Поиск
x
Журнал №189, июнь 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Путешествия
«Мы собрали 100 кг мусора и засадили склон травой»: волонтерство в Исландии
Наталья Кудрявцева
19 января 2017
/upload/iblock/96c/96c1fca96c750c0039571e895a823213.JPG
Фото: Наталья Кудрявцева
/upload/iblock/626/6268f9620a31469f4631ac79a80c7caf.JPG
Фото: Наталья Кудрявцева
/upload/iblock/4b5/4b5af078eb09ba546f4098cfa490ec47.JPG
Фото: Наталья Кудрявцева
/upload/iblock/1d8/1d8c243a62178abb0a091c808e389a6c.JPG
Фото: Наталья Кудрявцева
Волонтерство, как новая волна дауншифтинга, извергающийся каждые пять минут гейзер и фиолетовое поле люпинов – Наташа Кудрявцева рассказала nat-geo.ru о своей волонтерской поездке в Исландию, где царствуют природа, ручной труд и гармония с собой и всем вокруг.
Мы стояли вчетвером на вершине горы, смотрели на розовый закат над Рейкьявиком в два часа ночи и размышляли о том, как нам спускаться вниз. Было очевидно, что, если поднимались мы с горем пополам, то спускаться будет в несколько раз сложнее. Горы в Исландии кажутся пологими и невысокими. Но на самом деле, за каждой новой вершиной скрывается еще одна, и с каждым шагом подъем становится все круче и круче, что в итоге приходится карабкаться по ней на четвереньках. Пока мы собирались спуститься, образовался густой туман, такой, что было видно только соседа, даже огромная электростанция, которая была в 50 метрах от нас, скрылась в облаке. Но только мы подошли к склону, туман волшебным образом отошел и уступил нам дорогу, как в сказке, где природа помогает путникам.

Как стать волонтером

После фильма «Невероятная жизнь Уолтера Митти» и неожиданной популярности группы Sigur Ros многие захотели поехать в Исландию, холодную страну, которую 20 лет назад почти никто не рассматривал как место, куда можно отправиться в путешествие. Я уже давно хотела побывать в этой стране и не буду скрывать, что фильм про грустного фоторедактора, уставшего сидеть в офисе, сыграл свою роль. Я нашла основную в Исландии волонтерскую программу Seeds, отправила заявку и меня сразу же перенаправили в российскую организацию Aya Volunteers, с которой Seeds сотрудничают в нашей стране. От меня требовалось только мотивационное письмо, CV и небольшой пакет документов. Положительный ответ пришел уже через неделю. Я сразу купила билеты и забронировала жилье, чтобы посмотреть страну до начала проекта. Seeds создал выходец из Колумбии Оскар, который в молодости приехал в Исландию и остался здесь жить. Организация ежегодно проводит до 50 проектов по всей Исландии, куда приезжают работать люди со всего мира. Кроме краткосрочных программ, на одну из которых ездила я, есть и полугодовые истории. Это похоже на новую волну дауншифтинга, когда европейцы покидают дома, уходят с надоевшей офисной работы и едут туда, где природа, ручной труд, новые люди и гармония с собой и всем вокруг. Я уже ездила волонтером во французские Альпы два года назад, где мы восстанавливали крепостной комплекс XIX века и исследовали горы. Тогда работа была несложной, а условия отличные: маленький домик недалеко от горнолыжной деревни, 4-5 рабочих часов в день под солнцем и миллион вариантов, как развлечь себя: походы, скалолазание, парки на деревьях и тарзанки между горами. Многие считают, что раз Исландия находится так далеко от всей Европы, то туда нужна особая виза, но, к счастью, нет. Исландия входит в шенгенскую зону, поэтому туда легко попасть с открытой испанской, французской или любой другой шенгенской визой. Хотя прямых перелетов нет, билеты обойдутся не дороже билетов до Барселоны или Парижа.

Жизнь и работа в лагере

Когда мы спустились с горы к нашему дому, уставшие, но довольные, что увидели закат с высоты, мы сразу же легли спать. Надо сказать, что настоящим закатом это назвать сложно. Летом в Исландии белые ночи, но это не то же самое, что бывает в Санкт-Петербурге в июне. Темно здесь не бывает никогда. От этого у путешественников возникают проблемы со сном, потому что кажется, что за окном круглосуточно 5 часов дня, хотя на самом деле может быть уже час ночи. За это светлое лето исландцы страдают зимой: с середины ноября до середины февраля в Исландии наступает практически полярная ночь, когда светло бывает лишь несколько часов в день.
/upload/iblock/682/68295414ba3bd74093f1b0ee4a67d13d.JPG
Наталья Кудрявцева
Так как я уже ездила работать волонтером, я была готова к любым условиям. Но нам очень повезло, и наш домик оказался отапливаемым, с большими окнами по периметру (дом был в форме многоугольника), душем и туалетом внутри и плотными матрасами, на которые мы клали наши спальные мешки. Проект, который я выбрала назывался «Skalafell/Blatfoll – Hitting the slopes». Основная наша миссия заключалась в уборке и облагораживании горной территории в районе двух горнолыжных курортов недалеко от Рейкьявика. Лагерь оказался непопулярным, и вместе с кэмп-лидером нас было всего четверо. За 40 минут на машине мы добрались от Рейкьявика до нашего домика в горах. Выглядело это так, как будто мы уехали на край Земли, хотя были совсем близко к столице. Пустая проселочная дорога, один подъемник и 3 домика: наш и два хозяйственных. И больше ничего. Сначала было страшновато, но, с другой стороны, это и есть то, за чем стоит ехать в Исландию. Работа была нелегкая: так как мы жили в горах, приходилось часто спускаться и подниматься по склонам, а мусор был достаточно крупным, поэтому мы много ходили и таскали тяжести. Дискомфорта прибавляла погода, которая в Исландии меняется каждый час. В два часа дня мог пойти дождь, через час выглянуть солнце, потом начинался град, а кончалось все туманом, при этом сильный ветер не прекращался ни на минуту. Постоянно промокшие, замерзшие и грязные, мы возвращались домой в районе 4-5 вечера, обедали и засыпали. Из-за того, что нас было всего четверо, и жили мы далеко от людных мест, вечерами мы исследовали окрестности: поднимались в горы, гуляли по пустым проселочным дорогам, любовались на озера и просто смотрели по сторонам. За две недели волонтерства мы собрали около 100 килограммов мусора, покрасили два небольших домика, засадили весь склон и его окрестности травой.

Исландия летом

Иногда наш хост Гуннар, который присматривал за горнолыжной базой, где мы работали, возил нас на машине по Исландии и рассказывал про его удивительную страну. Мы побывали в долине гейзеров, некоторые из которых извергаются раз в год, другие – раз в месяц, а один – каждые 5 минут. Там же находится тот самый Geysir, в честь которого это слово стало нарицательным. Гуннар рассказал, что сейчас ледники в Исландии занимают около 13% территории, а через 300 лет они совсем растают. Совсем рядом со вторым по величине ледником Исландии Лаунгиекюдль находится огромный двухуровневый водопад Гюдльфосс невероятной красоты. В Национальном парке Тингведлир мы посмотрели, где проходит граница разлома Северо-Американской и Евразийской тектонических плит. Земля там покрыта застывшей лавой, а трещина ежегодно расширяется примерно на 2 сантиметра. Там же располагается самое большое природное озеро Исландии Тингвадлаватн с кристально чистой водой. Именно в этом парке была провозглашена независимость Исландии от Дании в 1944 году. В 180 километрах от Рейкьявика находится деревушка Вик, которая считается самым южным населенным пунктом Исландии. В Вике впечатляет залив, черный вулканический песок на побережье и базальтовые скалы Рейнисдрангар, которые по легенде раньше были троллями и окаменели от солнечного света. Здесь же в Вике я оказалась в фиолетовом поле люпинов. В Исландии они цветут весь июнь и растут повсюду.
/upload/iblock/9c4/9c48b92d4d4511eb9c5d6efa511ac168.JPG
Наталья Кудрявцева
Мы не запомнили фамилию Гуннара, но она определенно заканчивалась на «сон». Все исландские фамилии складываются из имени отца и суффикса – «son» у мужчин и «dottir» у женщин. Получается, что в одной семье у брата и сестры будут разные фамилии: например, Эйнар Гуннарсон и Йоханна Гуннардоттир. Из-за этого, кстати, многие исландцы могут не знать, кто приходится им дальним родственником, тем более при таком маленьком населении и отсутствии мигрантов. Для этого в Исландии придумали мобильное приложение, которое подсказывает молодежи, кто может быть их родственником, чтобы случайно не закрутить роман с собственным троюродным братом. Что же касается Рейкьявика, то он похож на европейские северные столицы – Копенгаген, Стокгольм и Хельсинки. Но из-за океана и гор, которые выглядывают из-за бухты, постоянно серого неба и низких облаков кажется, что это выдуманный городок Нарнии. Путешествие по Исландии чаще всего начинается именно из Рейкьявика. Большинство людей берет в аренду машину и едет по главной окружной дороге Исландии №1. Устроить путешествие на поезде не получится, потому что железных дорог здесь просто нет. Так сложилось из-за небольшой плотности населения, достаточно больших расстояний и нецелесообразности такого дорогого строительства. Жители Исландии, как и путешественники, перемещаются на машинах, самолетах и автобусах. Рейкьявик можно легко обойти за один день. Обязательно нужно посетить район Селтьярнарнес, богемную окраину города, где находится домик Бьорк. Особенность этого района в том, что он расположен в отдалении от центра и вдается в океан словно полуостров. Всюду зелень, тишина и море. Хотя, конечно, зелень, тишина и море – это и есть Исландия летом.