Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №192, сентябрь 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Экотуризм в России

На перекрестке ветров: волонтерство на Курилах

Юлия Степанова
24 июля 2017
/upload/iblock/248/24870cd25a756e7bf0594db823859590.jpg
Закат на пляже острова Кунашир.
Фото: Евгений Городецкий
/upload/iblock/e63/e6378be708891ad97e3f690df49679de.jpg
Вдалеке виднеется вулкан Тятя, точнее его боковой кратер «Отважный».
Фото: Андрей Уляшев
/upload/iblock/0d9/0d9f9888292ab03745ccc385e2fce511.jpg
Вулкан Менделеева.
Фото: Юлия Степанова
Наш корреспондент отправилась волонтёром-экскурсоводом в Курильский заповедник, где несколько месяцев жила на кордоне и водила туристов по кальдере вулкана Головнина.
Нигде прежде я не была так близка к корейс­кой интеллигенции, как в зарослях бамбучника. По этому­ жёсткому злаку ходишь как в плаще-невидимке – не оставляя ни следов, ни тропинки. Передвигаться нужно аккуратно, след в след. За мной сквозь заросли продираются 24 профессора из Южной Кореи. В джунглях острова Кунашир – самого южного из Курильских островов – мы все оказались по службе. Они – в рамках научной конференции по сотрудничеству России и Кореи, я – для волонтёрской работы экскурсоводом в заповеднике.

Заповедник «Курильский» был создан в 1984 году. Волонтёров здесь начали принимать совсем недавно – с 2013 года. Курильскому, как и другим российским заповедникам, в основном требуется мужская сила: поддерживать экологические тропы, ремонтировать кордоны, участвовать в экопросветительских мероприятиях. Для меня подходила разве что вакансия экскурсовода.

Я нашла её на официальном­ сайте заповедника. И сразу поняла, что надо ехать. Воображение рисовало заманчивые картины дикой природы: как я загораю на лежбище с морскими котиками и лениво рассматриваю прыгающих на горизонте касаток. Сердце жаждало новых эмоций. Мозг подкупила возможность дешевле посмотреть один из самых дальних уголков нашей страны. Я заполнила анкету на участие в программе – и почти сразу получила приглашение.

Уже в первый день стало понятно: покупать продукты на Кунашире – гиблое дело. Ценник на товары здесь в два раза выше, чем на материке. И это не единст­венный минус.
– Свежая? – разглядываю я в магазине булочку с сыром за 60 рублей.
– Да, сегодня привезли­, – моментально отзывается продавщица.

Я верчу упаковку в руках: булочка появилась на свет в тот же день, что я вылетела из Москвы, – то есть неделю назад. На Кунашир мы приехали одновременно. По меркам местных мы с ней – свежие.

/upload/iblock/aa8/aa803c978421188feaed4a4a709e454f.jpg
Юлия Степанова Дорога к озеру Горячему в кальдере вулкана Головнина. Сотрудники заповедника передвигаются по ней на квадроциклах.


Здесь во всём другая система измерений. «Если погода позволит…» – так каждый курильчанин заканчивает рассказ о планах на будущее. Широта Сочи, холодное течение Охотского­ моря и ледяной ветер с Тихого океана определили местный климат, а точнее – его отсутствие. Каждое утро, выходя из дома, я кладу в рюкзак одежду на все случаи жизни – от купальника до куртки. Погода меняется каждые пять минут и каждые пять километров. В Южно-Курильске могут быть туман и дождь, а в соседнем Отрадном – солнце и радуга.

Кроме погоды особой разницы между посёлками нет – одни и те же уткнувшиеся в холмы приземистые домики сейсмо­опасной зоны. Возле них сохнет бельё и бегают куры. Если бы не океан и вулканы на заднем плане, картина напоминала бы деревеньку под Орлом. Правда, зарабатывают тут побольше – благодаря районному коэффициенту. Для новеньких зарплата в два раза выше, чем на материке, и затем растёт с каждым годом. Основное занятие – рыболовство. Работа тяжёлая и мужская, поэтому женщин на острове в разы меньше. Всех мужчин, с которыми мне удаётся пообщаться, объединяют четыре черты: костюм из магазина «Рыболов», отметка о разводе в паспорте и возраст лет на десять младше, чем дашь на вид.

Четвёртую черту формулирует мой новый знакомый – рыбак Саша:
– Я не раз бывал в Москве и даже представить себе не могу, как вы там живёте. Это невозможно, если ты знаешь, что такое Курилы! Да, здесь нет многих удобств, которые есть у вас, с интернетом и связью плохо, но без них можно обойтись. А вот без этой природы, – он машет рукой в сторону леса, – без этого воздуха, без этой свободы – я уже не смогу. Курилы – как магнит, если один раз увидишь – всегда будешь хотеть вернуться.

Три главные достопримечательности заповедника «Курильский»

|slideshow-1562 // Три главные достопримечательности заповедника «Курильский»| 

Главный город на острове – Южно-Курильск. В нём есть кинотеатр, Дворец культуры­ и основное разв­лечение местных – баня. Летом горячую воду в домах отключают из экономии, поэтому по выходным все ходят в баню. Здесь это настоящий клуб, где можно и привести себя в порядок, и повидать старых знакомых. Причём условия в бане не менее суровые, чем на улице, – только температура выше. Когда я захожу в парилку, у меня чуть не вылезают глаза из орбит – термометр показывает 108 градусов! Я вспоминаю, что снизу температура ниже, и присаживаюсь. Следом­ заходит продавщица из соседнего магазина. Окинув меня снисходительным взглядом, она взбегает на верхнюю полку и усмехается: «Москвичи!».

В бане я бываю раз в неделю, когда езжу в город. А живу на кордоне – то есть в домике инспектора по защите окружающей среды. Кордонов на острове семь, мой стоит посреди леса в кальдере вулкана Головнина. Кальдера – это, по сути, дно просевшего вулкана. После мощного извержения шесть тысяч лет назад стенки кратера обрушились и образовалась чаша диаметром пять километров.

Её-то мы и пересекаем вместе с корейцами. Топтание бамбучника сопровождается аплодисментами и песнями народов мира. Кальдера напоминает стадион «Олимпийский» – и формой чаши, и громкостью концертов. Слушатели здесь – самые важные на свете: медведи. Они могут лакомиться в кедровом стланике вдоль дороги.

Услышав шум, медведь уйдёт с пути. Если его не трогать – и он не тронет. При нарушении этого­ уговора медведя ждёт место в краеведческом музее, а от молчаливых путников останутся лишь рожки да ножки, точнее – резиновые сапоги. По ним сотрудники заповедника и распознают туристов после встречи с косолапым. Мы с сапогами расставаться не готовы – поэтому кричим и поём по дороге к главным достопримечательностям.

/upload/iblock/fdc/fdc2eb64d55ba03ba2eafabb1e76592b.JPG
Максим Антипин


Семикилометровый маршрут по кальдере богат на подъёмы и спуски. Но немолодые корейцы не жалуются. В группе есть даже турист 1941 года рождения, который уверенно шагает в хвосте колонны.

Кальдера, как и весь остров, содержит чуть ли не половину Красной книги России. Впрочем, у корейцев низкорослые пейзажи не вызывают такого же восторга, как у меня. – Да у нас вся Корея в этом бамбучнике! – фыркает один из туристов после моего рассказа об уникальности острова. Вся флора и фауна Кунашира – японс­кая, поэтому и угодила в нашу Красную книгу. Хотя редкие экземпляры всемирного значения здесь тоже имеются.

Особая удача увидеть рыбного филина – самого крупного представителя своего семейства. Его длина – 70 сантиметров, размах крыльев – 2 метра. Во всём мире насчитывается не больше двух сотен рыбных филинов, а на Кунашире живёт около 50. В ближайших планах Курильского заповедника – окольцевать их и получить грант на изучение. Уже сегодня остров напоминает пятизвёздочный отель для рыбного филина. Повсюду расставлены кормушки со свежей рыбой, возле которых по ночам дежурят фотографы. Но сердце филина склонно к изменам: несмотря на ухаживания, некоторые особи улетают жить в Японию.

До неё 26 километров через пролив. Япония отсюда – Страна заходящего солнца, потому что находится к западу от Кунашира. В хорошую погоду видно, как в горах на полуострове Хоккайдо гаснет солнце. Там – национальный парк, идентичный Курильскому заповеднику. Вот только подход к охране природы у них другой. Если наши туристы шумят, отпугивая медведей, то японцы водят группы как можно тише, чтобы не тревожить животных. Зато всегда с ружьём. У нашего инспектора тоже есть ружьё, но использовать его он старается по минимуму. А потому постоянно рассказывает истории, как медведь загнал его на дерево или заставил несколько часов просидеть в море. Мне на экскурсии ружьё не положено, зато заповедник снабжает полной сумкой средств защиты: сигнальными шашками и перцовыми баллончиками. Но главная оборона всё-таки – поющие корейцы.

Концерт вокальной самодеятельности не проходит бесследно – на сырой земле видим свежую когтистую «печать». Очевидно, медведь услышал нас и ушёл с пути. Корейцы с восторгом щёлкают фотоаппаратами и прикладывают фантики от конфет для сравнения. Я озираюсь по сторонам, чтобы убедиться, что сегодня в лесу съеденными будут только конфеты.

/upload/iblock/6b6/6b6c25bf0bb354bc2e0f0a6761b42c12.JPG
Юлия Степанова Скала Чёртов Палец в нескольких километрах от Южно-Курильска на побережье Тихого океана.


Наконец наш поход с элементами экстрима достигает цели – вулканического сердца кальдеры. Представьте: вы в окружении кольца из сопок, которые выползают из тумана, как хребты динозавров. Тысячелетиями они ходят по кругу, словно привязанные к скале в центре. Когда-то она была верхушкой вулкана. У основания скалы – неестественно белая дымящаяся гладь озера. Кажется, что в него опустили кипятильник: на поверхности булькают пузырьки­ и кое-где выходят кудрявые завитки пара. Недаром озеро называют Кипящим. Инопланетность происходящего довершает редкое ощущение: вокруг на многие километры – ни души. Романтику портит только запах тухлых яиц – вода богата сероводородом, отсюда её непривычно белый цвет.

Из лирических размышлений меня выдёргивают облачившие­ся в плавки корейцы. Нет, здесь купаться нельзя. Я объясняю, что в озере бывают выбросы кипятка, под водой и илом – пус­тота, в которую можно провалиться и исчезнуть навсегда. Показываю на стоящую на берегу могилку – памятник предыдущим любителям водных процедур. А затем провожаю туристов вдоль протока, который когда-то вырыли японцы, промышлявшие добычей серы. Проток переходит в другое озеро – Горячее. На самом деле оно очень холодное, но благодаря смешению вод подходит для купания.

Да, условия не курортные. Но таковы Курилы – казалось бы, забытая богом, но не забытая туристами и политиками земля. Эта скалистая гавань на пересечении ветров, морей и вулканических плит – предмет многолетних распрей. Издавна здесь жили аборигены – айны. Их вытеснили японцы. А в 1946 году Курилы перешли СССР за помощь в американо-японском конфликте. Смириться с потерей наши соседи не смогли и вот уже 70 лет пытаются вернуть территорию.

Говорят, больше всего любишь то, что получил с трудом, – и это в точности про наши восточные острова. Несмотря на суровый климат и трещащую по швам цивилизацию, люди отсюда не только не уезжают на материк, а, наоборот, продают квартиры даже в Подмосковье, чтобы жить на Курилах. Питаться дарами моря, видеть из окна океан, слышать крики чаек и шум ветра.

Принадлежавший многим, но не отдавшийся никому, Кунашир не заботится о том, какое впечатление производит, и этим цепляет за живое. Остров сопротивляется всем попыткам заковать его в бетон и трубы и запутать в сетях бюрократии – порывами ветра смахивает расписания и рейсы, землетрясениями отвечает на строительство, резкой сменой погоды напоминает: он – вне ожиданий, предсказаний и прочих инструментов для упорядочивания мира.

Ломая опоры цивилизации, Кунашир не скупится на красивые подарки – солёный привкус ветра на губах, сладковатый от цветов воздух, тени вулканов на горизонте и расползающиеся по земле языки тумана. И ты понимаешь: здесь всё правильно.

Координаты

Как стать волонтёром Информацию о волонтёрских программах можно найти на сайте заповедника «Курильский». Для участия нужно заполнить анкету. Пропуск, переезды по острову и проживание обеспечивает заповедник. Заплатить придётся только за дорогу до Кунашира.

Когда ехать Август и первая половина сентября – самое тёплое время в году, когда температура поднимается до +18 ◦С, морские котики выползают на берег погреться, а особо закалённые турис­ты даже купаются в Охотском море. В конце июля – начале августа начинается лососёвая путина, что даёт возможность полакомиться свежей икрой.

Как добраться Удобнее всего лететь рейсами авиа­компании «Аврора» из Южно-Сахалинска. Расписание зависит от погоды, иногда приходится неделями ждать отправления. Также из Южно-Сахалинска в Южно-Курильск следует пароход, но билеты на него не продаются онлайн, их можно купить только в городских кассах.

Что нужно знать Территория заповедника – погранзона, поэтому для посещения требуется пропуск. Туристы из России могут получить его в отделении ФСБ города Южно-Сахалинска. Это займёт минимум один день. Для волонтёров администрация заповедника оформляет пропуск заранее и присылает его копию по электронной почте.