997 году. И образцы, которые он переправил для датировки по углероду-14 в Оксфорд, подтвердили: Глюк находился на верном пути. Медь здесь плавили уже в Х веке до нашей эры, и, вероятно, это был ближайший к Иерусалиму рудник. «При производстве таких масштабов нужна бесперебойная система снабжения пищей и водой. И рабы – единственные, кто мог работать в таких ужасных условиях. Если, конечно, не принимать в расчет старшекурсников, – Леви задумчивым взглядом окидывает своих волонтеров. – Это я все к тому, что такие работы не могло организовать примитивное племенное общество». Экспедиция под руководством Леви и его иорданского коллеги Мохаммеда Наджара обнаружила четырехкамерные ворота (ворота с четырьмя помещениями внутри), которые тоже могли относиться к X веку. А в нескольких километрах от рудников было найдено кладбище с тремя с половиной тысячами захоронений, относящихся к тому же времени. Возможно, здесь покоились горные кочевники времен железного века, по древнеегипетским источникам известные как шасу, которые, по предположению Томаса Леви, могли быть «когда-то угнаны в рабство на рудники». По всей видимости, основные работы в руднике прекратились к концу IX века. Так называемый слой прерывания пород, обнаруженный студентами Леви, помог объяснить, почему это произошло. В этом слое волонтеры нашли 22 финиковые косточки и... египетские артефакты – амулет с львиной головой и скарабея, все относилось к X веку до нашей эры. Интересно, что вторжение египетского правителя на эту территорию вскоре после смерти Соломона представлено как в Ветхом Завете, так и на надписях в храме Амона в Карнаке. «Я уверен, что в конце Х века фараон Шешонк I прекратил производство металла на этой территории, – говорит Леви. – В Третий переходный период египтяне были не настолько сильны, чтобы полностью поработить завоеванные территории, поэтому вы не найдете здесь следов материальной культуры, говорящих о длительном египетском присутствии. Но они могли предпринимать широкомасштабные военные нападения – достаточно серьезные для того, чтобы ослабить эти небольшие царства, таким образом уничтожив внешнюю угрозу Египту. Вот что, я думаю, здесь делал Шешонк». 40 спорных лет. Ад для безымянных рабов, который Леви обнаружил в Хирбат-эн-Нахасе, вполне может оказаться адом и для школы низкой хронологии Исраэля Финкельштейна. Ведь Финкельштейн утверждает, что царство Эдом появилось лишь в VIII веке – на два столетия позже времени, когда, согласно Леви, на территории Эдома активно разрабатывали медь. Но Финкельштейн и не думает сдаваться. О раскопках Леви он говорит: «Я не верю, что это крепость Х века до нашей эры. Никак не может быть, чтобы во времена, когда здесь плавили медь, рядом с производством жили люди. Дым, токсичные отходы – ни в коем случае! Напротив, рассмотрим крепость Эн-Хазева на западном берегу реки Иордан, построенную ассирийцами на главной дороге к Эдому. Здание, открытое Томом, представляется мне ассирийской крепостью VIII века, по конструкции и времени постройки подобной крепости Эн-Хазева». В скобках хотелось бы заметить: мысль о том, что рядом с медеплавильным производством можно жить, не покажется абсурдной, например, шахтерам Западной Виргинии или людям, чьи дома расположены поблизости от атомной электростанции. Вторят Финкельштейну и другие критики, заявляя, что первые 46 датировок Леви недостаточны, чтобы вернуть всю хронологию Эдома к библейским источникам. Так что для следующего радиоуглеродного анализа профессору пришлось удвоить количество образцов. Впрочем, даже современный и весьма дорогостоящий (более 500 долларов за оливковую косточку) анализ по углероду-14 не дает стопроцентно точного результата. «В радиоуглеродном анализе погрешность может составлять 40 лет, – говорит Эйлат Мазар. – Кроме того, разные лаборатории дают разные результаты. Да и вокруг самого метода постоянно ведутся споры». Так, ее кузен Амихай и Финкельштейн сцепились в бесконечном споре об определении датировки одного-единственного слоя почвы в городе бронзового и железного века Тель-Рехов к западу от реки Иордан. Мазар настаивает на том, что этот слой – эпохи правления Соломона, а Финкельштейн заявляет, что он относится к более поздней династии Омридов. Разница между двумя эпохами – как раз около 40 лет. «Многие даты этого периода, установленные с помощью радиоуглеродного анализа, варьируются именно в этом спорном диапазоне, – устало улыбается Эмихай Мазар. – Ни раньше, ни позже. А спор ведется вот уже 15 лет». «С помощью радиоуглеродного анализа вы даже можете доказать, что Давид был норвежским крестьянином в шестом веке нашей эры!» – заявляет со свойственным ему сарказмом Исраэль Финкельштейн. Еще более едко он критикует открытия Гарфинкеля в Хирбет-Кейафа: «Посудите сами, от меня вы никогда не услышите, что при раскопках в Мегиддо я нашел одну оливковую косточку и что именно эта косточка, пусть это и противоречит сотням других данных, также полученных с помощью радиоуглеродного анализа, должна решить судьбу всей западной цивилизации, – он усмехается. – Отсутствие свиных костей? Да, это может означать наличие иудейского поселения – но поселения любых времен, не обязательно времен Давида. Надпись? Вероятнее, что ее сделали жители филистимлянского города, а не иудейского». Впрочем, Гарфинкель и Эйлат Мазар не остаются в долгу, в свою очередь обвиняя Финкельштейна в том, что он постоянно привлекает к себе чрезмерное внимание и использует ненаучные методы. Кто заказывает историю. Но все же, если данные, появившиеся в результате раскопок Леви и Гарфинкеля – оба они, к слову, получили гранты Национального географического общества, – подтвердятся, то ученые прошлых лет, считавшие Библию достойным доверия источником, могут быть реабилитированы хотя бы частично. «Это ознаменует конец школы Финкельштейна», – с явным удовлетворением констатирует Эйлат Мазар. Возможно, она и торопится с прогнозами, но с ней наверняка солидарны большинство израильтян. Их не может не раздражать Финкельштейнова интерпретация Давида, в израильской традиции – идеального, лучшего правителя всех времен и народов.
Перспектива подтверждения библейских текстов неразрывно связана с суверенитетом Израиля.
Однако тут дело не только в традициях, но и в политике. Критики отмечают, что раскопки госпожи Мазар велись при финансовой поддержке двух организаций – Фонда Города Давида и академического центра «Шалеем», деятельность которых посвящена обоснованию притязаний Израиля на эти территории. Кстати, при их поддержке ведутся и многие другие раскопки в Иерусалиме. Директор по развитию Фонда Города Давида Дорон Шпильман открыто признает: «Когда мы собираем средства на раскопки, нас вдохновляет перспектива подтверждения библейских текстов – а это неразрывно связано с суверенитетом Израиля». Неудивительно, что поспешные поиски археологических доказательств, имеющие целью подтвердить право народа на эти земли, не устраивают иерусалимцев палестинского происхождения. Большинство раскопок ведутся в восточной части города, где веками селились многие поколения палестинцев, и откуда их, возможно, «попросят» – найдя достаточные к тому исторические основания. Но, по правде говоря, большинство израильских археологов предпочли бы, чтобы результаты их работы никогда не использовали в политических целях. Увы, молодые государства это делают. «Чтобы определить свою самобытность по отношению к шведским и датским правителям, норвежцы опирались на существование исторических поселений викингов. Зимбабве было названо именем исторического городища. Археология – очень удобный инструмент национального самоопределения», – отмечает профессор археологии из университета имени М. Бар-Илана Авраам Фауст. Хотя, надо признать, национальное самоопределение Израиля возникло задолго до каких-либо раскопок. И все же теории Исраэля Финкельштейна сегодня кажутся привлекательными многим интеллектуалам, желающим достигнуть компромисса между буквалистами – сторонниками буквального толкования текста Библии – и минималистами. Хотя последние открытия и отбрасывают Финкельштейна на оборонительные позиции – на это косвенно указывают его чересчур многочисленные в последнее время статьи и саркастический тон. И все же, даже если Гарфинкель сможет доказать, что иудейское племя, породившее Давида, обитало в крепости Шаараим, Эйлат Мазар документально подтвердит, что царь Давид построил в Иерусалиме дворец, а Томас Леви успешно продемонстрирует, что царь Соломон управлял медными рудниками в Эдоме, все это вовсе не докажет существования великой библейской династии. Сколько еще придется провести раскопок, чтобы разрешить этот спор?