Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
National Geographic №197, февраль 2020
National Geographic Traveler №72, ноябрь 2019 – январь 2020
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Путешествия

Апулия: ищите женщин

Текст: Анастасия Сорвачёва
10 июля 2014
/upload/iblock/626/62613768c62de256ebc5a9443cf84eb5.jpg
Фото: East News
/upload/iblock/913/913b7598dc5ae8a73f4e0aafff37d4fb.jpg
Фото: Laif / Vostock Photo
/upload/iblock/e93/e93b9ca084821be0cb0dec60112d3f54.jpg
Фото: SIME/ All Over Press
/upload/iblock/b2b/b2bd5f603e50d4c55833a58280e05c60.jpg
Фото: AWL Images / Fotodom
/upload/iblock/ac9/ac910ad1ac91b384cbf9ff2fab0308aa.jpg
Фото: Laif / Vostock Photo
/upload/iblock/65f/65f81f203185fa4bb1a36c7793a67a13.jpg
Фото: East News
/upload/iblock/07c/07cb98fead5f5750c5547aa4b6e2b85c.jpg
Фото: AWL Images / Fotodom
/upload/iblock/207/20700de13f495413183ab8e6467e25a7.jpg
Фото: AWL Images / Fotodom
/upload/iblock/600/600bfc7758d64b3b9be8c0554bee7f3f.jpg
Фото: SIME / Fotosa
Корреспондент NGT проехала по «каблуку» Италии – региону Апулия, чтобы принять участие в фестивале танца таранта и выяснить, откуда берет начало этот таинственный обряд.
Вечер. Темное южное небо. Запруженная народом площадь городка Торрепадули. Смуглые люди в свете мерцающих факелов кажутся пришедшими из Средневековья. Несмолкающий, ритмичный бой в бубны, который иногда перекрывает губная гармошка. И вызывающе громкий мужской крик: «Женщину! Женщину!», «Donna! Donna!». В толпе просматриваются пустые круги, границы которых определяют бьющие в бубны мужчины. Под удар и позвякивание бубна двое из них входят в круг, танцуют, едва не сталкиваясь грудью, и вновь вливаются в круг: «Женщину!», «Donna!»... Тогда на крик вдруг откликается одна: длинная юбка перехвачена шалью с кистями, кофта белая и тонкая, волосы распущены. На ногах кожаные сандалии, плоские, на ремешках. Она выходит в круг и под удар бубна начинает притопывать ногой, будто бы давя невидимое насекомое. Бубны бьют все чаще, танцовщица раскручивается все быстрее, причудливо заламывая руки над головой. Шаль соскальзывает с юбки и взвивается в воздухе, тело переламывается в наклоне, волосы развеваются. То один, то другой мужчина выходит к женщине в центр круга, приближается к ней, не касаясь, хотя и на волосок близко, и вновь заступает в круг. Кто-то начинает в такт ударам речитатив: «Pizzica la taranta, taranta, taranta – pizzica, pizzica» – «кусает паук-тарантул, кусает, кусает». Женщина в круге все притопывает и придавливает невидимого паука в диком, первобытном танце, страстном и почти безумном. И бесконечно сменяют друг друга мужчины вокруг нее, пока не прилипнет к танцовщице намокшая от южной ночи и движений кофта, не станут влажными волосы, а танец не превратится в подобие экстаза. Тогда бубны забьют быстрее и смолкнут. Одобрительно закричат зрители, женщина замрет – а потом рассмеется задорно, рассеяв образ первобытной жрицы, и сольется с толпой. – Ну и ты, ты – иди! – шепчет по-итальянски пожилой мужчина и подталкивает меня в круг. Молодые смотрят открыто и прямо, не скрывая интереса. Женщины одобрительно кивают: я уже подхватила основное движение. Примитивный и дикий танец гармонично входит в тело. В круг попадет другая девушка – в белом платье с красной шалью у пояса. И опять раскручивается все быстрее и быстрее... Так в провинции Апулия, на самом конце итальянского «каблука» на протяжении столетий проходит фестиваль в честь танца таранта.

Богиня таранты

Танец таранта, или «Пиццика Салентина», – одна из главных достопримечательностей региона Саленто. В августе в каждой деревне, даже самой крошечной, проходит свой праздник таранты: жители готовят традиционную еду, выкатывают на центральную площадь бочки с пивом и вином, ставят столы, украшают иллюминацией улицы, сооружают танцевальные подиумы, а со всех концов Апулии съезжаются музыканты и танцовщики, как профессионалы, так и просто любители. Когда мы ехали в Саленто в августе, то отдавали себе отчет в том, что в пик сезона нам не видать на «каблуке» Италии пустынных пляжей и тихих ресторанчиков. Во время «Пиццики Салентины» регион переполнен стекающимися со всех концов Италии и мира туристами. Но фестиваль таранты стоит того, чтобы провести отпуск без должного уединения. Прежде всего, из-за красоты и дикой прелести самого танца. Но не только. Надо сказать, что Саленто – регион хоть и не богатый, но дорогой. Все меняется во время таранты, когда каждый вечер можно совершенно бесплатно открывать для себя новую деревушку: наедаться мясом, моцареллой, рисовыми шариками, моллюсками и ракушками, а потом слушать старинные ритмы или до изнеможения танцевать с местными танец «укушенных тарантулом женщин».

Укушенные пауком

Древние жители Апулии верили, что истерика возникает после укуса мифического паука – тарантула, который жалит только женщин. Яд его вызывает то, что сегодня мы бы назвали нервным припадком или срывом. При этом ни тарантулы, ни другие подобные пауки в Апулии не водятся. Причиной же женских истерик были скорее не мифические членистоногие, а тяжелая жизнь в Апулии. По одной из версий, название этой итальянской провинции происходит от латинского «без дождей». Апулия отличается неплодородными почвами и засушливым климатом – что постоянно заставляло ее жителей бороться с угрозой голода и жажды. Кроме того, в «каблуке» Италии всегда процветал патриархат, женщина оказывалась зажатой между бытом, семьей и постоянной борьбой за выживание. Видимо, поэтому нервные припадки у женщин здесь случались чаще, чем в других провинциях. Оказавшихся не в себе женщин лечили странным, но действенным способом: ритмами бубнов. К «укушенной тарантулом» женщине приходили музыканты. В угол комнаты ставили икону, расстилали одеяло, заболевшую вводили в комнату, а сами мужчины садились на пол в круг и играли в бубны. В какой-то момент женщина поддавалась ритму и начинала движениями следовать ему. Все ускоряясь, бубны доводили заболевшую до изнеможения, пока та без сил не падала на одеяло, продолжая биться и корчиться в такт музыке. Заканчивался бой бубнов только после того, как женщина полностью затихала. Из этого безумного танца и родилась отравленная паучьим ядом таранта. Сегодня таранта стала чуть менее дикой, получила типичные движения, как то: притопывание ногой или взмахи шали. Услышав звуки бубна, в Саленто начинают характерно притопывать и трехлетние девочки, и древние старушки. Такая преемственность в традиции меня поразила. Основное движение учится очень легко – через пару танцев вы его легко начнете повторять. Но та самая традиционная таранта, которую нам посчастливилось увидеть на самом краю земли (так часто называют местность в «набойке» итальянского «каблука»), продолжает завораживать до сих пор. Удивительной смесью отчаяния, изнеможения, борьбы полов, подчинения и экстаза.