Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
National Geographic №195, декабрь 2019
National Geographic Traveler №72, ноябрь 2019 – январь 2020
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Космос

Новая лунная гонка

Текст: Сэм Хаув Верховек Фото: Винсент Фурнье
04 сентября 2017
/upload/iblock/39e/39e99756b8729406565b8b5739f7ac1d.jpg
Техник Эрик Риди обдумывает конструкцию ракеты в офисе компании Interorbital Systems (IOS), спонсирующей международную команду инженеров Synergy Moon. Основная задача IOS – осуществить запуск и сделать это дешевле, чем другие частные компании-конкуренты.
Фото: Винсент Фурнье
/upload/iblock/859/859c0c895bed962023b48c1b5c94bc46.jpg
Луноход Sorato, сконструированный японскими участниками лунной гонки Google Lunar XPrize, в «чистой комнате» в Токио. Приз – 20 миллионов долларов – достанется той команде, чей созданный на частные инвестиции аппарат долетит до нашего естественного спутника, прилунится, переместится не менее чем на 500 метров и отправит снятые там фотографии и видео на Землю. Если все пройдет успешно, будет сделан первый шаг к освоению несметных богатств других небесных тел.
Фото: Винсент Фурнье
/upload/iblock/a30/a30a84235b7035b5979c75887f46049c.jpg
Страница из книги «Full Moon» («Полная Луна»), Майкл Лайт, 1999 год
Фото: Оригинал: НАСА. вверху: Марк Тиессен, NGM Staff
/upload/iblock/130/130ffe8319a44c089bb265515a4e213b.jpg
В головном офисе компании SpaceIL в Тель-Авиве семилетняя Юваль Клингер надевает костюм, стилизованный под скафандр. Она с энтузиазмом следит за реализацией проекта, иногда задумываясь о дальних космических перелетах. И в этом она не одинока. «Мы хотим, чтобы все израильские дети знали о нашей разработке, – рассказывает Эран Привман, глава SpaceIL. – Чтобы они могли растолковать своим родителям, что происходит в научном мире».
Фото: Винсент Фурнье
/upload/iblock/931/931c05c35e73f50e3304e694baa9d17f.jpg
Киоко Йонезава следит за успехами своей команды. Времени до запуска остается все меньше: японский ровер Sorato должен отправиться к Луне на борту той же ракеты, что и аппарат команды TeamIndus. Борьба за приз развернется уже на лунной поверхности. Чувство национальной гордости и оптимизм молодого поколения японцев обеспечили соревнованию XPrize большую популярность.
Фото: Винсент Фурнье
Луна вновь вовлечена в космическое состязание – на сей раз даже без государственного участия. Похоже, недалек тот день, когда частные компании займутся добычей полезных ископаемых из лунного грунта.
В импровизированном конференц-зале, обустроенном в одном из многочисленных помещений на бывшем складе аккумуляторов в индийском Бангалоре, молодые инженеры спешно рассаживаются по местам. Все они изрядно волнуются, и есть отчего: предстоит выступить перед маститыми учеными (многие им в деды годятся), представляющими цвет космической программы Индии. Индийское космическое агентство первым в Азии отправило к Марсу орбитальную станцию, а в феврале 2017 года побило мировой рекорд, одновременно выведя на орбиту Земли 104 спутника и тем самым почти втрое превысив прежнее достижение, принадлежавшее России (37 спутников).

Перед собравшимися стоит нечто размером с микроволновку и такого же вида, только с колесами. Молодые ученые из компании TeamIndus спокойно излагают суть проекта: ближе к концу этого года они собираются вывести на лунную орбиту почти в 400 тысячах километров от Земли свой космический беспилотник и доставить на лунную поверхность вездеход для ее изучения. Осуществить проект инженеры предлагают за смешные для космической индустрии деньги – 65 миллионов долларов США, причем большая часть средств должна поступить от частных инвесторов.

Компания уже начала получать финансирование – Ашиш Качолиа, известный бизнесмен из Бомбея, вложивший в проект более миллиона долларов, находится здесь, в зале: сидит чуть поодаль и с интересом прислушивается к завязавшемуся спору. Начавшись с серии коротких вопросов к его «подопечным» и ответов, словно на защите диссертации, обсуждение перетекает в совместный мозговой штурм, новые идеи встречают громкими выкриками и смехом.

MM8476_161216_1286.jpg Команда TeamIndus, Индия  Луноход ECA массой 7,5 килограмма проходит испытания в Бангалоре. Эта, на первый взгляд, хрупкая конструкция – объект надежды и предмет гордости целой нации. Наполненный гелием, шар помогает сымитировать более слабую силу тяжести – гравитация на Луне в шесть раз меньше земной.

Чтобы убедиться в правильном использовании вложенных денег (а данный проект – далеко не самое масштабное из его начинаний), Ашишу вовсе не требуется присутствовать здесь лично, но он решил остаться – слишком уж велик оказался соблазн послушать живую дискуссию о параметрах окололунной орбиты, моделировании различных сил, апогее и перигее и о том, как «молодежь» составляла ковариационную матрицу ошибок.

«От этого просто дух захватывает! – делится впечатлениями Ашиш. – Только подумайте, молодые специалисты представляют свою работу перед старейшими (на всех – больше тысячи лет) корифеями индийской аэрокосмической индустрии!». Друг Ашиша, тоже известный местный инвестор Эс-Кей Джайн, энергично кивает, полностью разделяя мнение партнера, и добавляет: «Эти юные умы полностью меняют представление об Индии, заявляя во всеуслышание: нет ничего невозможного!».

Через 50 лет после завершения космической гонки за высадку человека на Луне, в которой Советский Союз и Соединенные Штаты потратили огромные средства, естественный спутник Земли вновь становится приманкой для космического состязания – на этот раз за счет частных – и куда более скромных – инвестиций. К примеру, размер учрежденной компанией Google международной премии Lunar XPrize, которую в случае выполнения задания (разработка и доставка, с привлечением исключительно частного капитала, лунохода, способного делать снимки с высоким разрешением) получит одна из пяти команд-финалистов, составляет 20 миллионов долларов.

Прообразом «лунной премии» стали соревнования, которые устраивали на заре пилотируемой авиации: в свое время они здорово подстегнули развитие отрасли. Самой известной наградой тех времен стала установленная в 1919 году американским бизнесменом Реймондом Ортейгом премия за беспосадочный трансатлантический перелет из Нью-Йорка в Париж. В 1927 году обладателем награды стал Чарлз Линдберг, перелетевший океан на одномоторном самолете Spirit of St. Louis («Дух Сент-Луиса»).

Как и в случае с премией Ортейга, в соревновании Lunar XPrize на карту поставлены не только деньги, но и национальная гордость. В пятерку финалистов вошли команды из Израиля, Японии, США, Индии и одна интернациональная – остальные отсеялись в полуфинале, до которого добрались 16 участников.

Гражданство – далеко не единственное различие между финалистами. К решению трех основных задач в рамках проекта – запуск в космос, прилунение и перемещение по лунной поверхности не менее чем на 500 метров с передачей данных на Землю – команды привлекли разных партнеров, и каждая предложила свой план. Чтобы обеспечить мобильность аппарата, три команды решили воплотить традиционную концепцию лунохода, или ровера, а две вознамерились полностью переосмыслить подход к передвижению на Луне: прыгать по ней на хоппере (hopper – по-английски «прыгун»). К слову, отважились на это именно «частники».

Как и в случае с большинством премий для авиаторов, команда-победитель почти наверняка не уложится в рамки призового фонда. Однако все участники ожидают, что их вложения окупятся сторицей – благодаря всеобщему вниманию и, в случае удачи, росту стоимости их брендов.

В 1962 году тогдашний президент США Джон Кеннеди призвал американцев «полететь на Луну в этом десятилетии и сделать другие вещи, не потому, что это легко, а потому что это трудно, потому что эта цель заставит нас собрать и оценить свои силы и способности, потому что это вызов, который мы готовы принять, это задача, которую мы не хотим откладывать и с которой мы намерены успешно справиться, как со всеми остальными...». О выгодах предприятия тогда не задумывались. И в разгар холодной войны США потратили на Лунную программу более 4 процентов федерального бюджета, не пожалев средств, чтобы обогнать сверхдержаву-соперницу – СССР.

Сегодня та сумма показалась бы смешной. Да и зачем вкладывать деньги в проект космического путешествия, если на нем нельзя заработать? Большинство мечтателей, энтузиастов-любителей и бредящих космосом чудаков с уверенностью ответят на этот вопрос: «Тут дело не в деньгах!». Однако Боб Ричардс, основатель и глава американской компании Moon Express, участвующей в гонке Lunar XPrize, руководствуется иным – и по-деловому дерзким – принципом: «Мы отправимся на Луну только потому, что это выгодно!».

Неизвестно, прав ли Ричардс и сколько времени потребуется, чтобы доказать или опровергнуть его слова. Многие компании в космической отрасли поначалу терпят фиаско, ведь основным источником их дохода по-прежнему служат государственные контракты, а отнюдь не частная клиентура. Но Ричардс уверен: первый триллионер в мире сколотит состояние именно в космосе. Возможно, таким триллионером станет тот, кому удастся организовать промышленную добычу из лунного грунта гелия-3 – редко встречающегося на Земле стабильного изотопа, пригодного в качестве топ-лива для термоядерных реакторов будущего, над созданием которых ученые многих стран трудятся вот уже несколько десятилетий.

MM8476_161207_0608.jpg MM8476_161203_0476.jpg

США Хотя компания Astrobotic Technology из Питтсбурга не участвует в лунной гонке XPrize, она не менее амбициозна и занимается разработкой спускаемого аппарата Griffin (слева) для освоения спутника. Компания обещает «сделать Луну доступной для землян» и активно продает услуги по доставке на наш естественный спутник земной почты. Цены – от 460 долларов.

Германия Созданный компанией PT Scientists луноход Audi Lunar Quattro (справа) проходит испытания на грунте, нагретом до 120 градусов Цельсия. Для имитации солнечного излучения над ним зажжены десятки 1000-ваттных ламп – именно так инженеры пытаются воспроизвести дневные лунные условия. Этот ровер не участвует в гонке XPrize, но вполне возможно, что однажды именно он будет развозить по Луне «коммерческие, частные, научные, образовательные или технические грузы».

Еще один потенциальный источник обогащения – астероиды и прочие небольшие небесные тела, где с помощью роботов можно вести добычу золота, серебра, платины, титана и других ценных металлов.

«Невероятные богатства висят прямо у нас над головой, дело за малым – сорвать этот куш!» – восклицает Питер Диамандис, инженер-физик, один из основателей компании Planetary Resources, с которой сотрудничает кинорежиссер Джеймс Кэмерон. (Помимо них компанию поддерживают несколько миллиардеров технологического сектора.) В 2013 году Planetary Resources купила фирму Asterank, на сайте которой выложены проекты по промышленному освоению более 600 тысяч астероидов. Именно Диамандис – основатель и исполнительный директор фонда XPrize, учредившего еще несколько премий – по математике, энергетике, медицине и в области разработки искусственного интеллекта. Цель одна – ускорить прогресс, подстегнуть инновации и получить новые технологии.

По словам одного из директоров фонда XPrize Чанды Гонзалес-Моурер, основной эффект от лунной гонки состоит в том, что она проложит дорогу в «новую эру недорогих полетов на Луну и за ее пределы».

В свое время отваге перелетевшего океан Линдберга рукоплескал весь мир – его смелый поступок привлек всеобщий интерес к граж-данской авиации. Точно так же организаторы лунной гонки надеются привлечь общественное внимание к компаниям-пионерам частных космических полетов, – которые, кстати, уже доставляют грузы на Международную космическую станцию и пробуют запускать спутники, модули для научных экспериментов и орбитальные ракеты. Близится день, когда частные космические корабли начнут перевозить и пассажиров: компания Virgin Galactic, основанная миллиардером Ричардом Бренсоном (сам Бренсон называет ее не иначе как «первым коммерческим космическим перевозчиком») объявила о подготовке к запуску в космос туристов – можно будет испытать ощущение невесомости и насладиться видами родной планеты, прежде доступными лишь космонавтам. А основатель SpaceX Илон Маск в феврале этого года пообещал, что в конце 2018-го на его корабле Dragon двое космических туристов облетят вокруг Луны. Еще через два месяца создатель Amazon Джефф Безос объявил, что для финансирования собственной компании Blue Origin, развивающей коммерческую космонавтику и космический туризм, он намерен ежегодно продавать акций Amazon на миллиард долларов.

Конечно, дерзкие планы частников поскорее отправить в космос туриста небесспорны. Взять хотя бы произошедшую в 2014 году катастрофу прототипа пассажирского челнока, принадлежавшего Virgin Galactic, – одно это происшествие отбросило компанию в ее разработках на несколько лет назад.

Гонка Lunar XPrize между тем приближается к финишу, впрочем, преодоление настоящих преград на финальном этапе только начнется. К примеру, участники просто могут не уложиться в заданные сроки или в ходе предстартовых проверок ракет будут выявлены неполадки.

К тому же пока неясно, как отреагирует на все эти запуски общественность. История с полетом на Луну в 1969 году была исполнена драматизма – ведь никто не мог гарантировать, что астронавты туда доберутся, успешно выполнят программу и благополучно возвратятся на Землю. Первая успешная миссия дала старт целому этапу изучения поверхности естественного спутника нашей планеты, продлившегося три года! Затем было осуществлено множество беспилотных полетов – последним из которых стала высадка китайского лунохода «Юйту» в 2013 году. Китай стал третьей страной в мире, которой удалось успешно прилунить автоматический аппарат и исследовать спутник.

/upload/iblock/ba5/ba594b9e72369cf301e5d75b5b5ca317.jpg
В другом здании пригорода Тель-Авива в высокотемпературной вакуумной камере в точности воссозданы условия, в которых роверу придется работать на протяжении лунного дня, то есть пребывать под непрерывным солнечным облучением 14 земных суток.
/upload/iblock/230/2303b5edc06e90fad728f38b366f73f2.jpg
Один из модулей спускаемого аппарата SpaceIL закреплен в поглощающей звуки и электромагнитные шумы комнате , где инженеры могут проверить работу антенн при обмене сигналами между Землей и Луной.


В чем же тогда уникальность новой лунной гонки? «Суть в том, что стоимость космических полетов постоянно снижается», – объясняет Джон Торнтон, возглавляющий компанию Astrobotic из Питтсбурга. Сам он пытается сделать Луну доступной для человечества за счет развития сервиса по доставке грузов, будь то оборудование для проведения научных экспериментов или частная почта MoonMail.

«Любая фирма вроде нашей может составить бизнес-план и показать: на лунных перевозках вполне реально заработать, – убежден Торнтон. – Еще совсем недавно все это было фантастикой».

Лунную гонку прошлого века по масш-табам можно сравнить с задачей создания электронно-вычислительных машин – первые образцы занимали огромные помещения и стоили баснословно дорого. Современные инженеры соревнуются уже не в том, кто раньше ступит на Луну. Новая гонка больше походит на следующую ступень развития вычислительных технологий: создать суперкомпьютер для домашнего пользования или встроить его в телефон, чтобы всегда был под рукой, – современные компьютеры занимают совсем немного места и не требуют громоздких источников питания. Так что для космических путешествий уже не нужны большие и недешевые устройства. На смену луноходам размером с малолитражку придет новая техника для исследования, картирования и даже для добычи лунного грунта, и техника эта уменьшится до размеров игрушечного самосвала. Миниатюризация – основной фактор, который позволит экономить средства в подготовке предстоящих лунных перелетов.

«Будущее – за микролуноходами и мини-спутниками CubeSat, – убежден Уильям Уиттакер, инженер-робототехник из Университета Карнеги-Меллон в Питтсбурге, один из пионеров в создании роверов и беспилотных автомобилей. – Просто здорово наблюдать за тем, что сейчас происходит! Миниатюрность во всем, и прогресс направлен на дальнейшее уменьшение размеров!».

Увы, законы физики, которым подчинены космические полеты, со временем не меняются. Так что сами ракеты пока меньше не стали и все еще требуют больших объемов топлива для доставки грузов в космос. Однако миниатюризация других компонентов позволит существенно снизить затраты по доставке людей на Луну и даже в дальний космос.

Космическая индустрия рассматривает возможность создания на Луне перевалочного пункта, и путь в далекий космос для любого путешественника будет пролегать через лунную базу. Действительно, разработка и эксплуатация космического корабля, стартующего в условиях, где гравитация в шесть раз слабее, – вполне разумный шаг для исследования Солнечной системы.

Вода, сосредоточенная в полярных шапках Луны, станет важным подспорьем не только для жизнеобеспечения (питье, полив растений), но, вероятно, и для выработки водородного топлива, а выделяющийся при этом кислород пополнит запасы воздуха. Конечно, до воплощения этих задумок еще далеко, однако никто в космической индустрии не сомневается: в первую очередь необходимо осваивать Луну.

Чтобы увидеть тестовый запуск японской команды Hakuto (свое название она получила в честь персонажа японских сказок – белого кролика), в сентябре прошлого года я отправился в отдаленный уголок на юго-западе острова Хонсю – на продуваемые ветрами дюны Тоттори. Тогда на побережье обрушился сильнейший шторм: пришедший с Японского моря, он несколько дней низвергался на всю округу ливнями, создав условия далеко не лунные. Пережидая непогоду на соседней турбазе, команда инженеров под руководством Такеши Хакамады не прекращала работать над своим детищем. Облачившись в стильные серые костюмы с логотипом кролика и поглощая один за другим энергетические напитки, они отлаживали программное обеспечение, призванное сымитировать 2,5-секундную задержку в прохождении управляющего сигнала до Луны, удаленной от Земли на 400 тысяч километров.

/upload/iblock/2a7/2a7db25a205843b0b7260364b6109e59.jpg
В перерывах между испытаниями инженеры устанавливают прототип, чтобы сфотографировать его. Тем временем Боб Ричардс, глава Moon Express, поднимает философскую тему: «Мы становимся свидетелями начала эры путешествий в дальний космос, и этот этап по значимости вполне может сравниться с выходом рыб на сушу».
/upload/iblock/589/589e300e7980cf1bec10acfc059214ca.jpg
На мысе Канаверал полным ходом идет отладка посадочного модуля – MX-1E. Его уменьшенная модель всегда оказывается в центре внимания на рабочем столе, когда команда собирается за обедом для обсуждения текущих вопросов.


Когда стихия улеглась, и небо расчистилось от туч, команда Hakuto, потрескивая рациями, оперативно развернула прямо на песке необходимое оборудование: повсюду появились тележки с ноутбуками, планшетами и датчиками. Затем прямо на руках – в прямом и переносном смысле слова – инженеры вынесли пару роботов-роверов. По задумке, роботы должны работать на Луне в связке, хотя при этом каждый из них в какой-то мере независим от «напарника».

Именно такая спаренная программа, считает Хакамада, в будущем принесет хорошую прибыль своим создателям. Один из луноходов – четырехколесный ровер Sorato, который Hakuto готовит к гонке XPrize, – по мысли разработчиков, в следующей миссии присоединится к первому, двухколесному, роботу, способному «нырять» в расщелины, лавовые трубки и пещеры. Оба аппарата выполнены из легких и одновременно очень прочных композитов.

Такеши Хакамада заболел космосом еще школьником – когда посмотрел первый эпизод «Звездных войн». Именно малоразмерные роботы, уверен он, пригодны для изучения сложного лунного рельефа и помогут освоиться лунным первопоселенцам: автоматы разведают пещеры, где можно будет укрыться на время строительства первой лунной базы.

Хакамада возглавляет токийскую компанию iSpace и делает ставку на преимущества японских технологий миниатюризации, которые позволят изучать состав грунта, сделать фотографии и закартировать лунную поверхность с гораздо большей детальностью, чем удалось во время прежних миссий. «Наша цель не просто выиграть гонку, хотя и это было бы здорово, – рассказывал мне Такеши незадолго до тестового запуска. – Мы хотим заявить о себе и показать, что с помощью современных технологий можно получать востребованную на рынке информацию и продавать ее».

По плану японцы должны запустить Sorato в конце декабря – с помощью ракеты Индийского национального космического агентства, которая отправит в космос и другого участника гонки – луноход TeamIndus. Чтобы победа в XPrize была засчитана, необходимо запустить аппарат до конца 2017 года и осуществить миссию в начале 2018-го.

В дюнах Тоттори воцарилась ночная тишина: когда часы пробили полночь, Sorato на своих четырех колесах, напоминающих старинные водяные мельницы, добрался до первой искусственной преграды. Он выглядел одиноким на этом песчаном полигоне – имитации далекой Луны. Инженеры под присмотром Такеши Хакамады передали на луноход серию команд, симулируя временную задержку сигнала – Sorato внезапно ожил, аккуратно обогнул препятствие и двинулся дальше, преодолевая по несколько сантиметров в секунду. Справился он и с остальными ловушками, которые расставили на его пути инженеры. Когда аппарат окажется на Луне, умение успешно огибать преграды – вроде больших камней или расщелин – будет критически важным для успеха программы.

«Sorato показал отличный результат, – подводит итог Хакамада, светясь от счастья, словно новоиспеченный родитель. – Главная преграда в развитии космической отрасли – бизнес-стереотипы. Для привлечения людей на рынки новых космических услуг приходится сначала убеждать потенциальных клиентов, что все наши предложения осуществимы. Ведь большинство до сих пор считает, что полеты в космос и научные исследования – удел крупных государственных организаций. Вот зачем нужна лунная гонка: победитель докажет всем, что новый подход становится реальностью».

На огромном участке заросшего кустарником побережья Атлантического океана на мысе Канаверал, куда то и дело наведываются аллигаторы, морские черепахи и иногда заглядывают рыси, расположен стартовый комплекс SLC-17. Отсюда с 1957-го по 2011 год производились запуски ракет Thor и Delta – одни стали первыми баллистическими ракетами среднего радиуса действия, другие выводили на орбиту спутники и зонды для изучения Солнечной системы.

На первый взгляд здания выглядели заброшенными – оказавшись здесь погожим мартовским вечером, я услышал лишь шепот легкого морского бриза в ржавеющих башнях стартового комплекса. Однако совсем скоро я понял, что первое впечатление было обманчивым – за дверями одного из ангаров меня ждал прототип устройства, который принадлежал первой американской частной компании, получившей разрешение правительства на запуск аппарата за пределы земной орбиты – к Луне!

Боб Ричардс, некогда ассистент знаменитого астрофизика Карла Сагана, а сейчас – глава компании Moon Express, считает, что основное преимущество их аппарата MX-1E заключается в том, что он может решать две задачи одно-временно. «Зачем разрабатывать луноход, когда его функцию способен выполнить посадочный модуль?» – обращается ко мне Ричардс. И добавляет, что очень часто условия соревнования Google Lunar XPrize неверно преподносятся как условия гонки луноходов. «Самая сложная задача, поставленная организаторами XPrize, – посадка на лунную поверхность, – объясняет Ричардс. – Роверы не могут самостоятельно прилуниться, да и само понятие “луноход” отсутствует в условиях соревнования. Есть лишь требование переместиться не менее чем на 500 метров».

Так появилась идея выиграть приз с помощью… хоппера, прыгающего благодаря запуску двигателей. План полета таков: ракета выведет одномодульный аппарат MX-1E, внешне чем-то напоминающий антропоморфного робота R2-D2 из «Звездных войн», на околоземную орбиту, откуда он стартует к Луне на горючем из концентрированной перекиси водорода. Достигнув лунной орбиты, аппарат совершит мягкую посадку. Инженеры Moon Express полагают, что все осуществится следующим образом: скорость снижения погасит запуск обратной тяги, однако, чтобы не помять спускаемый модуль, потребуется система гибких опор, которые смягчат удар о поверхность и одновременно сохранят часть импульса, необходимого для прыжка. Прыжок и позволит выполнить второе задание. В зависимости от объема оставшегося топлива MX-1E совершит один длинный прыжок или несколько коротких, чтобы переместиться на требуемое расстояние от точки прилунения.

 Ричардс обладает уникальным даром убеждения, его красочное описание перелета звучит так, что у вас не остается никаких сомнений: проект осуществим – и вот вы уже готовы вложить в него деньги. Однако не следует спешить – ведь Moon Express планирует запустить MX-1E не с помощью проверенной ракеты-носителя, а на ракете компании Rocket Lab, чей космодром на полуострове Махия в Новой Зеландии был открыт лишь в сентябре прошлого года, а отладка аппарата началась и вовсе в 2017-м. Так что Moon Express серьезно опаздывает, если собирается лететь в этом году, как того требуют условия XPrize. Тем не менее организаторы соревнования, сдвигавшие сроки предыдущих этапов, сейчас полны решимости завершить гонку к оговоренной дате. Не исключено, что тогда придется обойтись без победителя, хотя организаторы XPrize «очень и очень хотят, чтобы кто-нибудь выиграл».

Еще одна команда, решившая положиться на хоппер, – SpaceIL – располагается в промышленной зоне Тель-Авива. Ее руководитель Эран Привман в красноречии не уступает ничем Ричардсу. «Мы очень хотим всколыхнуть израильское общество, повторив эффект успешного завершения программы “Аполлон”, вдохновить новое поколение, заинтересовать детей наукой и технологиями», – объясняет он свое видение задачи.

Привман – национальный герой. Его послужный список – участие в боевых действиях в качестве пилота военной авиации, ученая степень по информатике и нейронаукам Тель-Авивского университета и несколько научных, инженерных и руководящих постов в ведущих технологических компаниях Израиля.

Аппарат компании SpaceIL напоминает летающую тарелку, точнее, кастрюлю и весит около 600 килограммов, две трети из которых приходятся на топливо. Запуск с Земли планируется осуществить при помощи ракеты Falcon 9 компании SpaceX. Прилунившись, аппарат потратит остатки топлива на отскок на полкиломет-ра, в соответствии с условиями XPrize. Гибкие опоры, похожие на систему MX-1E, помогут облегчить эту задачу.

Израильский проект стартовал в конце 2010 года, когда «трое повернутых на космосе, не обладая большими деньгами, решили, что было бы невероятно круто доставить робота на Луну». Именно так один из основателей компании, Ярив Баш, описал историю ее создания во время моего визита в лабораторию, где проходила проверка бортового компьютера. Участие SpaceIL висело на волоске до последнего момента: они едва успели в срок предоставить план прилунения аппарата и наскрести необходимый минимум средств – 50 тысяч долларов.

«Мы кинули клич профинансировать проект, обращались за помощью ко всем, кого только знали, – вспоминает Баш. – Жена рассказывала, что я даже во сне просил денег». Чего этой компании было не занимать, так это идей: Баш – настоящий эксперт в электронике и компьютерной технике: в прошлом возглавлял исследовательское подразделение израильской службы разведки. «Помните старину-изобретателя Q из фильмов о Джеймсе Бонде, – подмигивает он мне. – Я занимался тем же».

Первые разработки этой группы инженеров были гораздо скромнее, чем аппарат, над которым они работают сейчас, собирая его из деталей со всего света – один из прототипов размером не превышал двухлитровую бутылку. Из финалистов гонки SpaceIL – единственная компания, которая не собирается извлекать прибыль. Она получает щедрые вливания от двух известных миллиардеров – технологического бизнесмена Морриса Кана и игорного магната Шелдона Адельсона. Руководство SpaceIL ставит перед собой две цели: первая, конечно, получить приз, а вторая – воспитать и вдохновить новое поколение будущих лидеров в стране, которую уже называют «нацией стартапов».

/upload/iblock/551/551b8862688f722a94c7bcc0997f6304.jpg
Инженеры обсуждают сложности вывода аппарата на орбиту, необходимую для подлета к Луне. «Если запустить ракету слишком быстро, можно врезаться в Луну на полном ходу, – объясняет один из собравшихся. – А если не придать ей нужного импульса на старте, аппарат просто затеряется в космосе».
/upload/iblock/889/88993db4a99b36a12168a3b04412f457.jpg
Сделанная для съемок видеоролика модель из пенопласта внешне напоминает реальный ровер ECA, готовый к испытаниям в лаборатории в Бангалоре.


Как и у индийской команды, у израильской на кон поставлен престиж страны. Почти во всех школах Израиля рассказывают о проекте SpaceIL, и с самого момента запуска аппарата к Луне за ним будут следить тысячи детей в надежде, что их страна первой запустит частный космический аппарат для изучения лунной поверхности. «Мы с самого начала хотели, чтобы все дети в Израиле знали о том, что мы делаем, – объясняет Привман и с улыбкой добавляет: – Должен же хоть кто-то объяснить их родителям, чем мы занимаемся!»

В правилах лунной гонки есть еще один интересный пункт: любая из команд для победы может перепоручить запуск и прилунение сторонним компаниям, сосредоточившись на разработке посадочного модуля и управлении им. Именно по этому пути пошла Hakuto. Руководитель XPrize Гонзалес-Маурер подтвердил, что организаторы не возражают против такого подхода: «Мы хотим, чтобы команды разработали свое уникальное решение поставленной задачи». Важно лишь, чтобы не менее 90 процентов вложений поступило от частных лиц.

«Было очень интересно наблюдать, как сотрудничают команды – друг с другом и с фирмами извне, изо всех сил стараясь снизить затраты, – делится своими наблюдениями Гонзалес-Моурер. – В этом смысле цель соревнований уже достигнута».

«Interorbital Systems, поддерживающая интернациональную команду Synergy Moon, – рассказывает Релик Миллирон, одна из основателей компании и ее руководитель, – поставила перед собой задачу – стать самым дешевым оператором коммерческих пусков в космической отрас-ли». Чтобы добиться этого, компания решила строить ракеты помодульно, максимально используя уже имеющиеся частные наработки, а также поэкспериментировать с экзотическими видами топлива вроде скипидара.

В своем офисе, расположенном в воздушно-космическом порту в городе Мохаве посреди одноименной пустыни, в 160 километрах от Лос-Анджелеса, Миллирон с гордостью показывает брошюру компании, сообщающую, что любой желающий может за 16 тысяч долларов приобрести набор для создания спутника TubeSat. Цена включает стоимость запуска, а для школьников старших классов и студентов университетов действует спецпредложение: им спутник обойдется вдвое дешевле. От покупателя требуется лишь собрать «головоломку», добавить к ней небольшую полезную нагрузку – будь то камера для отслеживания миграции диких животных или датчики для определения погоды, а о запуске его в космос позаботится Interorbital Systems. Компания планирует выводить собранные клиентами аппараты на 309-километровую орбиту, где срок их жизни составит до двух месяцев.

Миллирон с мужем Родериком уже больше двух десятилетий пытаются поднять в воздух ракету и дать своей компании импульс к развитию. Многие участники гонки XPrize завидуют их хватке, но серьезно сомневаются в шансах на победу. Возможно, одна из их ракет и достигнет Луны, но вот план доверить все операции на поверхности спутника модифицированному радиоуправляемому роботу из тех, что используют военные, полицейские и пожарные, чтобы с помощью камер можно было заглянуть туда, где человеку находиться опасно, весьма удивил экспертов.

Вопреки всеобщему скепсису, Миллироны и небольшая группа инженеров под их началом продолжают усердно трудиться в своем ангаре посреди пустыни, в окружении бывших военных складов. Супруги планируют произвести первые запуски с баржи в океане у побережья Калифорнии. Никто не знает, чего ждать от их детища – команды Synergy Moon – в лунной гонке, ведь они очень много говорят о своем видении будущего, но не раскрывают такой элементарной вещи, как бюджет проекта: известно лишь, что он невелик. Это единственная команда, которая собирается организовать и запуск, и прилунение, и передвижение по Луне самостоятельно.

Где бы ни находились инженеры и ученые – в пустыне Мохаве, на мысе Канаверал, в пригороде Тель-Авива, песчаных дюнах Японии или ангаре в Бангалоре, – каждая команда трудится не покладая рук. Все хотят победить, но при этом дружат с соперниками. Команды по очереди проводили ежегодное собрание, куда приглашали остальных участников, чтобы рассказать о своих успехах и промахах на каждом этапе. «Все мы верим, что нет ничего невозможного, – объясняет Рауль Нараян, руководитель TeamIndus, объединившей 112 человек. – Я не могу точно сказать, что из этого получится, да и никто не может. Но я уверен: пора на Луну!»