Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №193, октябрь 2019
Журнал №71, сентябрь–октябрь 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Путешествия

Дорога в На-Пали

Текст: Джоул К. Бурн-Мл. Фотографии: Дайана Кук и Лен Дженшел
18 апреля 2016
/upload/iblock/9d0/9d03d76bfee34d7e3f71b6e787730bed.jpg
За неземную красоту острова Кауаи когда-то сражались гавайские богиня моря и богиня огня. В той битве остров не пострадал. А вот сможет ли Кауаи пережить массовое нашествие туристов?
Фото: Дайана Кук и Лен Дженшел
/upload/iblock/8d5/8d5fd9a8c1044620d41478a82a712914.jpg
Водопад Ваиахуакуа («вода с алтаря богов»), низвергающийся с высоты 1200 метров в морскую пещеру, – одна из многих достопримечательностей На-Пали. Ему поклонялись древние гавайцы.
Фото: Дайана Кук и Лен Дженшел
/upload/iblock/d5b/d5b94a55dfb448b393fc623625c1e6d3.jpg
Берег Полихале с его скалами – ещё одно священное место. Островитяне верили, что духи побережья отсюда отправляются в загробный мир.
Фото: Дайана Кук и Лен Дженшел
/upload/iblock/df4/df4d9ac36b32b7685676aa92636f2804.jpg
Растения-чужестранцы, такие как бамбук, вытесняют в На-Пали местные виды.
Фото: Дайана Кук и Лен Дженшел
/upload/iblock/906/906dff31dce0a6dfe428c9b0adafab23.jpg
Острые скалы нависают над океаном, навевая мысли о скульпторах-гигантах и детях богов, превращенных в камни. В действительности базальтовые столбы – это потрепанный стихиями край вулкана, изрезанного постоянным вымыванием и выветриванием, продолжавшимися более миллиона лет.
Фото: Дайана Кук и Лен Дженшел
/upload/iblock/181/181b4350495066d7b3250e794b451833.jpg
Достопримечательностям На-Пали угрожают не только люди, но и пришлые растения. Как фикус, разросшийся у хейау – места, где гавайцы обычно совершали жертвоприношения.
Фото: Дайана Кук и Лен Дженшел
/upload/iblock/0ea/0ea02c347268f7fd47bffea3451d1211.jpg
«Дикие туристы» разбирают древние каменные сооружения, чтобы оградить ими костры, или оставляют мусор и другие следы своего пребывания, как, например, эти фальшивые аху (алтари) в морской пещере.
Фото: Дайана Кук и Лен Дженшел
/upload/iblock/e2c/e2c4c1fa959f4edf0cfdd4b1951a67ee.jpg
Закат осветил вершины гор Калалау, самой большой долины на побережье На-Пали. Сюда можно попасть на лодке – но только летом, когда море спокойно. В другое время года придется предпринять пешую прогулку, воспользовавшись узкой 18-километровой тропинкой, лентой обвивающей скалы со стороны моря.
Фото: Дайана Кук и Лен Дженшел
/upload/iblock/e13/e13812b027b5196f06b735b9682a285f.jpg
Перед тем как скрыться во мгле, луна серебрит волны, омывающие пляж Калалау. Согласно древней гавайской легенде, Пеле, богиня огня, полюбившая этот остров, хотела на нем поселиться. Но ее изгнала отсюда богиня моря. Видимо, она и сегодня не желает успокаиваться: море мало-помалу отнимает у суши пядь за пядью ее земли.
Фото: Дайана Кук и Лен Дженшел
Высокие утесы побережья На-Пали на Гавайях долго берегли его уединение. Но и сюда добралась цивилизация.
Отсюда родом Кинг-Конг. Здесь бушевали монстры из парка Юрского периода. Когда-то устраивали свои ритуальные пляски туземцы, в остальное время возводя жилища и выращивая таро. Сюда добирались изгои в поисках убежища и хиппи – в поисках гармонии. И долгие годы суровые скалы-стражи ревниво скрывали от чужих глаз красоту На-Пали. Именно благодаря этим крутым неприступным скалам побережье На-Пали, часть гавайского острова Кауаи, долгое время оставалось недоступным, превратившись в затерянный рай. Но все изменилось в эпоху вертолетов и массового туризма, а началось – с одной-единственной фотографии, появившейся в журнале National Geographic. Cтатья о Гавайях, опубликованная в 1960 году, впервые рассказала миру о побережье На-Пали с его изумрудными долинами, окруженными высоченными 900-метровыми скалами. Подпись к фотографии гласила: «Похожие на джунгли узкие долины прячутся среди горных кряжей… Искателей приключений ждет нетронутая природа». Хиппи, жаждущие единения с нетронутой природой, да и просто туристы, охочие до природных красот и экзотики, тут же толпами ринулись на остров Кауаи. Так началось паломничество в На-Пали, которое продолжается по сей день. Ключ к закрытой долине. Природный рельеф прежде и на самом деле надежно защищал На-Пали, но отступил под напором туристической индустрии XXI века. Одни сегодня добираются до берегов На-Пали по морю на каяках, преодолевая 25-километровый путь вдоль причудливо изрезанных скал, морских пещер и волнистой линии пляжей. Но такое путешествие можно совершить только летом, когда море спокойно. Поэтому большинство туристов предпочитает надувные лодки с подвесным мотором – тогда не страшна любая непогода. Можно еще заказать часовую экскурсию на вертолете над На-Пали, чтобы сверху полюбоваться видами парка Юрского периода (фильм с этим названием снимали в На-Пали, впрочем, как и «Кинг-Конг», и многие другие кинофантазии Голливуда).
Коренные гавайцы знают: оберегать природу важнее, чем изучать ее. Но почему они не могут спасти от туристов красоту На-Пали?
Побережье На-Пали – покрытое рубцами плечо древнего вулкана, когда-то вздыбившегося более чем на восемь километров с морского дна. Подобно всем гавайским островам, Кауаи произошел от раскаленной магмы. Когда вулканы затихали – вода, самый неутомимый ваятель Земли, – перехватывала инициативу. Дожди выдолбили в горной породе глубокие долины и накинули серебристо-белые покрывала водопадов на отвесные стены обрывов. Зимой гигантские волны разбивались о скалы – так сформировались крутые склоны. В итоге появилось современное На-Пали – цепь долин, с одной стороны ограниченных морем, с трех других – складчатыми скалами и острыми кромками горных хребтов, взметнувшихся на тысячи метров над Тихим океаном. Для всех, кто приезжает туристом на побережье На-Пали – это рай на земле. А для древних гавайцев оно было просто домом, где они занимались рыболовством, а на спускающихся террасами полях выращивали тропический картофель таро, клубни и листья которого употребляются в пищу. Это прошлое особенно заметно в одной из частей На-Пали – западной долине Нуалоло-Каи, куда можно доплыть только на лодке. Здесь повсюду следы шести веков созидательной деятельности человека: каменные стены, церемониальные площадки, руины домов и помещений для каноэ. И множество кладбищ. Духи прошлого. Все без исключения предметы содержат ману, духовную силу, вселяемую в них богами и предками. Так считают гавайцы. Уж не знаю, в чем особенность ману в Нуалоло-Каи – но почему-то здесь у туристов мурашки бегут по коже. «Гавайцы называют это ощущение "гусиной кожей", – говорит Алан Карпентер, археолог из департамента государственных парков на Гавайях, курирующего эту территорию. – У меня оно всегда появляется, когда я сюда приезжаю». Зато у коренных гавайцев Рэнди Уичмана и Сабры Кауки долина вызывает лишь чувство умиротворения. Они – члены «Охана», некоммерческой организации На-Пали, охраняющей ее культурное наследие. Карпентер и Уичман подводят меня к одной из площадок перед амфитеатром скалы, и мы пытаемся представить себе празднества, которые здесь устраивались. Во время церемонии ава (популярный ритуальный напиток в Полинезии) верховные жрецы совершали жертвоприношения, танцоры хула раскачивались под барабанный бой, а с самого высокого утеса под названием Камаиле юноши бросали в море горящие копья. Эти «фейерверки» представляли собой столь великолепное зрелище, что сам король Камехамеха II приезжал, чтобы полюбоваться ими. Но даже Камехамеха не смог помочь местным жителям. Возможно, их подкосили завезенные сюда европейцами болезни, которые свирепствовали на острове в первое десятилетие XIX века. А может, дала сбой в условиях новой экономики традиционная здесь система товарообмена. Так или иначе, после шестисотлетнего существования в На-Пали, в начале XX века его покинули последние жители, уехав в другие, освоенные цивилизацией части острова. Трудотерапия по-гавайски. По мнению Алана Карпентера, Нуалоло-Каи – одна из ключевых для археологии территорий на островах. Но, несмотря на популярность у туристов, финансирование долины сейчас очень скромное. Ухаживают за ней в основном добровольцы и местные лодочники. Карпентер и другие археологи не только руководят работами, но и сами расчищают заросли кустарника, ремонтируют каменные сооружения, вывозят мусор. Сабра Кауки говорит: «У гавайцев есть поговорка: "Ма ка хана ка ике" – "Работа дает знание". Если вы хотите что-то узнать об этом месте – надо навести здесь порядок. И только тогда оно вам откроется». Кауки искренне надеется, что ее мнение разделяют и студенты, которых она довольно часто привлекает к работам на побережье. Через несколько дней и я мысленно начинаю повторять ее слова, пробираясь через скалы к самой большой из долин На-Пали – Калалау. Этот изнурительный маршрут по 18-километровой горной тропе обычно выбирают молодые и выносливые. Я иду по узкой тропке, прорезанной между монолитом скалы и 240-метровой пропастью над морем. Тернистый путь к себе. Но на этом трудном пути я то и дело встречаю туристов. И это только малая толика полумиллиона паломников со всего мира, добирающихся сюда ежегодно. Среди тех, кто попадается на моем пути, – и серьезные походники, и студенты в купальниках, и даже парочка «изгоев Калалау» – бородатых мужчин лет сорока в рваной одежде. Эти современные отшельники живут в долине, несмотря на то, что местные власти время от времени пытаются выдворить их оттуда. В Калалау – плодородная земля, много воды, папайи, кокосов, яванской сливы. Труднодоступная долина в свое время служила и отличным убежищем. В 1893 году группа больных проказой гавайцев перебралась сюда со своими семьями, чтобы не быть упеченными в ненавистный лепрозорий на Молокаи. Когда за ними приехал помощник шерифа Ваймеа, один из них по имени Коолау, пастух и меткий стрелок, отказался покидать долину без жены и сына. Противостояние длилось до ночи, затем раздались выстрелы – и помощник шерифа упал замертво. Новое временное правительство Гавайев, только что свергнувшее королеву Лилиуокалани, испугалось мятежа и выслало солдат для расправы над упрямым пастухом. Но Коолау удалось скрыться от преследователей в лощинах и оврагах долины, где позже он и умер от своей проказы. Так Коолау, прозванный Прокаженным, стал народным героем Гаваев. А в долину несколько десятилетий спустя стали приезжать хиппи. Годами «дети цветов» вели здесь натуральное хозяйство, живя в согласии с природой. Попранный рай. Вот наконец и я добралась до Калалау. Но ныне это удивительное место скорее подходит для молодежных тусовок, нежели для уединения. Десятки туристов бродят среди деревьев в глубине пляжа. Недалеко веселится компания студентов с ревущим магнитофоном. Рыжеволосая женщина моет ноги в знаменитом водопаде долины. На кемпинговых площадках и в прибрежных пещерах разбросаны мешки с мусором, старые кондиционеры и порванные палатки. Когда-нибудь их вывезут отсюда на вертолете (единственная возможность). Но не скоро – слишком большая трата для малодотируемого парка. «Калалау очень популярна из-за своей изолированности. Но по этой же причине здесь трудно поддерживать порядок», – объясняет администратор парка Дэн Куинн. Слушая это, я любуюсь тем, как солнце медленно погружается в океан. После внезапного ливня на небе разворачивается великолепная радуга. Как можно разрушать этот Эдем? В пояснении к той фотографии 60-х годов в нашем журнале, были и такие слова: «Скалы-башни На-Пали окружают стеной долину Шангри-Ла, доступную лишь с моря». Так автор статьи образно назвал побережье, вспомнив о вымышленной долине Шангри-Ла из романа Джеймса Хилтона «Потерянный горизонт», написанного в 1933 году. Автор же романа дал имя своей долине, имея в виду буддистскую Шамбалу – мистическую прекрасную страну, в которую можно попасть лишь достигнув умиротворения души и высшего просветления. Нам до этого, судя по всему, еще далеко.