Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №191, август 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Путешествия

Фьорды, водопады и птицы

Текст: Алиса Баранская
03 февраля 2012
/upload/iblock/ab2/ab2c26c384836a7b9b429acece00e104.jpg
Остров Южный, Новая Зеландия. Береговой маяк на закате. Первооткрывателями этой земли считаются выходцы из Восточной Полинезии. Они начали осваивать острова в XI–XIV веках и образовали два народа: маори и мориори. Европейцы на берегах Новой Зеландии появились в 1642 году. Известный английский мореплаватель Джеймс Кук обследовал острова в 1768 году.
Фото: Getty/Fotobank.com
/upload/iblock/f8d/f8d49e8087ad3aea42cc101312085a8d.jpg
Участники проекта «Пангея» высаживаются на остров Кол для проведения природоохранных работ.
Фото: Дмитрий Шаромов/Mike Horn Sarl
/upload/iblock/48b/48b46aa30690f6be5f20297ee2371d60.jpg
Там, где бурные горные реки невозможно перейти вброд, натянуты веревочные мосты.
Фото: Дмитрий Шаромов/Mike Horn Sarl
/upload/iblock/074/07402971c414a634a1957246b67048f8.jpg
Снег в горах Фьордленда в мае лежит уже на высоте около 800 метров. Участники проекта подходят к перевалу – самому трудному участку маршрута.
Фото: Дмитрий Шаромов/Mike Horn Sarl
Яхта беззвучно разрезает темно-зеленое зеркало воды. Из-под киля косяками расходятся перепуганные рыбы. Поскрипывают натянутые паруса. Дует обжигающий ледяной ветер, но даже он не заставит уйти вниз, в тепло: впереди открываются все новые повороты фьорда.
На языке маори эта земля называется Те Уай Панаму, для европейцев же это остров Южный Новой Зеландии, национальный парк Фьордленд. Попасть сюда мы смогли благодаря Майку Хорну – профессиональному путешественнику из Южной Африки, руководителю проекта «Пангея». На одноименной яхте он планирует обойти земной шар. На разных этапах экспедиции к нему присоединятся молодые люди из многих стран, им предстоит исследовать отдаленные уголки планеты. Одним из этапов стало путешествие в Новую Зеландию. С «Пангеей» мы встречаемся в Блаффе, небольшом порту на юге страны – высокие мачты видны издалека. Яхта оснащена солнечными батареями и дизельными двигателями с сокращенным выбросом углекислого газа. Судно уже побывало в Гренландии, видело гавань в Монако, о его борта бились антарктические льды. Но палуба, которую мы начищаем, блестит как новая, двигатели в полной готовности, а на камбузе ждет горячий ужин. На следующий день посещаем представителей коренного населения Новой Зеландии – маори. В мараи (месте для собраний) слушаем песни и учимся хака, древнему боевому кличу, который издает национальная команда по регби перед каждым матчем. Хака состоит из ряда устрашающих движений и гримас. Демонстрируя угрозу, маори высовывают язык. День отплытия очень ветреный. Для человека, никогда не бывавшего в открытом море, волны, поднимающиеся чуть не на высоту нашей тридцатиметровой яхты, – грандиозное зрелище. Наша первая гавань в заливе Презервэйшн: здесь нам предстоит осуществить собственный небольшой природоохранный проект. Когда-то европейцы завезли сюда горностаев для уничтожения размножившихся кроликов. Однако горностаям гораздо легче было истреблять эндемичных птиц, в особенности тех, которые в ходе эволюции потеряли способность летать: знаменитых киви, отнесенного к вымирающим попугая какапо и других. На небольшом островке Кол ученые решили поставить капканы на горностаев, чтобы освободить остров от хищников. Прошло лишь несколько лет, но сегодня здесь не смолкает пение птиц. Нам предстоит проверить старые капканы и, если понадобится, заменить их новыми. На следующий день берем ловушки, высаживаемся на берег, делимся на группы и углубляемся в лес. Здесь господствуют папоротники, вокруг стволов обвиваются лианы, солнечный свет почти не проникает под сомкнутые кроны. Птицы не боятся человека, в этих краях в них никто не стрелял, и наша задача – защитить их.
На острове Кол ученые решили поставить капканы на горностаев, чтобы освободить остров от хищников. Прошло лишь несколько лет, но сегодня здесь не смолкает пение птиц.
Завершив за два дня работу с капканами, отправляемся на исследование фьордов. Самый длинный и извилистый из них – Даски-Саунд. Берега его – отвесные стены из гранитов, гнейсов и гранулитов, сформировавшихся среди морских пучин еще до выхода живых организмов на сушу. Однако и сегодня геологическая история Фьордленда не закончилась: здесь видны свежие разломы и трещины, а в год происходит 10–15 крупных землетрясений, не считая мелких толчков. Большинство из них остаются незамеченными, поскольку в этом краю непроходимых джунглей порой за много километров пути не встретишь ни одного человеческого поселения. В один из вечеров яхта бросает якорь в гавани Пикарсгилл, в том самом месте, где когда-то остановился Джеймс Кук, чтобы отдохнуть после антарктической экспедиции. Как и матросы Кука когда-то, мы решаем в один из вечеров устроить ужин исключительно из того, что сможем собрать на этой щедрой земле. На прибрежных скалах наросли огромные колонии мидий. Решаем попробовать дары моря. Закидываю толстую леску с огромным крючком в пролив; всего несколько попыток – и я вытаскиваю полуметровую акулу. Некоторое время я в шоке смотрю на нее, она – на меня, все участники действия застыли в полном недоумении. Тут на помощь приходят наши бывалые рыбаки, для которых акула, как для нас – подмосковный карась, дело привычное. Ужин из жареной акулы и мидий получился вкусным. В первый день, порадовавший ярким солнцем, отправляемся наблюдать за бутылконосыми дельфинами в заливе Даски-Саунд. Карл Дэвид Рундгрен, ученый, посвятивший всю жизнь изучению этих млекопитающих, говорит, что мы будем определять конкретную особь и заносить ее в каталог. Примерно через полчаса кто-то из нашей группы кричит: «Смотрите, вот они!» И действительно, дельфины подплывают к самому борту яхты, переворачиваются, выпрыгивают из воды, кувыркаются, словно позируя: мы их сфотографировали и занесли в каталог. На следующее утро – старт четырехдневного маршрута через горы по труднопроходимой туристической тропе. Через шесть часов пути через болота и джунгли добираемся до первого места ночлега – небольшой деревянной хижины. Разводим огонь, готовим еду, собираемся за грубосколоченным деревянным столом и слушаем рассказы Майка и других инструкторов о путешествиях. В прошлом южноафриканский солдат, Майк Хорн обошел почти весь мир, и многие его мечты, казавшиеся когда-то несбыточными, стали реальностью. «Невозможное существует только до тех пор, пока вы не найдете способ сделать это возможным», – говорит Майк, и само наше присутствие здесь доказывает его правоту. На третий день преодолеваем перевал высотой около 1000 метров. Здесь лежит снег, и, отдохнув, мы продолжаем путь к заливу Даутфул-Саунд, где нас уже ждет «Пангея». Дальше – путь в Милфорд-Саунд, короткий, но самый глубокий фьорд: огромные горы, вырастающие из воды и заслоняющие полнеба. Здесь уже есть признаки цивилизации: пристань, небольшой паб, несколько домов и каяки. Разноцветные лодочки быстро скользят по прозрачной воде. Вдали замечаем морского котика, греющегося на скале. Котик лениво зевает и не обращает внимания на дюжину наставленных на него камер. Наконец возвращаемся к пристани. Наше путешествие и само пребывание в Новой Зеландии подходит к концу. Трудно сказать, чего не хочется больше: прощаться с Фьордлендом или расставаться с людьми, с которыми провела эти двадцать незабываемых дней. Но мы знаем, что на самом деле это не конец, а лишь начало совместного пути. Скоро молодые путешественники присоединятся к Майку Хорну в Гималаях, Китае, России, Канаде, Африке. Проект «Пангея» продолжается.