Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
National Geographic №195, декабрь 2019
National Geographic Traveler №72, ноябрь 2019 – январь 2020
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Путешествия

Город будущего

Текст: Джон Ланкастер
21 мая 2012
/upload/iblock/d0d/d0d0c55a957dacbcc3c7d5de4075a83a.jpg
Барочные клумбы украшают главный бульвар Астаны Нуржол, что значит «Дорога к свету».
Фото: Герд Людвиг
/upload/iblock/014/014366f3436bef96a0e2636ed6bb7c05.jpg
Посетители прикладываются «на счастье» к золотому отпечатку руки президента Нурсултана Назарбаева на смотровой площадке монумента Байтерек. По праздникам в этом монументе звучит запись гимна страны, в написании которого принимал участие Назарбаев.
Фото: Герд Людвиг
/upload/iblock/ee5/ee5a4698181d6b37db3a13b98485c487.jpg
Новую столицу Казахстана нельзя назвать неприметной – по мере наступления темноты правительственные здания освещаются разными цветами, и город словно превращается в парк развлечений.
Фото: Герд Людвиг
/upload/iblock/86d/86dfffd9383a5e974e25fbb449b0022c.jpg
Президентский дворец смотрится как витиеватая копия Белого дома.
Фото: Герд Людвиг
/upload/iblock/3fc/3fc9bd3b6d985ba94dd69a230a21eb41.jpg
Английский архитектор Норман Фостер, признанный мэтр, – один из иностранцев, участвующих в формировании облика Астаны. На самом верху фостеровского торгового центра – фиолетового «Хан-Шатыра» – находятся крытый песчаный пляж и бассейн с искусственными волнами.
Фото: Герд Людвиг
/upload/iblock/ce9/ce9a040ef8513421007c6b80e146ee10.jpg
Здание нефтедобывающей компании «КазМунайГаз».
Фото: Герд Людвиг
/upload/iblock/125/125eca2a60c3216230c1f3111557a254.jpg
На стеклянной крыше конференц-зала Дворца мира и гармонии изображена взлетающая стая гигантских голубей. В этой пирамиде высотой 62 метра, созданной тоже Норманом Фостером, есть место для верующих всех религий.
Фото: Герд Людвиг
/upload/iblock/129/129a0486bd2cae997a373bf9cf9ceba2.jpg
Даже в самых современных казахских семьях сильно уважение к национальным традициям. Эта молодая невеста готовится к обряду прощания с родительским домом.
Фото: Герд Людвиг
/upload/iblock/555/55573b0aae48ab5430514faa3f62e22c.jpg
Белоснежная колонна, увенчанная мифологической птицей Самрук и известная как памятник казахскому народу, привлекает разных туристов – таких, например, как эти этнические казахи из южного города Тараз.
Фото: Герд Людвиг
/upload/iblock/6a1/6a1e80243adf5e2110e268fa7ce5b154.jpg
Байтерек, возвышающийся над центральным проспектом Астаны, светится зеленым на фоне покрытого облаками вечернего неба. Задуманный как символ новой столицы, этот 97-метровый монумент являет собой образ гигантского дерева, в кроне которого находится золотое яйцо. Согласно казахской мифологии, священная птица Самрук каждый год откладывает такое яйцо на верхушке тополя.
Фото: Герд Людвиг
Население Астаны, новой столицы Казахстана, за последние 15 лет увеличилось вдвое. В поисках успеха сюда съезжаются люди со всей страны.
В новой столице Казахстана Астане явно нет недостатка в современных архитектурных сооружениях, многим из которых жители города дали забавные прозвища. Это, например, «Банан» (ярко-желтое офисное здание), «Семь бочек» (комплекс близкостоящих многоквартирных домов) или «Зажигалка» (Министерство транспорта и связи). Но одно из сооружений Астаны настолько необычно, что горожане даже не придумали, как его прозвать. Речь идет о национальном монументе Байтерек (в переводе с казахского «байтерек» означает «высокий тополь»). Байтерек – 97-метровая башня с наружным стальным каркасом белого цвета и с крышей в виде позолоченной стеклянной сферы. Надпись у основания монумента гласит, что это оригинальное сооружение – олицетворение древней казахской легенды: священная птица Самрук каждый год откладывает золотое яйцо – солнце – в кроне огромного древа жизни. Визуализировать прекрасную легенду придумал президент республики Нурсултан Назарбаев, бывший сталелитейщик, возглавивший страну в 1991 году. Говорят, что план «высокого тополя» Назарбаев впервые нарисовал на бумажной салфетке.
В строительство новой столицы Казахстан вложил миллиарды. Ведущие архитекторы мира были приглашены для воплощения своих самых смелых проектов.
Так же, как и Петр I, построивший Санкт-Петербург на неприветливых болотах, Назарбаев выбрал новой столицей город, расположенный в суровых природных условиях. Президент новой, независимой страны, был настроен решительно. Казахстанскому лидеру было неважно, что старая столица Алма-Ата – комфортный город с мягким климатом, который мало кто, за исключением самого президента, хотел покидать. Тем не менее, в 1997 году правительство официально переехало на тысячу километров к северу – в расположенную в безлесной степи Средней Азии холодную, продуваемую всеми ветрами Акмолу. Позже город был переименован в Астану, что по-казахски значит «столица», и это событие отмечается теперь каждый год 6 июля как День Астаны (праздник, к слову, совпадает с днем рождения Назарбаева). В строительство новой столицы Казахстан, богатый нефтью и минеральными ресурсами, вложил миллиарды. Ведущие архитекторы мира были приглашены для воплощения своих самых смелых проектов на левом берегу реки Ишим, отделяющей новый город от старого, построенного в основном в советское время и расположенного на правом берегу. Левобережная Астана растет и развивается с поразительной скоростью: с 1997 года население города увеличилось с 300 до 750 тысяч. В прошлом маленькая и непримечательная для политического мира, Астана стала визитной карточкой страны, национальным символом и олицетворением надежд. Многие столицы возникали так же стремительно и в таких же, казалось бы, неподходящих условиях, но становились процветающими экономическими и культурными центрами. Вопрос только в том, достаточно ли потенциала в Астане, чтобы стать одной из таких столиц. Ернар Жаркешов, 24-летний житель Астаны, не сомневается в великом будущем своего города. Этот изысканно одетый молодой человек обедает со мной в дорогом ресторане среднеазиатской кухни на бульваре Нуржол («Дорога к свету»). Его знакомая – прекрасная молодая женщина по имени Мишель, приехавшая в гости из Сингапура, где Ернар недавно завершил обучение в университете по специальности «социальная политика». Ернар, сын советского партийного работника, принадлежит к этнической группе казахов, составляющей более 60 процентов 16-миллионного населения страны. Прославленные коневоды, казахи на протяжении многих веков вели кочевой образ жизни до той поры, пока их обширные и малообитаемые земли, занимающие территорию, приблизительно равную Европе, не стали частью Советского Союза. Конечно, в Казахской ССР многое изменилось, но большая часть населения традиционные занятия не оставила. Семья Жаркешовых держала скот в деревне, расположенной к юго-востоку от Астаны, где Ернар мальчишкой пас овец верхом на коне и взбивал кумыс в березовых кувшинах, пропитанных ароматами степных трав. Через шесть лет после распада СССР Ернар с родителями и четырьмя братьями и сестрами переехал в новую столицу, где перед семьей открылись новые перспективы капиталистического общества: отец сначала работал в страховой компании, а позже стал владельцем бани. Ернар оказался способным ребенком и к 15 годам отлично знал еще два языка кроме казахского – русский, который по-прежнему преобладает в городах Казахстана, и английский. Юноше была предоставлена государственная стипендия для обучения в Англии, где он получил степень бакалавра, после чего продолжил обучение в Сингапуре. Когда Ернар вернулся домой, он был восхищен новой столицей и теми перспективами, которые она сулит и ему, и стране. Ернар считает Астану лицом сегодняшнего Казахстана, доказательством нового этапа в жизни страны. «Это здорово. Мне нравится ощущать себя вовлеченным в создание города будущего, страны будущего», – говорит он. Всего через несколько дней после нашей встречи Ернар получил желаемую должность экономиста в правительственном учреждении, примкнув к тысячам других молодых людей (средний возраст жителей Астаны всего 32 года), для которых новая казахстанская столица стала городом сбывшихся надежд.
Среди причин переноса столицы Назарбаев назвал расположение Алма-Аты в зоне сейсмической активности и близость Тянь-Шаня, ограничивающего рост города. Но, разумеется, главная причина – геополитика.
Как и Жаркешов, большинство приезжих – этнические казахи, в противовес этническим русским, украинцам и представителям других национальностей, составляющих население республики. Преобладание казахов в Астане отражает предпочтение правительства принимать на работу людей, говорящих по-казахски. Особое внимание к казахскому языку – это часть тенденции, которую многие называют казахификацией. Самая яркая демонстрация казахификации – Астана, а главный инициатор процесса – Назарбаев. Этнический казах, Нурсултан Назарбаев родился 71 год назад в семье пастухов в юго-восточной части страны, недалеко от границы с Киргизией. Трудясь на металлургическом комбинате, он стал партийным работником, дослужился до руководящего поста ко времени распада СССР. Как уже было сказано, став президентом страны, Назарбаев приступил к переносу столицы из Алма-Аты в Акмолу, расположенную в северной части центрального Казахстана. Многие были удивлены таким выбором. Основанная в 1830 году как форпост, в советские времена Акмола называлась Целиноградом. В 1950-х –1960-х годах город стал центром по освоению, в рамках политики Хрущева, целинных земель. Однако к 1990-м Целиноград стал известен тем, о чем прежде не упоминалось: температура зимой падает до –51С, а летом тучи комаров и неистовый ветер, вызывающий пыльные бури на распаханных сельскохозяйственных землях. Среди тех, кто скептически отнесся к идее переезда в Астану, была и Айман Муссахаджаева, талантливая скрипачка, выросшая в Алма-Ате и получившая образование в Москве. Сейчас Айман возглавляет Национальный университет искусств в Астане. Университет был построен по инициативе президента. Здание, прозванное в народе «Собачьей миской», представляет собой яркий пример экзотической архитектуры – круглое, синее и с вогнутой крышей. Среди причин переноса столицы Назарбаев назвал расположение Алма-Аты в зоне сейсмической активности и близость Тянь-Шаня, ограничивающего рост города. Но, разумеется, главная причина – геополитика. Согласно распространенному мнению, президент был озабочен возможными территориальными претензиями России на Северный Казахстан, где проживает значительная часть русскоговорящего населения страны. Как бы то ни было, мало кто отважился бы противоречить Назарбаеву, который остается популярным благодаря ощутимым результатам своей работы – стабильности и экономическому росту, – хотя его правительство часто обвиняют в коррумпированности и даже нарушении прав человека. Для строительства города свой мечты Назарбаев привлек иностранные корпорации и даже целые страны, заинтересованные в экономическом сотрудничестве с Казахстаном. Среди них – Государство Катар, эмират, расположенный на побережье Персидского залива. Катар финансировал строительство мечети, вмещающей 7 тысяч верующих (ислам – преобладающая религия в Казахстане). Теперь, когда строительство центра Астаны в целом близится к завершению, у президента появилась новая идея – он дал задание архитекторам изучить возможность создания еще одного гигантского сооружения – шатра, внутри которого будет «крытый город» с климатконтролем, вмещающий до 15 тысяч человек. Яркое представление о масштабах амбиций Назарбаева можно получить, поднявшись на смотровую площадку Байтерека. Там, на самом верху, на малахитовом пьедестале установлена двухкилограммовая плита из золота с отпечатком правой руки президента. Астана – это не только глобальный проект сильного лидера, город, где богатые живут и веселятся. Это также магнит, притягивающий к себе таких, как Ернар Жаркешов, и таких, как 25-летний Дархан Доссанов, который подошел ко мне вечером на улице, чтобы попрактиковаться в английском. Я пригласил его поужинать, и он съел все так быстро, что я невольно подумал: парень давно не ел досыта. Дархан рассказал, что приехал в Астану шесть дней назад, продав свою цифровую камеру, чтобы купить билет на поезд из родного поселка, который находится в 800 километрах к востоку от столицы. Дархан устроился на работу помощником официанта в итальянском ресторане, а ночью спал в подсобке на сдвинутых стульях, пока не снял угол в тесной трехкомнатной квартире, где живет еще десять человек. «Астана – место, где я смогу воплотить свои мечты в жизнь, – уверен молодой человек. – Я знаю, что со временем стану очень богатым». Однажды вечером я присутствовал на встрече Ассоциации выпускников Астаны – общества молодых профессионалов. Амбициозная молодежь с восхищением слушала выступление приглашенного докладчика, 38-летнего Айдына Рахимбаева, который рассказывал о своем стремительном взлете от владельца небольшого предприятия по торговле углем до главы одной из крупнейших строительных компаний страны. «Свой первый миллион долларов я заработал в 29 лет, а в 32 – свои первые десять миллионов»,– рассказал Айдын восхищенным слушателям. Впрочем, не все так лучезарно, и будущее Астаны – это палка о двух концах. Несмотря на великолепие и пышность этого города, у меня невольно появлялось ощущение чего-то призрачного и временного: я находил подтверждение этой призрачности каждый раз, когда шел дождь и с потолка торговой галереи, расположенной на первом этаже только что выстроенного высотного многоквартирного дома, где я недолго снимал квартиру, лилась вода. В одну из суббот я был приглашен на пикник, организованный местным клубом Toastmasters International. Ко мне подошел молодой банкир, получивший образование в США, мы заговорили о том, как изменилась, похорошела Астана. «Это место как сон, – сказал он. – Оно себя не оправдывает, и неизвестно, что будет дальше. Но сейчас у нас столько ресурсов, что мы можем позволить себе делать глупости». Другие собравшиеся, впрочем, не разделяли его скептицизма. Когда Жанна Кунашева, которая работает в местном офисе нефтяной компании Shell, предложила поднять руки тем, кто любит свою работу, это сделали почти все. Через несколько часов пикник закончился, потому что некоторым участникам надо было идти на занятия латиноамериканскими танцами. Солнце уже садилось, но горизонт новой столицы, так же как этот вечер, обещал что-то яркое и волнующее.