Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №193, октябрь 2019
Журнал №71, сентябрь–октябрь 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Путешествия

Чудо над Манхэттеном

Текст: Пол Голдбергер
29 апреля 2011
/upload/iblock/3a2/3a257a1a06be14e9fa5e7dc4c9d4e97f.jpg
Заброшенная железная дорога превратилась в парк, получивший название Хай-Лайн. Густая растительность на его южной оконечности усиливает контраст между парком и старой железной конструкцией, на которой он расположен, не говоря уже об окружающем городском пейзаже. Справа – отель «Стандарт», одно из трех зданий, сквозь которые проходит Хай-Лайн.
Фото: Диана Кук, Лен Дженшел
/upload/iblock/d52/d52735f9aef9bd60062b2754fb1f49b5.jpg
Прежде эстакада Хай- Лайн глубже заходила в Нижний Манхэттен. Местами она шла прямо сквозь фабрики. Эту южную ее оконечность снесли в 1960-е годы, задолго до того как возникла идея превратить железную дорогу в парк.
Фото: Диана Кук, Лен Дженшел
/upload/iblock/c00/c00f8a8d134ec8677acbf4c2f6226f99.jpg
Поцелуй – пожалуй, единственный повод отвлечься от потрясающего вида на 10-ю авеню, который проектировщики сделали одной из главных приманок парка Хай-Лайн. Они превратили самый обычный мост в удивительный городской амфитеатр с деревянными сидениями, спускающимися к окну, которое выходит прямо на проезжую часть.
Фото: Диана Кук, Лен Дженшел
/upload/iblock/217/2171b2192a33c5c255845ba436cdc47e.jpg
Танцевальная труппа Наоми Голдберг Хаас выступала этой осенью в переходе Челси-Маркет. Этот крытый участок парка Хай-Лайн предназначен для представлений паблик-арт (искусства в контексте городской среды) и прочих мероприятий.
Фото: Диана Кук, Лен Дженшел
/upload/iblock/bf1/bf1ff40c6932baf723a99835d67c619f.jpg
Некоторые участки Хай-Лайн располагают к прогулке, но переход Челси-Маркет на 15-й улице больше похож на балкон, специально расположенный так, чтобы с него можно было любоваться городом и рекой Гудзон. Особенно безмятежно чувствуешь себя здесь погожим вечером, когда в небе медленно гаснет заря.
Фото: Диана Кук, Лен Дженшел
/upload/iblock/02a/02aa843094ad72069984720d309ce215.jpg
«Каледония», здание со стеклянными стенами, – один из многих новых жилых домов, построенных вдоль Хай-Лайн.
Фото: Диана Кук, Лен Дженшел
/upload/iblock/97e/97ee0a6437a7c02f422d8d3c7b66ca90.jpg
В недавнем прошлом эстакада на всем своем протяжении пред- ставляла собой заброшенный пустырь, поросший сорняками. Третья – и последняя – секция, расположенная к северу от 30-й улицы, до сих пор пребывает в таком состоянии.
Фото: Диана Кук, Лен Дженшел
/upload/iblock/48f/48f5842ce003d306ac577c8137ff1585.jpg
Деревья во второй секции Хай-Лайн сажали прошлым летом, чтобы они успели пустить корни и расцвести, до того как весной состоится открытие этой части парка, протянувшейся на 800 метров от 20-й до 30-й улицы.
Фото: Диана Кук, Лен Дженшел
/upload/iblock/a34/a34d7ecd91bc8799be445b16cf8d8699.jpg
Северная секция Хай-Лайн, пока не реконструированная, уходит на запад и тянется почти до самого Гудзона. Этот участок до сих пор принадлежит железнодорожной компании CSX, однако «Друзья Хай-Лайн» надеются, что когда-нибудь он станет частью парка. Если это случится, фейерверк в честь Дня независимости смогут наблюдать с Хай-Лайн не только сотрудница этой CSX и ее приятель (на фотографии), но и остальные ньюйоркцы.
Фото: Диана Кук, Лен Дженшел
Парки в больших городах обычно похожи на священные убежища, островки зелени в океане бетона и стали. Но парк Хай-Лайн, расположенный в Челси, одном из районов южного Манхэттена, объединил то, что обычно противопоставляется.
Тяжеловесная стальная железнодорожная эстакада – дорога, по которой товарные вагоны когда-то заезжали прямо в здания фабрик и складов, – так выглядит парк издалека. Не очень-то похоже на оазис, не правда ли? Но давайте присмотримся. До недавнего времени эстакада Хай-Лайн действительно была заброшенной, да еще и продолжала разрушаться. Многие местные жители, а с ними и Рудольф Джулиани, который с 1990-го по 2004 год занимал пост мэра Нью-Йорка, мечтали ее снести.
Тяжеловесная стальная железнодорожная эстакада держит на себе надземный парк. Гуляя в восьми метрах над землей, одновременно оказываешься и в гуще уличной жизни, и далеко-далеко от нее.
Администрация Джулиани видела, что Челси превращается в фешенебельный район художественных галерей, ресторанов и богемной жизни, и полагала, что уцелевший участок эстакады, протянувшийся на два с лишним километра от Гансвурт-стрит до 34-й улицы (южная часть была снесена много лет назад) лишь портит вид. Должностные лица были уверены: этот обломок совсем иной городской среды нужно уничтожить, иначе район Челси не сможет полностью реализовать свой потенциал. Как же они ошибались! За десятилетие эстакада превратилась в одно из самых оригинальных и привлекательных мест отдыха в Нью-Йорке, а возможно, и во всех Соединенных Штатах. Черные стальные колонны, служившие прежде опорой для рельс, теперь держат на себе надземный парк, он же – и бульвар, и городская площадь, и ботанический сад. Южная треть, или, как тут говорят, секция, начинающаяся у Гансвурт-стрит, идущая до 20-й Западной улицы, пересекающая по пути 10-ю авеню, начала работать летом 2009 года. Этой весной откроется вторая секция, парк станет длиннее на десять кварталов, то есть примерно на километр, и дойдет до 30-й улицы. В конце концов, как надеются те, кто поддерживает этот проект, парк займет всю оставшуюся часть эстакады. Прогулка по Хай-Лайн абсолютно ни на что не похожа. Гуляя в восьми метрах над землей, одновременно оказываешься и в гуще уличной жизни, и далеко-далеко от нее. Здесь можно сидеть среди ухоженных растений и греться на солнышке, любуясь видом на реку Гудзон, а можно прогуливаться вдоль железнодорожных путей, идущих мимо старых зданий и великолепных новостроек. Я гулял по Хай-Лайн десятки раз и могу сказать, что ни одна улица и ни один парк не обладает такой способностью удивлять и восхищать – каждый раз как впервые. Не последнюю роль здесь играет то, что во время прогулки не надо переходить через дорогу и ждать зеленого сигнала светофора: десять кварталов минуешь так же быстро, как обычно – два. Реализовать подобный проект в крупном городе совсем не просто. В Нью-Йорке даже если архитекторам удается добиться воплощения своих замыслов, часто приходится идти на компромиссы. Хай-Лайн в этом смысле – счастливое исключение, тот весьма редкий для Нью-Йорка случай, когда замечательная идея не просто была претворена в жизнь: результат превзошел самые смелые ожидания. Разработчиками выступили ландшафтный архитектор Джеймс Корнер из компании Field Operations и архитектурная контора Diller Scofidio + Renfro. В этом проекте его авторам удалось достичь золотой середины: ведь Хай-Лайн нужно было, с одной стороны, преобразить, а с другой – сохранить индустриальный колорит. «Нам хотелось, чтобы парк представлял собой единую, длинную и извилистую ленту с необычными участками», – рассказывает Корнер. Проект предусматривал установку гладких деревянных скамеек, словно вырастающих из земли, но в то же время сохранял немалую часть железнодорожного полотна, встроенного в тротуар и мастерски вписанного в ландшафт.
Хай-Лайн – весьма редкий для Нью-Йорка случай, когда замечательная идея не просто была претворена в жизнь: результат превзошел самые смелые ожидания.
Корнер привлек к сотрудничеству голландского ландшафтного архитектора Пита Удольфа и попросил его использовать самые разные растения, делая особый упор на тростник и высокие травы, напоминающие о сорняках, которыми эстакада заросла в период запустения. (Железная дорога, открытая в 1934 году, практически не использовалась с 1960-х, а последний поезд проследовал по ней в 1980-м). В 1980-е годы один безумно влюбленный в железные дороги энтузиаст, Питер Облетц, за десять долларов приобрел эстакаду у компании Conrail, намереваясь снова пустить по ней поезда. Однако сделка была заблокирована через суд. Судебный процесс, тянувшийся пять лет, Облетц проиграл. Но именно этого человека можно считать духовным отцом проекта спасения Хай-Лайн. Того же звания достоин и фотограф Джоэл Стернфелд. Он сделал потрясающие кадры заброшенной Хай-Лайн. На его снимках эстакада зеленой змеей ползла сквозь урбанистический ландшафт. С помощью этих фотографий, разошедшихся по самым разным изданиям, и возникло общественное движение за сохранение эстакады. Стернфелд показал: эта громоздкая конструкция на самом деле может быть похожа на парк. Однако главные герои этой истории – два человека, которые впервые встретились в 1999 году на собрании жителей района, где обсуждался вопрос о будущем Хай-Лайн. Журналист Джошуа Дэвид жил на 21-й Западной улице, недалеко от среднего участка эстакады, художник Роберт Хэммонд, зарабатывавший на жизнь сотрудничеством с начинающими технологическими компаниями, – в районе Гринвич-Виллидж, в нескольких кварталах от южной оконечности Хай-Лайн. «Однажды я прочел в “Нью-Йорк таймс”, что Хай-Лайн собираются снести, и подумал: неужели никто не захочет спасти ее? – вспоминает Хэммонд. – Сам я был просто влюблен в эту стальную конструкцию, в ее живописную ветхость». Роберт решил, что наверняка должна существовать какая-нибудь общественная группа, выступающая за сохранение Хай-Лайн, а потом узнал, что этот вопрос включен в повестку дня заседания общественного совета. Хэммонд пошел туда, чтобы узнать последние новости. И познакомился с Джошуа. «Оказалось, кроме нас там не было никого, кто хотел бы спасти Хай-Лайн», – вспоминает Хэммонд. Дэвид и Хэммонд попросили у представителей железнодорожной компании разрешения подняться на эстакаду. «Каждый житель Нью-Йорка мечтает об открытом пространстве, но мечта кажется несбыточной, если ты живешь в однокомнатной квартире», – говорит Дэвид. Восхищенные открывшимися просторами, Дэвид и Хэммонд твердо решили спасти Хай-Лайн от сноса. Осенью 1999 года они основали общественную организацию «Друзья Хай-Лайн», поначалу ставившую перед собой довольно скромную цель. «Мы просто хотели помешать Джулиани разрушить эстакаду, – говорит Хэммонд. – Однако вскоре поняли, что можем создать новое городское пространство». Дело продвигалось медленно. Затем случился теракт 11 сентября 2001 года. «Казалось, что теперь судьба Хай-Лайн станет всем безразлична, – вспоминает Хэммонд. – Однако конкурс на лучший проект мемориального комплекса на месте башен-близнецов вызвал всплеск интереса к городскому планированию и дизайну, что, в свою очередь, пробудило повышенный интерес и к нашей идее». В 2002 году был проведен анализ экономической целесообразности проекта, который показал, что превращение эстакады в парк, вопреки администрации Джулиани, поможет развитию района, а не замедлит его. Незадолго до этого в восточной части Парижа, неподалеку от площади Бастилии, заброшенная железная дорога была превращена в парк, получивший название Promenade Plante. «Променад среди растений» пользовался большим успехом, а «Друзья Хай-Лайн» получили отличный довод в пользу своей идеи. «Друзья Хай-Лайн» были всего лишь низовой общественной группой, но она была связана с самым искушенным художественным и дизайнерским сообществом мира. В 2003 году Дэвид и Хэммонд решили устроить «соревнование идей». Это был не строгий архитектурный конкурс – просто всем желающим предложили прислать свои соображения: во что можно превратить Хай-Лайн? Организаторы ожидали получить несколько десятков проектов от жителей Нью-Йорка – а им пришло 720 посланий из 36 стран. С годами «Друзей Хай-Лайн» становилось все больше. Проект начал привлекать внимание молодых менеджеров инвестиционных фондов и склонных к меценатству торговцев недвижимостью. Ежегодная летняя благотворительная акция в пользу проекта стала для ньюйоркцев одним из любимых мероприятий, причем отличалась она еще и тем, что в ней принимало участие особенно много людей моложе сорока. Важно было и то, что Майкл Блумберг, сменивший Джулиани на посту мэра, сочувствовал идее спасения Хай-Лайн. Этот миллиардер, который уже долгое время был главным спонсором культурных учреждений Нью-Йорка, предложил проекту поддержку. Город заключил с «Друзьями» договор о сотрудничестве в деле планирования и конструкции будущего парка и пообещал выделить 112,2 миллиона долларов (стоимость первых двух этапов работ была оценена в 153 миллиона). Еще 21,4 миллиона должны были поступить из федеральных фондов и фондов штата. «Друзья Хай-Лайн» согласились собрать 19,4 миллиона долларов и оплачивать большую часть эксплуатационных расходов, после того как парк откроется. В 2005 году Аманда Бурден, председатель комиссии по городскому планированию Нью-Йорка, разработала правила, определяющие зоны ответственности для нового парка. Пока эти правила утверждались, район вокруг эстакады превратился в один из самых популярных в городе. Здания возводились по проектам знаменитых архитекторов. Весной 2006-го с Хай-Лайн сняли первый кусок железнодорожного полотна, что сопоставимо с церемонией закладки первого камня, – и работа закипела. Стоило открыть первую часть парка, как Хай-Лайн стала одной из главных приманок для туристов. Полюбили отдыхать здесь и горожане. В прошлом году в солнечный осенний день, когда мы вместе с Хэммондом вышли прогуляться по Хай-Лайн, на участке, который дизайнеры спроектировали как своего рода открытую веранду для солнечных ванн, яблоку негде было упасть. Среди отдыхающих было, похоже, не меньше местных жителей, воспринимающих парк как собственный пляж, чем людей, приехавших издалека, чтобы взглянуть на достопримечательность. Эта площадка – один из тех участков парка, которые Джеймс Корнер называет эпизодами. Их больше в первой секции, поскольку путь здесь то и дело изгибается, ныряет под здания, а потом ненадолго становится похожим на туннель, чтобы вновь выйти на простор и похвастаться видами на деловой район Манхэттена или на Гудзон. На пересечении с 10-й авеню Хай-Лайн снова преображается – теперь это амфитеатр, зависший над проезжей частью. Во второй секции, к северу от 20-й улицы, эстакада выпрямляется, бросая создателям парка новый вызов. «Сначала вы движетесь по открытому пространству, любуясь видами города, и вдруг оказываетесь между стенами двух зданий, – говорит Корнер. – Путь здесь идет абсолютно прямо, поэтому его надо было разнообразить». Корнер решил, что вторая секция должна начинаться с густых зарослей, куда более густых, чем где бы то ни было в первой секции. При этом он рассуждал так: если не можешь избавиться от тесноты, нужно подчеркнуть производимое ей впечатление на протяжении нескольких кварталов, а потом неожиданно вывести путника на открытую лужайку. Затем прогулочная дорожка уходит вверх по металлической конструкции, под которой зеленеет густая растительность. Дальше к северу – снова места для посиделок, на этот раз с видом на улицу сквозь огромную белую раму, напоминающую рекламный щит вроде тех, что когда-то украшали стены окрестных домов. Внизу – тротуар, окаймленный зеленью. В тот день, когда я прогуливался по новой секции в компании Роберта Хэммонда, большая часть растений уже была посажена. Работы продолжались, но было непривычно тихо. Когда мы прошли всю новую секцию целиком, Хэммонд сказал, что тишина напоминает ему о тех временах, когда все только начиналось – до того, как в парк хлынули толпы посетителей. Но громкий успех парка Хай-Лайн принес Хэммонду куда больше радости, чем тихая безлюдная заброшенная эстакада.