Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №193, октябрь 2019
Журнал №71, сентябрь–октябрь 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Путешествия

Чаупхрая, река жизни

Текст: Ратчасак Нинсири Фотографии: Ютхана Атчариявинью
11 октября 2011
/upload/iblock/198/198a7a040a4d25990220c4cc63ff56f0.jpg
Река – любимое место игр местных мальчишек.
Фото: Ютхана Атчариявинью
/upload/iblock/06c/06c09b0faa15522a7e359a8f07100b5b.jpg
Аюттхая в свою бытность столицей древнего королевства Аютия была надежно защищена от вражеских набегов окольцовывавшей ее рекой Чаупхрая. Европейцы, появившиеся здесь в XVI веке, называли город Восточной Венецией.
Фото: Ютхана Атчариявинью
/upload/iblock/c31/c3102c7d496d3cee190df1a1831b5254.jpg
Уже тридцать лет Вичан Сакорн (на фото – с женой и собаками) неразделим со своей лодкой. Он живет на ней и работает, перевозя по реке стройматериалы. Последнее время на ее берегах идет бурное строительство.
Фото: Ютхана Атчариявинью
/upload/iblock/80a/80a918908c7865ee6a9e388ecfc94a4d.jpg
В речном порту Бангкока рабочие-иммигранты грузят на корабль мешки с рисом. Таиланд – крупнейший в мире его производитель и экспортер. Большинство рисовых полей расположены на плодородных землях бассейна реки Чаупхрая.
Фото: Ютхана Атчариявинью
/upload/iblock/444/444a5ce2e27c0ef70b9501ac8b227a24.jpg
Жизнь на Чаупхрая не затихает ни на миг: плывут баржи, лодки и паромы.
Фото: Ютхана Атчариявинью
/upload/iblock/a9c/a9c0a787e57f137eb84dd64fe4d63455.jpg
Жители многомиллионного Бангкока пробкам в городе предпочитают водный транспорт.
Фото: Ютхана Атчариявинью
/upload/iblock/f51/f51d9e9729bfd70e292062a7b23910a3.jpg
В полнолуние 11-го лунного месяца (в ноябре) тайцы отмечают праздник Лой Кратонг. По всей стране на воду спускаются тысячи корабликов из банановых листьев и цветов со свечками или лампадками, чтобы ублажить богиню рек.
Фото: Ютхана Атчариявинью
/upload/iblock/5a6/5a67817fd711854270909802126e9ace.jpg
Парад королевских барок – главный праздник Таиланда. В октябре монахи завершают свое затворничество, и люди спешат к храмам, чтобы преподнести им новые одеяния. Главная церемония происходит в Бангкоке на реке Чаупхрая с участием короля. Он направляется к храму в сопровождении старинного флота плоскодонных судов – национального достояния страны.
Фото: Ютхана Атчариявинью
/upload/iblock/340/340aff5789610297daab88d27d947af0.jpg
Таиланд богат не только реками, но и памятниками архитектуры, как, например, обширный комплекс Большого королевского дворца (в центре) и храм Ват Арун (справа), возведенный на западном берегу Чаупхрая в Бангкоке.
Фото: Ютхана Атчариявинью
/upload/iblock/8d2/8d21653d65078c7e87c2ee2c9c3c275a.jpg
Река Чаупхрая, прежде чем влиться в Сиамский залив, проходит долгий путь по большей части территории Таиланда. Ее широкие воды доходят и до промышленного города-спутника Бангкока – Самутпракана.
Фото: Ютхана Атчариявинью
Таиланд, королевство буддийских храмов, диковинных цветов и экзотических фруктов, опутывает густая сеть рек. Главная среди них - Чаупхрая. Тайцы считают её неотъемлемой частью своей драматической истории.
В верховьях реки, примерно в 400 километрах от Бангкока, солнце на закате золотит воду, играя и переливаясь на волнах разноцветными бликами. По течению медленно скользит небольшое обшарпанное судно, битком набитое людьми. Их явно больше, чем оно может перевезти – вода почти переливается через борт. Наконец судно благополучно пришвартовывается у причала. От штурвала отделяется фигурка наголо обритого хрупкого паренька. Он ловко перепрыгивает на пирс и привязывает лодку. «Осторожнее!» – предупреждает юный лодочник сходящих на берег пассажиров. Паренька зовут Порнтхеп Кердпром, ему всего тринадцать лет, но он уже развозит на своем водном такси людей по верховьям реки Чаупхрая, зарабатывая этим на жизнь. Порнтхеп живет с бабушкой – родители несколько лет назад покинули дом, уехали работать в другую провинцию. Пожилая женщина, чтобы прокормить себя и внука, сначала сама управляла судном, но в этом году поняла, что уже слишком стара для такой работы. Тогда за штурвал встал юный Порнтхеп. «Кроме меня, больше некому», – поясняет мальчишка.
Онгарт Хехмун: «Водное такси – это как плавучий дом. На нем можно уехать при наводнении, можно спать. Сейчас строят мост. Я не представляю, что буду делать».
Солнце опускается все ниже и скрывается за горизонтом. К лодке подходит девушка, садится – и Порнтхеп тут же спешит к ней. «Извините, мне надо работать. До встречи!» – торопливо прощается он с нами, пытаясь перекричать рев заводящегося мотора. Но я не уверен, что увижу его снова, даже если мне и доведется еще раз побывать в этих краях. Содержать водное такси сегодня в Таиланде непросто: цены на топливо растут не по дням, а по часам. Кроме того, севернее местного причала возводят мост, когда его достроят – лодочному бизнесу точно придет конец. Человеческое существование, считают тайцы, имеет начало и конец. А жизнь реки вечна. Ее воды день за днем впитывают в себя множество событий – от эпохальных, судьбоносных для страны до совсем незначительных и рутинных, как жизнь и заботы лодочника Порнтхепа и его бабушки. Вся территория страны, вытянутая с севера на юг на 1860 километров, пронизана реками, словно кровеносной системой. Главная из этих водных артерий – великая Чаупхрая, начинающая свой путь в северной провинции Накхонсаван, где встречаются реки Пинг, Ванг, Йом и Нан. Дальше уже воды Чаупхрая движутся сперва по рельефной местности, где им приходится то и дело петлять и извиваться, а затем по рисовым полям и пашням, к большим и малым городам. Пройдя около 370 километров, река наконец достигает Сиамского залива, чтобы там завершить свое путешествие. Чаупхрая недаром называют сердцем Таиланда. Она – словно мать-прародительница. Одни реки в нее впадают, как Сакрайкрунг на западе страны и Пасак на северо-востоке; другие берут в ней начало. Как река Тхачин, питающая плодородные земли западной части Центральной равнины, или протекающие параллельно с Чаупхрая реки Ной и Лопбури, насыщающие живительной влагой среднюю часть центрального региона. В бассейне самой Чаупхрая на обширнейшей площади в 20 тысяч квадратных километров проживают свыше 15 миллионов человек. И вся жизнь этих людей крутится вокруг реки. Она и сегодня – одна из главных транспортных магистралей и существенное подспорье в сельском хозяйстве, которое остается стержнем экономики Таиланда. Чаупхрая – исторический памятник древнего царства Суварнабхуми, от которого, считают тайцы, они ведут свою родословную. Переводится его название как «Золотая земля» – из-за множества рисовых полей, которые к моменту созревания урожая приобретают золотистый оттенок. Река притягивала к себе разные культуры и традиции, которые сплелись в уникальную цивилизацию. В XIII веке возникло первое крупное тайское государство – Сукотаи. Затем его сменило королевство Аютия, основанное в 1350 году. В период расцвета ее столицы, Аюттхая, которая оставалась таковой более 400 лет, попавшие сюда европейцы называли протекающую здесь крупную реку Менам (по-тайски – «река»). Возможно, европейцы слышали это слово от местных. Никаких свидетельств того, как сами тайцы в то время называли свою реку, до нас не дошло. Известно лишь, что место, где она впадает в Сиамский залив, именовалось дельтой Прападенг – по поселению. Как появилось название Чаупхрая? Отец тайской истории принц Думронг Рачанупхаб выдвинул в своих «Королевских хрониках» следующую версию. Сперва у дельты реки была отвоевана часть суши, постепенно вода все дальше стала отступать от Прападенга. В результате образовалось еще одно поселение, которое местные жители окрестили «городом Чаупхрая». Со временем название превратилось в «дельту Чаупхрая», а позже и сама река получила это имя. Древняя Аюттхая занимала в Таиланде одно из лучших стратегических положений, не только благодаря Чаупхрая: через нее протекали еще две реки – Лопбури и Пасак. Окруженный со всех сторон водой, город напоминал остров. Жители столицы не любили или не умели строить мосты, зато всюду прорывали каналы, как внутри, так и за пределами «острова на суше». Казалось, что город плывет по воде. Повсюду на сваях возводились дома и дворцы из дерева (камень предназначался только для культовых построек). Так что европейцы неслучайно прозвали Аюттхая Восточной Венецией. Благодаря своим рекам Аюттхая стала одним из важнейших портов на Востоке. К тому же реки надежно защищали королевство от вражеских войск, которые во время половодья вынуждены были отступать. После заката Аюттхая (в 1767 году город все же был разрушен бирманскими войсками) следующие столицы – Тхонбури и Раттанакосин – также использовали устье реки как порт. Были прорыты новые каналы, чтобы облегчить и ускорить перевозку грузов, торговлю, а также упрочить контакты с внешним миром. Шло время. Постепенно поселений, сельскохозяйственных угодий, а затем и промышленных предприятий вокруг реки Чаупхрая становилось все больше, а вместе с ними все больше становилось и сточных вод. Раньше проблема загрязнения не стояла так остро, как сегодня: река могла сама переработать то количество мусора, которое в нее попадало. Но теперь она уже не справляется. Департамент контроля за состоянием окружающей среды Таиланда разделил всю реку по уровню загрязненности ее воды на три участка: верховье (от провинции Накхонсаван до Аюттхая), среднюю часть (от Аюттхая до Нонтхабури) и низовье (от Нонтхабури до Самутпракана). Если в двух первых вода пока соответствует санитарным нормам, то в низовьях ситуация становится хуже с каждым днем. Весной этого года в провинции Ангтхонг случилась беда: затонула баржа, груженная 650 тоннами сахара. Это нанесло большой урон населению прибрежных районов и рыболовным хозяйствам. Ведь в результате аварии резко изменился химический состав воды, что привело к гибели многих речных обитателей и искусственно разводимых рыб. Общий ущерб был оценен примерно в 20 миллионов батов (около миллиона долларов). И хотя такое случается нечасто, власти страны следят за положением дел на Чаупхрая. Специалисты местных экологических организаций бьют тревогу: ситуация будет лишь ухудшаться, если не принимать срочные меры. Надо максимально ужесточать контроль над строящимися здесь объектами и ограничивать количество сточных вод. Чаупхрая очень много дала живущим на ее берегах людям. Издавна, разливаясь, она затапливала обширные территории вокруг. Об этом писали еще европейцы в период расцвета Аюттхая. Длившиеся по полгода сильные наводнения оставляли после себя наносы, богатые минералами. В результате земля здесь пропиталась большим количеством природных удобрений. Это, в свою очередь, позволило получать вдоль всей великой реки богатые урожаи, а Таиланду – стать мировым лидером по экспорту риса. Однако река может не только щедро отдавать, но и отнимать. Здесь слишком часто случаются наводнения. «Нельзя говорить “тонуть” когда находишься в лодке. Это дурной знак», – встревает в мою беседу с одним из моряков владелец судна «Пхорн-монгкон» Вичиан Сакорн. Его семья провела на нем более тридцати лет. Плавая вверх-вниз по реке, Вичиан Сакорн готов взять любой груз – от мешков с цементом до целого блочного дома. «Пока есть вода, есть жизнь. Моя жизнь с самых первых лет связана с нашей рекой. Я ловлю в ней рыбу, мой дом стоит на реке. Вся водопроводная вода поступает из реки», – рассказывает Онгарт Хехмун по прозвищу Корабль, 19-летний лодочник из провинции Накхонсаван. То, что он говорит – предмет его постоянных размышлений. Водное такси, которому уже больше пятидесяти лет, – семейное сокровище Корабля, получившего свое прозвище за то, что родился и вырос на лодке. «Водное такси – это как плавучий дом. На нем можно уехать при наводнении, можно спать. Сейчас строят мост. Я не представляю, что буду делать», – тихо говорит Онгарт. Когда-то на этом причале стояло более 40 лодок, а теперь осталось 15. Многие владельцы продали свои суда и работают на суше. Но не Онгарт. Он даже в мыслях не допускает, что когда-нибудь придется заниматься чем-то другим. «Я такой человек, что никогда не стану ни у кого просить хлеба», – говорит Онгарт, решительно сжимая штурвал.