Поиск
x
Журнал №190, июль 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Путешествия

Нерайский остров

Текст и фотографии: Владимир Медведев
23 апреля 2013
/upload/iblock/a3f/a3f809c64dab4f2ed0565be6a220e0a8.jpg
Колонии кайр в брачный период плотно заселяют на острове Святого Ионы все открытые участки скальных склонов, обращенных в сторону Охотского моря.
Фото: Владимир Медведев
/upload/iblock/699/6998501bac3d18d880eaacd79b7de895.jpg
Красивый головной убор малой конюги – не только брачный наряд: он служит и утилитарным целям, помогая в сумерках обнаруживать препятствия на пути к гнезду.
Фото: Владимир Медведев
/upload/iblock/e8f/e8f7f96acca227a2952681fadbbbb681.jpg
Трудно представить, но на острове Святого Ионы – этом ничтожном клочке суши – живет от 3 до 4 тысяч сивучей.
Фото: Владимир Медведев
Крошечный островок в Охотском море, где нет ни хищников, ни людей, заселили самые разные птицы – их здесь больше миллиона.
Осенью 1789 года, сентября 19-го числа, фрегат «Слава России» с участниками Северо-восточной географической и астрономической экспедиции на борту покинул Охотский рейд и отправился к берегам Камчатки. Корабли и раньше проходили эту часть Охотского моря, и на проторенном пути трудно было ожидать новых географических открытий.

Поначалу казалось, что удача отвернулась от мореплавателей: второй корабль – «Доброе намерение» – был разбит волнами на песчаной косе реки Охоты, едва его спустили на воду, а «Слава России» попала в шторм. Однако опытные корабелы, начальник экспедиции флота капитан 2-го ранга Иосиф Биллингс, еще матросом ходивший в третью кругосветку с самим Джеймсом Куком, и капитан-лейтенант Гаврила Сарычев уверенно вывели фрегат в открытое море. Уже на третий день похода команда начала исполнять предписания Высочайшего указа Ее Императорского Величества Екатерины II: «Буде посредством сей экспедиции открыты будут вновь земли или острова... то по мере пользы и выгод, от таковаго приобретения ожидаемых, стараться оные присвоить скипетру российскому...» 22 сентября был открыт остров Святого Ионы – единственный удаленный от берегов остров Охотского моря. Он настолько мал, изолирован от мира и скрыт туманами, что обнаружили его так поздно и случайно.

Даже сегодня на географических картах его отыскать невероятно сложно. Зачастую его просто нет, а если он и обозначен, то его масштабное изображение во много раз превышает размеры на местности. Остров удален от «матерой земли» на 237 километров, а от северной оконечности Сахалина – на 224. Над уровнем моря он возвышается на 150 метров, в поперечнике достигает от 450 до 570 метров, а длина береговой линии не превышает двух километров.
/upload/iblock/9dd/9ddacafd5d96aa40cc6d7156990dd82c.jpg
Владимир Медведев В 1997 году остров Святого Ионы с прилегающей акваторией, общей площадью 80 тысяч гектаров, был признан памятником природы краевого значения (Хабаровский край).

Выглядит Святой Иона неприглядно – каменная скала, несколько похожая на стог сена, как заметил Сарычев. Островок постоянно окутывают холодные туманы и омывают сильные течения. Проходящие суда стараются не приближаться к этому месту и не ведут тут промысел: опасаются подводных скал и выступающих из воды кекуров. Остров неприступен, и без специального снаряжения попасть на него невозможно, кроме как через одно ущелье, куда трудно причалить. Здесь нет пресной воды, да и погода меняется по нескольку раз на дню. Но с утра – густой туман и морось, а порой шквальный ветер гонит по морю свирепые валы. Передвигаться по острову опасно из-за невероятно крутых и скользких от птичьего помета склонов. К тому же жизнь на острове омрачают несметные полчища клещей, паразитирующих на местных обитателях, и запах, который в безветренную погоду буквально выедает глаза.

Однако великолепная изоляция и недоступность для туристов этого совсем не райского местечка создали прекрасные условия для жизни морских птиц и млекопитающих. Каждый камень, каждый клочок земли здесь кем-нибудь да занят. Если на едва заметном выступе можно отложить яйцо, и оно не скатывается, выступ обязательно заселят. Трудно представить, но на крошечном островке обитают и размножаются 1,3 миллиона птиц, а на каменных пляжах, опоясывающих скалы, громогласно ревут тысячи сивучей, иначе называемых северными морскими львами. Все эти многочисленные обитатели Святого Ионы существуют благодаря обилию и доступности пищи в непосредственной близости от колоний птиц и лежбищ сивучей. Пищу – планктон – приносят холодные течения (даже в самые жаркие летние дни температура воды не поднимается выше +2,5°С).

Здесь нет хищников, а человек так редко посещает этот уголок, что на птицах его визиты никак не отражаются. Они его даже не боятся, просто сторонятся, чтобы объект большого размера проследовал мимо. А если опуститься на колени и не спеша двигаться в сторону какой-нибудь птицы, то она позволит приблизиться к себе вплотную.

Один из примечательных местных видов – малая конюга. Ее вполне можно считать символом и эмблемой острова Святого Ионы. Обитает она и на других тихоокеанских островах Северного полушария, но везде, как на Командорских островах, так и на Алеутских, ведет сумеречный и ночной образ жизни. И только здесь (и на Курилах) малая конюга активна днем, и все таинства брачных обрядов этой очень подвижной птицы разворачиваются на глазах. Из всех морских птиц здешних широт она, пожалуй, самая забавная, а особую привлекательность ей придают семь длинных пучков перьев на голове. Длина перьев меняется от особи к особи, придавая каждой птице индивидуальность. Когда ветер ерошит головной убор конюге, выглядит она просто уморительно. А утром, когда птицы возвращаются с кормежки в море, начинают ухаживать друг за другом и петь серенады любви, глаз оторвать от них вообще невозможно.
/upload/iblock/684/684becc62c866405d674cddd726f03f0.jpg
Владимир Медведев Брачный плюмаж малой конюги развевается на морском ветру, а пара не желает расставаться.

Удивительно, но на Святом Ионе вполне уживаются три вида конюг. Помимо малой здесь водятся большая конюга, с «чубчиком» из черных перьев, и конюга-крошка. У крошки головной убор – белый, как у малой конюги, но она заметно меньше размером и является самым маленьким представителем семейства чистиковых (до 86 граммов). На рассвете, когда птицы особенно активны, на одном камне можно увидеть представителей сразу всех трех видов. К полудню большинство конюг собираются в плотные стаи и с криками, похожими на лай маленьких собачек, шумно хлопая крыльями, улетают в открытое море. Там они ныряют, плавают под водой и заглатывают разных планктонных рачков. Вечером, когда птицы возвращаются, их зобы и особые шейные мешки полны рачков, которыми они питаются и кормят птенцов. Благодаря разнице в выборе основного типа корма, виды конюг не соперничают друг с другом.

Растительный мир Святого Ионы очень беден и представлен только двумя видами высших растений – колосняком мягким и дудником Гмелина. Скальные полуниши, поросшие этими травами, облюбовали для гнездовий глупыши. Свое название птицы из семейства буревестниковых получили из-за доверчивости к человеку. Впрочем, не так уж они беззащитны. Если вы случайно окажетесь рядом с гнездом глупышей – а обойти их просто невозможно, – то хозяева вас обязательно атакуют. С расстояния в метр-полтора они высовывают голову из-под кочки и выстреливают маслянистой жидкостью с резким, неприятным запахом и остатками полупереваренной пищи. Так они защищают гнезда от непрошеных гостей. Верхнюю одежду после работы на Ионе приходится выбрасывать. Свои запасы пищи и «боеприпасов» глупыши пополняют в открытом море. Там на бреющем полете над самыми волнами они не столько высматривают, сколько вынюхивают головоногих моллюсков и рыбу.

Самые многочисленные пернатые острова – два вида кайр: тонкоклювая и толстоклювая. Они составляют 90 процентов местного птичьего населения. Почти все открытые места, лишенные растительности, заняты кайрами, плотно сидящими друг подле друга. С начала периода размножения, когда разворачивается борьба за гнездовье, тихое место превращается в большой шумный город. Кайры пребывают в постоянном движении: часть колонии улетает в море на поиски мелкой рыбешки или креветок, а часть уже возвращается домой с кормом для своих партнеров и чад. Тут же несколько соседей обступают добытчиков, пытаясь их ограбить, – так обычно поступают молодые особи.

Но это еще не все беды скученной колониальной жизни. Поскольку кайр очень много, а яйца и птенцов им прятать негде, даровая добыча – это, конечно, – огромный соблазн для пиратских налетов тихоокеанских чаек. Хищничество со стороны крупных чаек – достаточно распространенное явление на Святом Ионе. Действуют крылатые разбойницы, как правило, слаженной группой. Одни чайки отвлекают хозяев гнезда, и, как только кайра потеряет бдительность, другие пираты тут же атакуют – крадут яйца и птенцов. Единственный потомок пары кайр, о котором они заботились многие дни, оказывается растерзанным...

А внизу, под птичьими базарами, кипит своя жизнь: каждая маленькая бухта, каждая небольшая скала, грот или терраса занята сивучами. Некоторые самцы ухитряются влезть на отвесный утес высотой с трехэтажный дом. Главные события разворачиваются на лежбище, которое занимает всего три процента островной площади, но узкой прерывистой полосой тянется вокруг всего острова. Поэтому первыми вас встречают на Святом Ионе и провожают в обратный путь сивучи.
/upload/iblock/e90/e9095f57c22bbcdfcfb795da259988fd.jpg
Владимир Медведев У сивучей, или северных морских львов, самого крупного вида среди ушастых тюленей, распространены гаремы. Но отношения партнеров очень нежные.

Все лежбище плотно набито рыжими телами. Непрестанное рычание тюленей заглушает даже шум морских волн. Лежбище поделено между крупными самцами-секачами на участки, невидимые границы которых известны только хозяевам. Все попытки других самцов прорваться на чей-то личный участок и завладеть чужими самками жестко пресекаются. Целостность границ для секача – это закон, и тому, кто его нарушит, не поздоровится. А самцы здесь огромные, длина некоторых превышает 4 метра, да и масса – больше тонны. Телосложением они отличаются грузным: на мощном корпусе сидит крупная голова с короткой, широкой мордой и вздернутым носом; вся шкура исполосована шрамами, полученными в борьбе за территорию и самок. Холостые самцы, не участвующие в размножении, постоянно бороздят холодные воды вокруг острова. Среди них встречаются и те, которые пытались отбить себе участок лежбища, но не выдержали жестокого боя за право обладания гаремом. На их тела смотреть без содрогания невозможно: сплошная кровоточащая рана. Так распорядилась природа: слабейшим нет места под чуть греющим солнцем.

У хозяев лежбищ появляются на свет детеныши. Хотя каждая самка приносит только одного щенка в год, благодаря гаремному строю ежегодно на Святом Ионе рождается около полутора тысяч сивучат. Так что общая численность вида на острове Святого Ионы (а также на Курилах) постепенно растет.

Лето с промозглыми дождями и густыми туманами скоро закончится. Пролетит ураганными штормами короткая осень. Все живое покинет осиротевший остров, а он, оглохший от птичьего гомона и звериного рыка, оденется в ледяной панцирь и на четыре месяца оцепенеет. Птицы и сивучи откочевывают южнее, ближе к Сахалину, Курильским островам и Японии. Именно в это время их жизнь особенно подвержена опасностям: рыболовные сети, в которые попадают сивучи; косатки, преследующие молодняк; усиливающееся влияние нефтедобытчиков на востоке Сахалина и многое другое. Но хочется верить, что каждую весну обитатели острова Святого Ионы будут возвращаться сюда, чтобы продолжить свой род. Для этого есть два главных условия – недоступность острова и обилие пищи.