Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
National Geographic №194, ноябрь 2019
National Geographic Traveler №72, ноябрь 2019 – январь 2020
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Путешествия

Что там за холмами?

Текст: Кара Мискарян
21 февраля 2012
/upload/iblock/232/2324d9c0deeb9d9a9f732d9b283b5562.jpg
Холмы и горы, занимающие практически всю территорию Тосканы, сформировали ее неповторимый облик.
Фото: Guboimages/Fotolink
/upload/iblock/36a/36a5b8f04cdebf3908007305c78495f6.jpg
Термальными источниками Баньо Виньони пользовались еще этруски и древние римляне.
Фото: Age Fotostock/Russian Look
/upload/iblock/9fe/9feb8367ebfcfe0e7acca8ce2bca9d34.jpg
Памятник благотворителю и меценату графу Николаю Демидову во Флоренции.
Фото: Photo 12/Fotolink
/upload/iblock/e44/e44e4117c8103c1f7958df7456950014.jpg
Аббатство Сан-Гальгано близ Сиены.
Фото: Look/Fotosa.ru
/upload/iblock/7a8/7a8e00fd86f2328208a4f57358da7c03.jpg
Главная реликвия аббатства Сан-Гальгано – меч XII века, вонзенный в скалу. Есть версия, что это знаменитый Эскалибур короля Артура.
Фото: Biildagentur/Vostock-Photo
/upload/iblock/5b6/5b619fdec8b4f53083fa39a02943c80b.jpg
Основанный, как и многие города южной Тосканы, еще этрусками, Питильяно стоит на недоступной скале вулканической породы.
Фото: DPA Picture Alliance/Vostock-Photo
Того, кто попал в Тоскану впервые, не покидает ощущение, что он уже видел ее пейзажи, бродил по улочкам ее старинных городов. Но и неожиданные открытия вам здесь обеспечены.
В узнаваемости тосканских достопримечательностей нет никакой мистики – срабатывает культурная память. На небольшой территории, занимающей 7 процентов от общей площади Италии, – зашкаливающая концентрация памятников мирового значения, знакомых большинству из нас чуть ли не с детства. Не случайно именно в тосканской столице Флоренции в 1817 году Стендаль испытал то, что теперь называют «синдромом Стендаля» – головокружение и галлюцинации с обмороками от количества шедевров на квадратный метр. Но цель этой поездки – не знаменитые музеи Флоренции. С двумя моими спутниками мы собираемся проехаться на машине по южной Тоскане от Флоренции до Сиены. Благотворители и меценаты. На Флоренцию у нас несколько часов – и было решено прогуляться по ее улицам и улочкам, в частности, по «русским адресам», которые меня интересовали давно. Их тут немало в центре города, так что и не надо отклоняться от основных маршрутов. Здесь почти год жил Достоевский, не раз останавливался Чайковский. Но есть и другие русские имена, которые, не задумываясь, назовет вам любой флорентиец.
В Тоскане еще остались незаезженные маршруты, овеянные легендами и мифами.
На Виа деи Серви, соединяющей две главные площади города – Пьяцца Дуомо и Пьяцца делла Сантиссима-Анунциата – среди прочих старинных фасадов выделяется ренессансное палаццо Никколини. В нем в 1824 году поселился с семьей граф Дмитрий Бутурлин, покинувший отечество «по состоянию здоровья». Русский барин быстро приобрел славу хлебосольного хозяина, а будучи и страстным библиофилом, собрал более 30 тысяч редких книг и рукописей, часть которых теперь хранится в знаменитой флорентийской библиотеке Лауренциана. И после его кончины флорентийцы еще долго называли это палаццо Buturlin . С Виа деи Серви виден и знаменитый купол Санта-Мария дель Фьоре. Но не все знают, что фасад собора, заложенного еще в XIII веке, был облицован лишь в 80-х годах XIX века и в основном – на щедрые пожертвования Павла Демидова, одного из представителей «итальянской» ветви богатейших уральских горнопромышленников. В благодарность отцы города даже поместили герб Демидовых у главного портала Дуомо с надписью Paolo Demidoff. Но первым из Демидовых во Флоренцию прибыл Николай Никитич, назначенный в 1815 году послом России при Тосканском дворе. Денег на добрые дела в Италии, как и в России, он не жалел: построил дом для престарелых и детей-сирот, больницу и школу. А признательные флорентийцы в честь благодетеля назвали площадь, где ему стоит и памятник. Мы сворачиваем на указатель Piazza Nicola Demidoff и сразу видим мраморную многофигурную композицию, увековечившую Николая Никитича в античной тоге. Он обнимает своего юного сына Анатолия, мецената и поклонника искусств. У ног патриарха сидит также девочка, олицетворяющая объект его благодеяний, по углам постамента – аллегории Искусства, Милосердия, Радости и… Сибири, откуда Демидовы родом. Уже смеркается – и мы выходим на набережную Серристори с палаццо XVI века (где, кстати, и жил Николай Демидов), чтобы завершить нашу прогулку вполне традиционно – вдоль набережной Арно с ее старинными мостами. Мекка Поднебесной. Автодороги в Тоскане отличные – и наш Kia Сee?d без проблем берет подъемы и отлично справляется с бесконечными серпантинами. Дух захватывает не от крутизны виражей, а от сменяющих друг друга видов по сторонам дороги: уходящие за горизонт холмы с вкраплениями небольших долин, деревушки, цепляющиеся за уступы скал. И над всем царствует ее величество природа: более 40 процентов Тосканы занимают леса из дубов, пихт и каштанов и только 4 процента освоены человеком. На территории региона – три национальных парка, более ста природных заповедников разного подчинения. Чистый и прозрачный воздух дразнит лишь терпкими ароматами розмарина, ежевики и хвои. И это в самом сердце Европы! Справа на горизонте замаячили знаменитые средневековые башни Сан-Джиминьяно, и мы сворачиваем с автострады, взбираясь зигзагами почти под облака. Оставив машину на стоянке с туристическими автобусами, входим через крепостные ворота в город. «Когда мы вышли на улицу, она была тиха и безлюдна. Только в одном окне показалась голова: кто-то полюбопытствовал посмотреть на приезжих. Медленная, почти остановившаяся жизнь идет за этими потемневшими и пережившими столетия стенами» – так писал о Сан-Джиминьяно в начале XX века блестящий знаток Тосканы Павел Муратов в своих «Образах Италии». Мы же увидели совсем другое – толпы людей, приезжающих в Сан-Джиминьяно, чтобы посмотреть на эти высоченные башни, возведенные его знатными горожанами в XII–XIII веках. Крошечный город с его пятью тысячами жителей ежегодно посещают два миллиона туристов! Причем большинство из них – из Юго-Восточной Азии. Когда-то популярная у европейской знати и художников, Тоскана сегодня – излюбленное место китайцев. По данным Всемирной организации туризма, из 600 тысяч китайцев, ежегодно посещающих Европу, 70 процентов устремляются в Италию, в Тоскану. Большая часть работающих здесь иностранцев тоже китайцы. И последняя новость: предприниматели из Поднебесной стали вкладывать немало средств и в традиционные местные производства: в текстильное и в обработку кожи. Почему именно Тоскана пришлась по душе китайцам? Ответа на этот вопрос пока нет. Крест вместо меча. Но есть еще в Тоскане незаезженные маршруты, овеянные легендами и мифами. Аббатство Сан-Гальгано в 40 минутах езды от Сиены – одно из них. Величественный готический собор с небом вместо крыши многие впервые увидели в фильме «Ностальгия» (1983) опального Андрея Тарковского. По сюжету, главный персонаж фильма Андрей Горчаков собирает в Италии материалы про крепостного музыканта XVIII века, одновременно переживая серьезный духовный кризис, который кинорежиссером материализуется в странные видения и образы. Подходящую натуру Тарковский нашел в Тоскане, а самый завораживающий кадр в фильме – Сан-Гальгано и вписанный в его величественные стены заснеженный среднерусский пейзаж, символизирующий потерянную родину, по которой тоскует Горчаков. Впрочем, в этих местах и без кино витает что-то мистическое. Монахи-цистерцианцы строили на открытых пространствах вдали от людей – в Сан-Гальгано и сейчас гуляет лишь ветер. История обители восходит к XII веку, когда рыцарю Гальгано, гуляке и задире, было знамение свыше – и он решил посвятить себя служению Богу. За неимением креста рыцарь воткнул в скалу свой меч, чтобы молиться ему как кресту. Меч этот можно увидеть и сегодня в часовенке рядом с храмом. История самого аббатства тоже необычна. Два столетия оно процветало, но в середине XIV века случилась чума, скосившая многих монахов, а уцелевшие со временем покинули это место. Опустевший храм растащили на новые стройки, начав с его свинцового покрытия. В 1781 году оно обрушилось окончательно, а затем молния уничтожила и колокольню. Ностальгия по-тоскански. Конечный пункт нашего маршрута – средневековая Сиена – остался позади. Мы едем дальше на юг по долине Вал-д’Орча, вошедшей в список Всемирного наследия ЮНЕСКО за свои пейзажи, словно сошедшие с полотен художников Возрождения. По пути нас ожидало посещение еще одного знакового места, связанного с Тарковским, – деревушки Баньо Виньони с термальными источниками. Их в этих местах немало благодаря потухшему вулкану Монте-Амиата. Оказалось, что Баньо Виньони и не деревушка – десяток домов и церковка вокруг бассейна с водой, пробивающейся из тысячеметровой глубины. Здесь снималась последняя сцена «Ностальгии», когда главный герой с горящей свечой пытается пересечь водоем и умирает. Только что прошел ливень, и вокруг ни души. В местной траттории мы разговорились с хозяйкой, оказавшейся англичанкой. Ее зовут Кейт, и живет она здесь с мужем-итальянцем уже двадцать лет. Про русского кинорежиссера она знала: «Он сделал Баньо Виньони знаменитым. Раньше сюда мало кто заезжал, а теперь полно туристов». Кейт туристам, понятно, рада, а мы, наоборот, рады царящей здесь меланхолической тишине, нарушаемой лишь журчанием источников. Но пора ехать – и мы вновь выезжаем на автостраду. Незаметно тосканские холмы уступают место равнинам с одинокими пиниями и развалинами древних акведуков. Прощай Тоскана! Впереди Рим – но это уже другая история.