Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №193, октябрь 2019
Журнал №71, сентябрь–октябрь 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Путешествия

Чукотские комиксы

Текст: Александр Грек Фотографии: Влад Антонов
04 мая 2011
/upload/iblock/7e0/7e01a93113ee093c3a45fd9316d9fea3.jpg
Чудовище Келе напало на чукотских девушек
/upload/iblock/94c/94c17581c543e332bbd36daffb5ae7ba.jpg
Главный центр косторезного искусства
/upload/iblock/2a3/2a377f5c1c08f207ba1e050cadca5b5c.jpg
Уэленский гравер Лидия Теютина с внучкой. Лидия Теютина - заслуженный художник России. Ее работы представлены в Музее народного искусства и музее Востока в Москве, в Галерее арктического искусства в городе Берн, Швейцария
/upload/iblock/d9b/d9bdfd27340a583061f4ec9284c721dc.jpg
Чукотский божок-оберег Пеликен
Искусство северных народов резьбы по кости чудом дожило до наших дней. Наивные истории, страшные мифы и легенды, запечатленные на моржовых клыках, - среди тех, кто их видел, равнодушных нет.
Гравировку на моржовых клыках смело можно назвать первобытными комиксами: большинство рисунков представляют собой законченный рассказ. Иногда, правда, разгадывание изображенной истории напоминает головоломку, в которой без хорошего знания чукотского и эскимосского фольклора разобраться непросто. На самом краю света, на косе, уходящей в Северный Ледовитый океан, стоят несколько одиноких домиков, образуя поселок Уэлен – главный центр косторезного искусства. «Только самолетом можно долететь» – это не про здешние места, самолеты летают лишь до Анадыря.
Чукчи и эскимосы, живущие морским промыслом, тысячелетиями вырезали из моржовых клыков разнообразные инструменты и украшения: возраст самой древней находки на Чукотке – около трех с половиной тысяч лет.
Из Анадыря через несколько дней можно подобраться поближе – к поселку Лаврентия: оттуда до Уэлена остается всего сто километров, правда, без всяких дорог. Можно больше месяца ждать вертолета. А можно рвануть на попутном вездеходе – часов десять сплошной костотряски. Или морем – на моторке вдоль побережья. Зимой, понятное дело, лучше всего на снегоходах. Если, конечно, двигатель в пути не заглохнет. Чукчи и эскимосы, живущие морским промыслом, тысячелетиями вырезали из моржовых клыков разнообразные инструменты и украшения: возраст самой древней находки на Чукотке – костяного наконечника гарпуна – около трех с половиной тысяч лет. Костяные фигурки, сделанные за тысячи километров к северу от полярного круга, попадали в Северную Америку, Восточную Азию и Японию. Во времена коллективизации, докатившейся в 20-е годы прошлого века и до этих отдаленных мест, примитивное искусство, без изменений сохранившееся с каменного века, признали главным видом творчества местного населения. Из Москвы и Ленинграда на помощь морским охотникам были командированы профессиональные художники. Так возник уникальный художественный промысел, немыслимый в несоциалистическом мире. Сегодня трудно понять, почему микроскопическое поселение береговых чукчей было выбрано Академией художеств и советской администрацией для организации центра национального искусства. В 1930-е годы ответ был очевиден: Уэлен лежал на пересечении первых трансарктических перелетов, в нем базировался Чукотский авиаотряд из нескольких гидросамолетов, располагалась торговая фактория, работала метеостанция, а к берегу иногда приставали американские пароходы с туристами. Первым наставником-консультантом аборигенов стал искусствовед Александр Горбунков, познакомивший косторезов с карандашным рисунком и обративший их внимание на фольклорные сюжеты. Перемены в косторезном искусстве Чукотки в 1920–1930-е годы наиболее заметны в гравировке на моржовых клыках. Первоначально она была черно-белой: граверы использовали в качестве красителя сажу жирников, которыми отапливались и освещались яранги. Позднее изображения стали многоцветными. Тщательно проработав поверхность клыка специальной миниатюрной зубчатой пластиной, художники втирали в кость графит цветных карандашей. Классические сюжеты вращаются вокруг быта охотников на морских животных. С 1930-х годов появляются непривычные нам чукотские сказки и легенды, часто довольно жестокие и без счастливых концов. Интересно, что пересказ этих легенд на современных клыках подвергся внутренней цензуре: сегодня, за редким исключением, гравированные истории заканчиваются благополучно. К счастью, некоторые сказки и истории сохранились в пересказе самих мастеров – такие клыки ценятся особенно высоко. Не могли не появиться и идеологические сюжеты, посвященные деятельности партийных и комсомольских ячеек, становлению чукотских колхозов. Отдельно стоят несколько шедевров, на которых запечатлены наивные чукотские «Легенды о Ленине» и «Сказки о сильном брате». Переживая взлеты и спады, уникальное искусство дошло до наших дней. Как и полвека назад, чтобы попасть к коллекционеру, клыки проходят долгий путь через руки посредников и перекупщиков, как прежде, клыки – штучный товар, как прежде, добраться до Уэлена крайне сложно. Как прежде, гравированные истории практически вечны – клыкам не страшны и тысячелетия.