Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Экспедиция «9 легенд Русского Севера»
Путешествия

Ход конем: чего ждать от конной экспедиции по следам Пржевальского

Текст и фото: Иван Васин
13 ноября 2020
Верховые прогулки, историческая реконструкция, прикладная этнография – всё это можно успеть за три дня во время необычного тура «По следам Пржевальского», который проходит по югу Башкирии.

Выезд на природу

«Отряд, по коням!» – командует наш гид Олег, и мы, с сожалением покидая тенистый лесной полумрак, где останавливались на привал, неуклюже карабкаемся на лошадей. Несмотря на мои неумелые движения, гнедой Тархан – «тарханами» в Башкирии называли феодальных правителей – даже не поводит ухом и невозмутимо помахивает хвостом. За бортом – 35-градусный зной, но в бежевом колониальном костюме (сужающиеся книзу и затягивающиеся шнуровкой брюки, рубашка с галстуком, плотный китель и пробковый шлем с широкими краями) удивительно комфортно. «Эта экипировка специально создавалась для жарких стран, – улыбается Олег в пышные кавалерийские усы и гарцует на скакуне, дразня всех своей статью и выправкой. – Так что здесь ей самое место».

Олег Шухат – идейный вдохновитель туристической экспедиции «По следам Пржевальского», член военно-исторических клубов и деятельный участник реконструкторских фестивалей. Однажды он побывал в костюмированном конном путешествии по индийскому Раджастхану и решил придумать что-то подобное и в России. Выбор сразу пал на Башкирию, ведь лошади здесь – важнейшая часть истории и культуры. «Найти правильное место оказалось делом непростым, – рассказывает Артур Идельбаев, организатор тура. – Мы хотели отыскать красивую природу без примет цивилизации, мобильной связи, дорог и линий электропередачи, деревень и особенно других туристов, чтобы легче было погрузиться в тему, перенестись в позапрошлое столетие и действительно почувствовать себя участником экспедиции». Которой, между тем, в действительности никогда и не было – нет никаких свидетельств того, что Николай Пржевальский проходил здесь во время своих путешествий. «Всё верно, имя Пржевальского – всего лишь камертон. В определённом смысле это инсценировка – даже не самих походов Пржевальского, а неспешного путешествия группы аристократов по Башкирии», – соглашается Артур, щеголяющий в форме казачьего урядника. И выглаженные горячими ветрами просторы южного Баймакского района, где пасутся около 30 000 лошадей и где одинаково комфортно как новичкам, так и опытным наездникам, стали для него идеальной натурой.

IMG_6160.jpg
Все костюмы, сапоги и обмундирование для экспедиции каждый раз привозят из Москвы, предварительно уточнив размеры участников.

За день наша разномастная компания – одетые военными играют сопровождающих, которые вворачивают в свою речь «вашбродь» («ваше благородие») и «барышня», – успевает преодолеть 15 километров по тарахтящей от кузнечиков золотистой степи, покатым холмам и прячущимся в их ложбинах лесам, удивить собирающих землянику детей своим видом и вопросом «А какой сейчас год?», вдоволь нафотографироваться на природных смотровых площадках и поупражняться в рыси и галопе. Даже горделивый Тархан привыкает слушаться моих команд и лишь иногда, проходя по роще, дерзко срывает сочные берёзовые ветки и аппетитно хрумкает ими.

Лошадиная сила

Баймакский район Башкирии находится в 4–5 часах езды от Уфы – дорога тянется между лесистыми отрогами Южного Урала, извивается длинным «тёщиным языком», огибает увенчанные добротными домами холмы, но потом постепенно смиреет, истончается и распадается на еле видимые колеи: не дороги уже, а так, направления. Определить верный путь до этнодеревни «Ирандык» непросто – указателей нет, подсказать некому, навигатор сходит с ума. Но на подъезде гостей встречают два «северных Амура» (так в XIX веке французы называли башкирских конников) в лисьих шапках с хвостами: они сопровождают машины до входа, где своих новых подопечных уже ждёт хозяин этих мест Фанис-агай (то есть «дядюшка Фанис»). Семь лет назад он выкупил в развалившемся совхозе десяток лошадей башкирской породы, а сейчас у него уже 5 косяков по 25–30 кобылиц в каждом (слово «табун» здесь даже не употребляют, только косяк – что-то типа львиного прайда), и за его фирменным кумысом съезжаются со всех окрестных деревень. Участники тура «По следам Пржевальского» живут тут две ночи, совершая радиальные конные прогулки по хребту Ирандык – одному из самых восточных в Башкирии.

IMG_6037.jpg
Одно из верховых упражнений во время экспедиции «По следам Пржевальского» – отработка подъёма на высоту и спуска с холмов.

«Аллах дал нам скот и траву, а вот про доллар и евро в Коране ничего не написано», – хитро щурится Фанис-агай. При этом деньги он считать умеет, называя вложения в коней лучшей инвестицией, которая по прибыльности превосходит любые банковские депозиты. И правда, лошади этой породы – приземистые и выносливые, саврасые, с чёрной линией-ремнём через всю спину и выраженной зеброидностью на ногах – активно размножаются, круглый год пасутся сами, не нуждаясь ни в корме, ни в пастухе, и приходят на конюшню лишь покормить маленьких жеребят (в это же время кобыл доят). Благодаря великолепному обонянию они даже зимой умудряются находить пищу – жеребец выстраивает свой косяк шеренгой для того, чтобы снег был утоптан, и потом копытами, которые устроены не как совковая, а как штыковая лопата, все вместе раскапывают наст.

За местоположением косяков Фанис-агай теперь следит при помощи GPS (ещё бы, ведь у коней и ценник «конский» – около 70 000 рублей за голову), так что единственная проблема – нападение волков и медведей, от которых лошади тоже научились отбиваться: они становятся «ромашкой», чтобы удобнее было лягаться, в центр помещают жеребят, а жеребец бегает вокруг и смотрит по сторонам. «Башкирская порода – мясо-молочная, это полудикие лошади, для езды на них нужна сноровка, – объясняет Артур. – Поэтому во время тура мы ездим на куда более спокойных и послушных полукровках, которых сюда привезли для экзотической национальной игры «кок-бору»: команды всадников должны как можно больше раз забросить тушу козла в казан соперника».

Внутренняя Башкирия

Лучшего места для погружения в башкирский «контекст», чем «Ирандык», и не придумать. В этно-деревне несколько домиков и юрта, баня, зарыбленный пруд и небольшая мечеть, в которой Фанис-агай лично читает азаны – призывы на молитву. Завтраки и ужины проходят под мелодичное позвякивание прикреплённых на шеи лошадей колокольчиков-ботал и состоят из традиционных блюд башкирской кухни – печёные баурсаки (колобки из теста), бешбармак (к нему обязательно подаётся корот – шарики сухого сыра, который уменьшает жирность), варёная конина и конская же печень, пироги-бэлиши, сладковатый красный творог эремсек и чак-чак (он намного крупнее татарского). Из напитков – буза (ферментированный напиток из овса, который при открывании и правда бузит, норовя извергнуться фонтаном) и, конечно же, кумыс, который я пью без остановки. «В Баймакском районе, наверное, лучший кумыс в Башкирии, – подмигивает  Артур, подливая мне очередную порцию. – Здесь много ковыля, который придаёт кобыльему молоку особый вкус. Впрочем, особо усердствовать с кумысом не стоит – справиться с ним может не каждый желудок». В «Ирандыке» я впервые в жизни попробовал парное кобылье молоко – оно совсем нежирное и сладковатое – и заложил в высокую деревянную ступу кумысную закваску: для перемешивания используется что-то типа давилки для картофеля с длинной ручкой.

IMG_6270.jpg
Воссоздание аристократического завтрака на базе «Ирандык» – один из самых забавных эпизодов экспедиции.
IMG_6183.jpg
Время на привалах измеряют не в часах или минутах, а в чашках выпитого чая из самовара.

В программе тура вообще много деталей, которые помогают узнать Башкирию с самых разных сторон. Например, в один из дней я поучаствовал в мастер-классе (увы, неудачном) по намыванию золота в одной из местных речушек – Баймакский район всегда славился его залежами – и мастер-классе (условно удачном) по стрельбе из башкирского лука. В другой раз мы остановились у старой лиственницы, на которую уже взобрался пчеловод-бортник – старинный промысел добычи дикого мёда из бортей (в нём смешаны и воск, и пыльца, и перга) сохранился лишь в Башкирии. А однажды за ужином местный житель рассказал нам о башкирском музыкальном инструменте курае – эту флейту он соорудил за полчаса из стебля уральского реброплодника. Извлекать из неё звуки невероятно сложно – для этого требуется свернуть трубочкой язык и с силой выдувать воздух, приставив курай к зубам: некоторым исполнителям даже удаётся дополнить мелодию горловым пением!

IMG_6443.jpg
Борть (дупло), из которой пчеловод-бортник извлекает дикий мёд, устроена в нескольких метрах над землёй.
IMG_6530.jpg
Полный набор инструментов пчеловода-бортника и финальный результат его работы

«Чуть помедленнее, кони», – хотелось сказать времени, которое пролетело слишком уж быстро. Мне кажется, я навсегда запомню это мерное медитативное покачивание в седле, это чувство единения с природой, вдохновенные рассказы Олега о его верховых путешествиях, ночные посиделки у костра под звёздным небом. «Теперь у тебя есть своя личная, внутренняя Башкирия – ты один из нас, – обнял меня на прощание Артур. – Так что милости просим, приезжай в любое время. Приезжай домой».

Координаты

Сезон

Тур «По следам Пржевальского» проводится несколько раз за лето.

Как добраться

Из Москвы в Уфу удобно долететь прямыми рейсами «ЮТэйр», далее – на автомобиле (трансфер входит в стоимость тура).

Бронирование

Тур можно заказать у туроператора «Урал батыр», по телефонам 7-499-623-02-41 и 7-937-500-36-99 и электронной почте aguli@mail.ru. Стоимость – 25 400 руб.

рекомендации
Ноутбук, компьютер

На что способен ASUS Zenbook Flip S? Рассказывает фотограф Иван Куринной

Звезда

Бузкаши: азиатское поло, в которое играют козлиной тушей

Москва

Огни большого города с AZIMUT Hotel Смоленская: праздник с прекрасными видами на Москву