Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №191, август 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Наука

В поисках первого скелета

Текст и фото: Андрей Журавлев
13 марта 2018
/upload/iblock/75c/75c34eefae38dd5cfe27d51f3eb96aeb.jpg
Разноцветные песчаники, глинистые породы и известняки откладывались по мере углуб-ления морского бассейна, а белые доломиты заполнили образовавшееся пространство.
Фото: Андрей Журавлев
Среди якутской тайги, в трехсотметровых скальных обрывах, вознесшихся над рекой Юдомой, скрываются одни из самых древних, если не древнейшие, ракушки – им 550 миллионов лет.
В какую сторону ни посмотришь с обрыва – на сотни километров вокруг одна тайга. И еще реки: изумрудно-зеленая Юдома и темно-синяя Мая. Слившись в единое целое, они долго движутся, не смешивая красок: две реки в одном русле. А под нами 300 метров белого докембрия, по которому с криками, в клубах известковой пыли, катится китайский профессор. Внизу он отряхивается, заклеивает пластырем сбитые пальцы и вновь карабкается вверх...

Что такое докембрий? Это семь восьмых истории Земли, запечатленной в камне, – три с половиной миллиарда лет из четырех. Докембрийские толщи давно перестали пугать своим безмолвием. Чего в них только не находили! «А правда, чего?» – задают вопросы многие опытные специалисты, глядя на очередную ни на что не похожую окаменелость.

Одну из этих странных окаменелостей – намакалатуса из морских эдиакарских отложений Намибии, возрастом 545 миллионов лет, – мы рассматривали за полгода до того дня, как с профессором Эдинбургского университета Рейчел Вуд оказались на верхней точке юдомского обрыва (а профессор Нанкинского института палеонтологии и геологии Маоянь Жу – под ним).

Намакалатуса считали примитивным (одноклеточным) организмом. Скелет его выглядел как шестигранник на тонкой ножке с круглой дыркой в центре каждой грани, все это не более трех сантиметров высотой. Стенка скелета была, правда, «толстой» – целых 100 микронов, – и мы решили заглянуть внутрь... «Что ты об этом думаешь?» – спросила Рейчел. У меня не было сомнений: «Думаю, этот парень был непрост. И уж точно не простейшим: скелет у него пластинчатый, да еще с закономерными изгибами пластин. Так только раковины брахиопод и мшанок устроены». Брахиоподы – это двустворчатые морские животные, а мшанки – обладатели мельчайших ажурных скелетов, которые живут вместе – колониями. И те, и другие питаются с помощью щупалец, вдоль которых реснички гонят в рот съедобные частицы, выцеженные из толщи воды. Поэтому эти столь непохожие друг на друга, но родственные организмы называются щупальцевыми. Почему бы им не признать своим еще и некоего кузена из Намибии, жившего задолго до первых брахиопод и мшанок?

В конце концов я набросал намакалатуса в блокноте, и эскиз был отправлен художнику Джону Сиббику, умевшему воплощать фантазии палеонтологов в жизнь. Джона увиденное вдохновило, и через день мы получили нечто косматое от щупалец. Еще через пару дней статья про самое сложное докембрийское животное была поглощена бездонной всемирной паутиной и, недолго пробыв в виртуальной редакции одного из ведущих научных журналов, возвращена обратно с разгромной рецензией. Суть проклятий сводилась к тому, что «этого не могло быть, потому что этого не могло быть никогда!»

/upload/iblock/8b6/8b6d923a9fc050a9f8459544f7fd42c1.jpg
Андрей Журавлев
 

Несколько скелетов суворовелл (вверху) – возможно, древнейших скелетных животных.

Yudoma 3.jpg 
Cloudina: Испанские клаудины (слева) отличались от остальных более фигуристой трубчатой раковиной с отворотами. Suvorovella: Размер суворовеллы (в центре), обнаруженной в Якутии, не превышал 5 сантиметров, но это один из самых больших минеральных скелетов в докембрийском мире. Namacalathus: Несмотря на свой необычный вид, это скелетное животное из Намибии (справа) оказалось наиболее близкой к современным организмам формой. Рисунки: Алина Коноваленко (слева и в центре), Джон Сиббик (справа).

А что если кроме Намибии, обследовать дно других морей, где отлагались известковые илы и где могли сохраниться минеральные скелеты?

23 августа 2015 года мы двинулись из Якутска до Усть-Маи и еще дальше: на моторках вверх по Мае и Юдоме, пока не достигли цели – того самого докембрийского обрыва...

Еще в 1960 году там было найдено скелетное ископаемое суворовелла. Увы, коллекция пропала, и никого из тех, кто знал о нужном разрезе-обрыве, уже не осталось. Но наш коллега, Андрей Иванцов из Палеонтологического института РАН, выбрал правильный обрыв, из которого к его ногам буквально вывалился нужный камень: многотонный блок откололся по весне, когда все тает и трескается, от 40-метрового утеса. На поверхности глыбы и сидели рядками суворовеллы...

Впрочем, сама по себе окаменелость, какой бы интересной она ни казалась, теряет всякую ценность, если вырвать ее из контекста – из вмещающих отложений. В этих напластованиях – подробнейшая летопись событий, которые привели к появлению именно в этом месте и именно в это время данного существа. И чтобы выяснить, что здесь случилось, нужно подробно – по сан-ти-мет-ру – задокументировать весь разрез.

Конгломерат, с которого начинается обрыв, – это галечник, образовавшийся, когда океан начал очередное наступление на Сибирский континент. Галечник сменяют песчаники и аргиллиты – тоже результаты размыва суши, но более мелкие: фронт океана ушел вперед, и на дно ложатся песчинки и частицы глинистой размерности. За ними следуют черные известняки: мы на максимальной для данного места глубине. Они срезаются огромными – в десятки метров мощностью – желтыми линзами доломитов (еще один карбонат, только в отличие от известняка соль магния, а не кальция). Их образованию тоже поспособствовали бактерии, выдающие свое присутствие изящными тонкослоистыми столбиками и конусами в несколько метров высотой. Да, росли такие столбики не быстро – сотни лет, тысячи. Ведь никто им не мешал.

Не мешал до поры до времени – пока в океане ощущалась нехватка кислорода: морской доломит образуется в бескислородной среде. А затем произошло событие, неприятное для мира бактерий и очень отрадное для нас: уровень кислорода повысился, и на свет явились скелетные существа, сначала совсем диковинные, вроде намакалатуса и суворовеллы, затем более понятные, почти моллюски, сколы раковин которых торчали из белых известняков на самом верху обрыва. Теперь мы знаем, когда это произошло – около 550 миллионов лет назад, и предполагаем где – в Сибири. К нашему возвращению в Усть-Маю Интернет пестрел изображениями «косматого» намакалатуса из теперь уже опубликованной статьи (ведь мы не сдались и ответили на критику) и комментариями. Так, Washington Post сообщала: «Первые сложные животные существовали на миллионы лет раньше, чем прежде считалось».