Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №192, сентябрь 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Наука

Цифровое бессмертие

Текст: Джордж Джонсон
26 ноября 2013
/upload/iblock/fa5/fa5f9ad678723485d024f21a4416dca1.jpg
Все мельчайшие детали облика «Зеленого человека», от листьев на его голове до щербатой улыбки, в точности воспроизведены в цифровой копии этого каменного изваяния из Рослинской капеллы в Шотландии. Сканирование внутренних помещений этой построенной в XV веке церкви позволяет увидеть ниши и детали, которые прежде было затруднительно изучать.
Фото: Центр цифрового документирования и визуализации
/upload/iblock/5c5/5c5683ed677a7df4b06bde1eb0837102.jpg
В патио миссии Долорес в Сан-Франциско, одной из самых старых построек города (XVIII век), на треноге стоит лазер: он испускает 50 тысяч световых пучков в секунду, отражающихся от глинобитной стены, и создает трехмерную модель памятника истории, который может быть разрушен очередным землетрясением.
Фото: Дэвид Ковентри
/upload/iblock/f1a/f1ab386f4bc79468ba5d928ccb20d89c.jpg
Альпинисты взбираются по лицам американских президентов, высеченным в горе Рашмор, чтобы расставить 3D-сканеры. В проекте задействованы Управление национальных парков США, Historic Scotland, Школа искусства Глазго и CyArk.
Фото: Ричард Барнс
/upload/iblock/52f/52ffc764cb001353736bdfffc5bc315d.jpg
Трехмерная виртуальная копия каменного изваяния Калки, одного из воплощений индуистского божества Вишну, сохранит внешний вид скульптуры для будущих поколений, даже если оригинал когда-нибудь исчезнет. Центральная часть фигуры, воспроизведенная с помощью лазерного сканера, уже завершена; цифровая обработка периферии продолжается.
Фото: Центр цифрового документирования и визуализации
Специалисты по цифровому документированию придумали, как сохранить оказавшиеся под угрозой исчезновения шедевры мировой культуры во всем их трехмерном великолепии.
Первое, что удивляет в Гуджарате после долгой езды по пыльной дороге из Ахмадабада – тенистые деревья и зеленые луга. Потом начинаешь замечать обезьян и птиц – майн и волнистых попугайчиков. Выйдя за ворота, идешь по длинной вымощенной камнем тропе, пока перед тобой не откроется огромная пустошь. Там, впереди, где кончается трава, зияет каньон, прорытый в песчанике не ветром и дождем, а руками человека. Это Рани-ки-вав, Ступенчатый колодец царицы. На северо-востоке Индии большую часть года очень сухо – дожди идут недолго, и влага быстро впитывается в песчаную почву. Столетия назад люди пробили здесь колодец, чтобы добраться до воды, а потом строили ведущие вниз каменные лестницы. Поначалу ступенчатые колодцы были весьма простыми сооружениями, но впоследствии некоторые из них превратились в произведения искусства.
Участники раскопок были поражены, увидев, что таилось под песком.
Рани-ки-вав – один из самых известных колодцев. Он находится в штате Гуджарат, вблизи сухого русла Сарасвати, его величественные ступени были построены в конце XI века по указу царицы Удайямати в память о покойном муже. К началу XIV века Рани-ки-вав заилился, и только в 60-е годы XX века Археологическая служба Индии начала откапывать это сооружение. Участники раскопок были поражены, увидев, что таилось под песком. «Мы смотрели фотографии, но ничто не сравнится с тем, что видишь вживую», – говорит Лин Уилсон, археолог из Глазго, указывая на уходящие вниз ярусы. Лин и ее коллеги из Центра цифрового документирования и визуализации, созданного шотландским правительственным агентством охраны исторических памятников Historic Scotland и Студией цифрового дизайна Школы искусств Глазго, и некоммерческой организации CyArk из Калифорнии, вооруженные новейшей технологией цифрового сканирования, собираются сделать все, чтобы Рани-ки-вав – или хотя бы его виртуальный двойник – больше не был потерян. Это один из сложнейших проектов, за которые эти организации брались – а среди них и мегалиты Оркнейских островов, и барельефы американских президентов, высеченные в горе Рашмор. Оборудование доставляют к половине первого. Едва исследователи вскрывают ящики, как сталкиваются с первой трудностью: приехала школьная экскурсия – два автобуса, набитых мальчишками из Раджастхана. Они обступают Уилсон плотным кольцом, словно она – звезда Болливуда, и смотрителю в униформе с трудом удается уговорить их отойти подальше. В следующие две недели ученым предстоит справляться с палящими лучами солнца, пряча цифровые сканеры под зонтиками, и с толпами любопытных посетителей музея, ни на секунду не приостанавливая свою работу: им нужно отсканировать лазерами каждую деталь внутри ступенчатого колодца. Если памятник культуры вновь будет потерян – из-за наводнений, войны, землетрясения или просто под воздействием неумолимого времени, – в интернете останется его драгоценная трехмерная копия. Экспедиция в Индию – часть программы «Шотландская десятка», нацеленной на создание виртуальных копий десяти памятников культуры мирового значения. Важнейшая роль в проекте отводится CyArk, чьи специалисты занимаются сканированием памятников по всему миру, от шахтерского городка Дедвуд в Южной Дакоте до Помпеев, Чичен-Ицы и Фив. Незадолго до поездки в Индию я побывал в Шотландии, и Дуглас Притчард, работавший тогда в Студии цифрового дизайна в Глазго, устроил виртуальную экскурсию по замку Стерлинг, с которым связаны все ключевые события шотландской истории. Сидя в просмотровой кабине в 3D-очках, мы пронеслись, словно летучие мыши, сквозь темный проход в залитый светом внутренний двор. Пересекая Большой зал, мы увидели отраженные в его окнах облака – точь-в-точь как настоящие. Когда мы добрались до крыши, она отъехала в сторону (в настоящем замке мечтать о таком, понятно, не приходится), позволив нам зависнуть среди стропил и взглянуть вниз, в огромный зал, где когда-то заседал шотландский парламент и стояли королевские троны. Для полноты ощущений не хватало только холодного влажного сумрака, наполняющего подземелья замка, да приглушенных каменными стенами голосов. Возможно, со временем удастся воспроизвести и это. Но задача проекта заключается не просто в создании гиперреалистичных копий, главное – сохранение памятников. Рослинская часовня, находящаяся к югу от Эдинбурга, за многие столетия своего существования могла погибнуть не раз. В 1650-м, рассказал Притчард, солдаты Оливера Кромвеля использовали ее как конюшню. В начале XX века часовню пытались взорвать суфражистки. Храм, стены которого покрыты замысловатой резьбой, – Дэн Браун в «Коде да Винчи» назвал его «раем символов», – издавна привлекал внимание конспирологов, которые уверяют, что часовня связана с масонами, тамплиерами или тайными потомками Христа. Из-за этой массовой глупости несколько лет назад какой-то вандал киркой попытался разбить колонну, в которой, как он верил, был спрятан Святой Грааль. Теперь, когда все камни церкви отсканированы, подобный ущерб можно исправить, восстановив все в точности так, как было. На следующее утро в колодце начинается первый настоящий рабочий день. Чем сильнее припекает солнце, тем глубже я спускаюсь – и тем больше поражаюсь сложности задачи, которую поставили перед собой Уилсон и ее коллеги. «Стены на нижнем уровне украшены изображениями семи аватар – воплощений четырехрукого бога Вишну, – рассказывает Кишан Чанд Науриял, руководитель региональной археологической службы, показывая мне любимые скульптуры. – Калки, царь-воин, сидит на коне, который копытом вот-вот сокрушит череп врага. А рядом Вараха – Вишну с головой вепря спасает Землю от потопа». Среди богов тут и там стоят в соблазнительных позах нагини – полузмеи-полудевушки. Рядом более скромные апсары, духи воды, красят губы, примеряют серьги или глядятся в зеркала. «Они придают жизни вкус», – говорит Науриял. Мы стоим перед апсарой, игриво шлепающей обезьяну, которая стаскивает с нее одежду. Другая апсара держит за бороду попрошайку, оседлавшего ее ногу, словно блудливый пес. Один удар молотка – и красоту может уничтожить любой ханжа-вандал. По последнему пролету лестницы мы спускаемся в самый глубокий зал и выходим в погруженный в полумрак коридор, ведущий к скважине колодца. Я поднимаю голову, и моему взору предстает головокружительное нагромождение покрытых резьбой ярусов, поднимающихся на 27 метров вверх, к далекому квадрату света. «Изваяния Рани-ки-вав выражают идею о святости воды, – говорит Науриял. – Наши предки верили: если здесь будут такие изображения Вишну, колодец никогда не пересохнет». Но водяной пласт истощился. Сегодня пришлось бы рыть глубже. Рано или поздно могут исчезнуть и скульптуры, сохранившись, возможно, лишь в виде цифровых «слепков». Через пару дней я наблюдаю за тем, как Джастин Бартон из CyArk, сидя в некоем подобии палатки на краю ступенчатого колодца, сшивает первые кусочки отсканированной информации. На экране появляются причудливо окрашенные колонны и перемычки над ними. Цвета – зеленоватый в самых ярких участках, переходящий в оранжевый и желтый по мере рассеивания светового пучка. Бартон хватает изображение курсором и разворачивает его, вставляя в модель, словно деталь конструктора «Лего». Попутно он ищет «тени» – места, куда не проник луч, и «призраков». Оказывается, стоящее на ступенях привидение – это я. Несколько кликов мышкой – и меня удаляют из Вечности. В Глазго модель доделают, и она займет свое место среди доброй сотни других экспонатов цифрового хранилища CyArk. И это лишь начало. Человечество ежегодно теряет множество памятников: из-за войн, вандализма и обычного выветривания.