Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №191, август 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Наука

Затонувшие сокровища

Текст: Саймон Уоррелл Фотографии: Тони Лоу
29 июля 2011
/upload/iblock/a2c/a2c51c81971670c805d5ad8ddc011144.jpg
Облепленный морской живностью глиняный кувшин эпохи Тан (618–907 годы)был найден на дне моря недалеко от индонезийского острова Белитунг.
Фото: Тони Лоу
/upload/iblock/9f0/9f0b66b720d5f1e4d1a56da71934e4b8.jpg
Древнейший из найденных на затонувшем у острова Белитунг корабле образцов сине-белой китайской керамики.
Фото: Тони Лоу
/upload/iblock/232/23253e17ba80fbad4cddd40e9bb16c63.jpg
Серебряная фляга с гравировкой, найденная на затонувшем у острова Белитунг корабле.
/upload/iblock/e28/e28f5e8f70ecee1517f32d416ed0eed3.jpg
Золотые чаша для вина и браслет с корабля, затонувшего у острова Белитунг.
Фото: Тони Лоу
/upload/iblock/a5f/a5f222949027522d809d6767428684f6.jpg
На затонувшем судне нашли 55 тысяч чаш, изготовленных на заказ в провинции Хунань. Большинство из них были сложены в большие кувшины-контейнеры.
Фото: Тони Лоу
/upload/iblock/04f/04fd9f99542199eff699758572aadb66.jpg
Под глазурью сохранились изображения рыб, цветов, религиозных символов и даже стихи.
Фото: Тони Лоу
/upload/iblock/c39/c393e7156525722743cfe7c469050d6e.jpg
Миниатюрная утка сторожит отверстие в чашке высотой 9 сантиметров. Оно предназначалось для отделения винного осадка.
Фото: Тони Лоу
/upload/iblock/9fa/9fa58b383cb75bd1c1e973e97996fd81.jpg
Пробка-навершие в виде головы дракона могла украшать большой кувшин высотой 90 сантиметров.
Фото: Тони Лоу
/upload/iblock/6de/6de389f9e586616c1a485c4aa7d71bb8.jpg
Бронзовое зеркало с затонувшего у острова Белитунг корабля.
Фото: Тони Лоу
/upload/iblock/9e0/9e02c4486806d2872f8d502e783aac36.jpg
Костяная фишка и «желуди», найденные на корабле, возможно, использовались при играх, которыми развлекались команда и пассажиры судна, коротая время в долгом путешествии по Морскому шелковому пути.
Фото: Тони Лоу
Корабль, затонувший 1200 лет назад, помогает раскрыть тайны Морского шелкового пути.
В IX веке главной движущей силой мировой экономики были два могущественных государства: Китай и халифат Аббасидов. Поднебесная, которой тогда правила династия Тан, простиралась от Южно-Китайского моря до границ Персии, чьи гавани были открыты для торговцев со всех концов света. Тогда, как и сейчас, Китай являлся экономическим гигантом, чему в немалой степени был обязан торговле. В столице империи – Чанане (современный Сиань) проживали бок о бок представители многих национальностей. Таким пестрым составом и гигантским по тем временам – миллионным – населением не мог похвастать ни один европейский город. Повторить рекорд удалось только Лондону, да и то уже в начале XIX века. Вторым мощным форпостом экономики к IX столетию стало государство Аббасидов, пребывавшее на пике своего расцвета. Уже к 750 году империя Аббасидов дошла до реки Инд на востоке и до Испании на западе, распространяя на обширнейшей подвластной ей территории торговлю и ислам – и сам пророк Мухаммед, как известно, был купцом. Соединяли эти два оплота средневековой экономики Великий шелковый путь и его аналог – Морской шелковый путь. Внимание историков в основном привлекает первый, но с большой степенью вероятности можно утверждать, что интенсивная торговля шла и морем, способствуя непрерывному обмену товарами и идеями между Востоком и Западом.
Кроме уникальных чаш, на затонувшем доу обнаружили 763 одинаковые чернильницы, 915 кувшинчиков для специй разного размера и 1635 больших кувшинов. В ту далекую эпоху, видимо, уже существовало «производство, напоминающее современное фабричное».
Китай танской эпохи был неравнодушен к роскошным тканям, жемчугу, кораллам и древесине ароматических пород, которые привозили из Персии, Восточной Африки и Индии. Поднебесная, в свою очередь, поставляла на международный рынок бумагу, чернила и шелковые ткани. Воздушный, легко скатываемый в рулоны шелк было удобно перевозить наземным путем. Но к IX веку стали пользоваться большим спросом и китайские гончарные изделия. И тогда встала проблема перевозки: верблюды не подходили для транспортировки хрупких предметов. Поэтому все чаще керамику стали доставлять на Восток по морю – на арабских, персидских и индийских судах. Морские путешествия в те далекие времена были не только долгими, но и опасными. Иногда корабли просто исчезали, так и не прибыв в пункт своего назначения. Особенно часто они шли ко дну в воронкообразном проходе – проливе Келласа между индонезийскими островами Банка и Белитунг. Там под бирюзовыми водами скрывается настоящий лабиринт из острых подводных скал и рифов. Однако, несмотря на подстерегающие на каждом шагу опасности, в этой акватории и сегодня вовсю промышляют собиратели трепангов. И вот однажды на глубине пятнадцати с лишним метров в одном из коралловых массивов они наткнулись на заросшие тиной глиняные кувшины. Заглянув в один из них, ныряльщики обнаружили несколько целых чаш, которые они подняли наверх и поспешили их продать. Как выяснилось позже, сами того не ведая, охотники за трепангами совершили одно из самых удивительных археологических открытий в водах Юго-Восточной Азии: кувшин происходил с затонувшего арабского судна IX века. Позже там было обнаружено еще 60 тысяч золотых, серебряных и керамических предметов эпохи Тан. Это судно, которое ученые называют «затонувшим кораблем из Белитунга», явилось неоспоримым доказательством того, что Поднебесная в эпоху династии Тан, как и современный Китай, активно производила товары на экспорт, транспортируя их морским путем. Работая посменно до начала сезона дождей, команда аквалангистов подняла с морского дна все затонувшие древние артефакты. Основную часть сокровищ составляли чаши Чанша, названные так по месту их обжига – городу Чанша (провинция Хунань). А большие глиняные кувшины, с которых и начались археологические изыскания, использовались как контейнеры для перевозки чаш. Каждый такой кувшин вмещал около сотни вложенных один в другой экземпляров, которые предположительно прокладывали рисовой соломкой. Еще до обнаружения «корабля из Белитунга» археологам было известно, что в VIII–X веках китайская керамика развозилась по всему миру: черепки находили в таких удаленных от Поднебесной странах, как Индонезия и Персия. К сожалению, почти все найденное прежде дошло до нас в плачевном состоянии. Но теперь Яванское море сделало археологам щедрый подарок: все поднятые со дна предметы оказались в отличной сохранности благодаря этим кувшинам-контейнерам. После промывки чаши засверкали как новые. Главное, о чем говорит эта находка: в ту далекую эпоху уже существовало, по словам Джона Миксика, профессора Сингапурского университета и эксперта в области археологии Юго-Восточной Азии, «производство, напоминающее современное фабричное».
Найденные артефакты – самые ранние из известных нам изделий, предназначавшихся на экспорт.
Хотя давно известно, что арабские мореплаватели часто курсировали по Морскому шелковому пути, ведя оживленную торговлю, это первое арабское судно, обнаруженное в водах Юго-Восточной Азии, утверждает Джон Гай, старший куратор отдела Южной и Юго-Восточной Азии музея Метрополитен в Нью-Йорке. При реконструкции корабля выяснилось, что он принадлежал к типу доу – традиционного арабского одномачтового легкого судна. Такие корабли и сегодня можно встретить во многих странах Среднего Востока. Длина доу составляла 18 метров, построено судно было из африканских и индийских пород дерева, а отличительной его особенностью было то, что доски не скрепляли друг с другом по шпунтам, а буквально сшивали при помощи волокон из кокосовой коры. «Что касается груза, то это самая богатая и крупная партия товаров начала IX века, обнаруженная в отдельно взятом кладе», – продолжает Джон Гай. Пункты отправки и прибытия судна до сих пор не выяснены. Не сохранилось никаких бортовых журналов, накладных или карт. Но большинство ученых склонны считать, что корабль направлялся на Ближний Восток, возможно, в иракский портовый город Аль Басрах (современная Басра). Вероятнее всего, «корабль из Белитунга» вышел из Гуанчжоу – самого большого порта Морского шелкового пути. Предположительно в IX веке в Гуанчжоу жили около 10 тысяч иностранных купцов и торговцев, среди которых были и арабы с персами. Среди десятков тысяч найденных на затонувшем корабле чаш одна оказалась с надписью: «Шестнадцатый день седьмого месяца второго года правления Баоли». По западному календарю это был 826 год, с большой долей вероятности он является и датой изготовления самой чаши. Как и производимые в сегодняшнем Китае огромные партии кроссовок или электроники, эти предметы предназначались на вывоз. Кроме чаш на затонувшем доу обнаружили 763 одинаковые чернильницы, 915 кувшинчиков для специй разного размера и 1635 больших кувшинов. Подобная серийность свидетельствует о том, что, похоже, эти предметы делали на заказ и с расчетом на восточного покупателя, если судить по орнаменту и цитатам из Корана на них. Кроме откровенного ширпотреба на затонувшем корабле нашли и настоящие сокровища: золотые, серебряные предметы, а также керамические изделия, выполненные в единственном экземпляре. Бережно развернув специальную белую, не содержащую кислоты бумагу, в которой хранятся теперь находки, Элвин Чиа представляет один из артефактов: «Это самая большая из когда-либо найденных золотых чаш Танской эпохи». Чиа является сотрудником сингапурской компании Sentosa Leisure Group, которая, совместно с правительством Сингапура, обойдя музей Шанхая, выкупила в 2004 году весь груз с затонувшего корабля за 30 миллионов долларов. Когда-нибудь эта коллекция ляжет в основу экспозиции будущего сингапурского музея Морского шелкового пути. Серебряный сосуд с изысканным орнаментом мог бы объяснить назначение сокровища. «Видите эту пару уток-мандаринок? – спрашивает Чиа и продолжает: – Они символизируют супружескую гармонию. Вполне возможно, это были свадебные подарки для королевских особ в Персидском заливе».
«Если бы китайцы не закрылись в своей раковине на пятьсот лет, мировая история могла бы пойти по другому пути», – считает Джон Миксик.
С того времени как Китай более двух тысяч лет назад включился в международную торговлю, страна несколько раз открывалась и закрывалась для остального мира – как раковина моллюска. В эпоху династии Тан она распахнулась широко и оставалась открытой многие века. Целая череда великих изобретений – порох, бумага, книгопечатание и чугун – возвели Поднебесную в ранг ведущей экономической мировой державы. Торговля с Западом постоянно расширялась, и китайские мореплаватели играли в ней все более заметную роль. Когда китайский адмирал Чжэн Хэ в 1405 году возглавил флотилию из 317 кораблей, Поднебесная уже заслужила статус владычицы морей. Но на протяжении всей своей истории китайские правители испытывали недоверие к купцам и к новомодным иностранным веяниям, которые те привозили с собой. Это началось еще при Конфуции, который считал, что торговля и коммерция не должны подрывать китайские ценности и культуру. В 878 году, немногим более полувека после кораблекрушения у Белитунга, в Китае произошло восстание под предводительством Хуан Чао. Восставшими был подожжен и ограблен Гуанчжоу, убиты десятки тысяч мусульман, евреев, христиан и персов. А когда Колумб достиг Нового Света, конфуцианское мировоззрение окончательно одержало верх – Китай сжег свой флот и закрыл границы. Великий шелковый путь и Морской шелковый путь, которые связывали Поднебесную с остальным миром, оказались не нужны. Португальцы уже освоили воды Индийского океана, и к концу XVII – началу XVIII веков в мировой торговле на первые роли вышла Европа. «Если бы китайцы не закрылись в своей раковине на пятьсот лет, мировая история могла бы пойти по другому пути», – считает Джон Миксик. Сейчас КНР соперничает с Индией за звание мировой фабрики по производству товаров. Китай открыт, как никогда раньше, и снова торгует со своими старинными партнерами с Ближнего Востока. Иран на 12 процентов обеспечивает потребности Китая в нефти. Пекин поставляет в эту страну машины и локомотивы, строит метро и железные дороги, помогает разрабатывать богатые залежи полезных ископаемых – так замкнулся круг, когда из Персии в Китай возили кобальт для изготовления сине-белой керамики, найденной на затонувшем у острова Белитунг корабле.