Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
National Geographic №194, ноябрь 2019
National Geographic Traveler №72, ноябрь 2019 – январь 2020
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
National Geographic Traveler

12 достопримечательностей, которые скоро могут исчезнуть

Иван Васин, Дарья Судакова, Ольга Яковина
10 марта 2019
/upload/iblock/7ed/7ed909a74a1fdee9ca9313e88db6dbe8.jpg
Солончак Уюни
Фото: Sergio Ballivian / GETTY IMAGES

Пока они ещё есть на карте мира, но все эти архитектурные памятники, древние традиции и чудеса природы находятся на грани исчезновения.

Солончак Уюни, Боливия

10 000 кв. км соляных пустынь – наследие далёкой экологической катастрофы (в доисторические времена здесь были озёра). Но сегодня уже и этим фотогеничным местам грозит исчезновение. Всё прозаично: сверкающая соляная корка скрывает под собой колоссальные залежи лития. Правительство Боливии возлагает серьёзные надежды на эти месторождения, ведь их разработка может превратить беднейшую страну Южной Америки в «Саудовскую Аравию эры электромобилей». Несколько крупных иностранных инвесторов уже заинтересовались разработками, на 2019 год запланировано строительство новых масштабных производств по добыче лития. Единственное, что сдерживает инвесторов, – коррупция и страх национализации производства без объяснений причин. Но если правительство Боливии всё же начнёт играть по правилам, количество инвестиций неизбежно увеличится, и космические ландшафты Уюни уступят место куда менее живописным индустриальным пейзажам.

Как добраться:

Из России в Боготу с пересадками летают Air France, Lufthansa (lufthansa.com), KLM (klm.com). Из Боготы в Ла-Пас 3 часа 40 минут рейсом Avianca (avianca.com). Далее на автомобиле из Ла-Паса – 6–8 часов, также ходят автобусы из Оруро, Потоси и того же Ла-Паса. Из Ла-Паса летают местные авиалинии (boa.bo, amaszonas.com), в полёте – 1 час.

Мальдивы

/upload/iblock/721/7213b69cf74d86c738f4bdff30b00ef5.jpg
Justin Nicholas Подводная резиденция на Мальдивах

Если прогнозы относительно глобального потепления и повышения уровня Мирового океана оправдаются, Мальдивы исчезнут с лица земли одними из первых – им много не надо. 1192 коралловых острова едва поднимаются над водой: высочайшая точка архипелага – всего 2,4 м. Процесс уже пошёл, и учёные спорят лишь о том, сколько времени он может занять: оптимисты говорят про сотню лет, пессимисты – про 30. На Мальдивах к этим прогнозам относятся серьёзно и даже создали фонд по сбору средств на покупку земли для Новых Мальдив, когда ситуация станет критической. А лучшие здешние отели переходят на формат земноводных. Например, в Conrad Maldives Rangali Island (conradmaldives.com) в 2005 году открыли первый в мире подводный ресторан Ithaa Undersea, а в конце 2018 года – первую резиденцию с подводными комнатами. Они находятся на глубине 5 м, сквозь прозрачные стены видна вся жизнь кораллового рифа – столь увлекательная, что и апокалипсис может пройти незамеченным.

Как добраться:

Прямые рейсы – «Аэрофлот» (aeroflot.ru) и S7 (s7.ru), в сезон летают чартеры, в пути – около 8 часов. Из аэропорта в отели гостей доставляют на катерах или гидросамолётах. 

Национальный парк Глейшер, США

«Корона континента» – так называют этот красивый заповедник на границе США и Канады, ведь образующиеся тут реки, пройдя длинный путь, впадают в Тихий океан, Мексиканский и Гудзонов заливы. Здесь свыше 700 озёр, десятки водопадов и множество живописных троп для хайкинга и трекинга, на которых можно увидеть диких лосей, горных коз и медведей гризли. К сожалению, давшие название парку многочисленные глетчеры, оставшиеся в его горах со времён ледникового периода, уже давно отступают и съёживаются угрожающими темпами – когда-то их было 150, теперь осталось 25 и, по прогнозам специалистов, через 10–15 лет может не остаться ни одного.

Как добраться:

До макушки штата Монтана путь неблизкий. Лететь придётся с двумя пересадками через Лос-Анджелес (aeroflot.ru) и Сиэтл (alaskaair.com) в городок Калиспелл. От него до парка меньше часа на машине.

Ледникам Килиманджаро в Танзании учёные отводят максимум 15–20 лет – за последний век исчезло уже более 85% их площади. А льды Гренландии и Арктики тают в два раза быстрее, чем в других местах на планете. Длина альпийского ледника Мер-де-Глас над французским курортом Шамони сокращается примерно на 40 метров в год. Уменьшается и толщина: только за последние 20 лет он похудел на 80 метров.

/upload/iblock/e42/e4239e56e988a45000fed6b88bf66c26.jpg
Район Авлабар, Тбилиси, Грузия
Фото: SeregaYu / ShutterStock / Vostock Photo
/upload/iblock/37a/37aa949b034988441b0ab90c0a8e5e41.jpg
Национальный парк Глейшер, США
Фото: Maurizio Rellini / SIME / Vostock Photo

Район Авлабар. Тбилиси, Грузия. 

У одного из самых колоритных кварталов Тбилиси, расположившегося на левом берегу Куры, драматичная история. В своё время грузинские власти решили сделать из Авлабара фешенебельный район, но жители отказались продавать свои дома (по другой версии, попросили такую цену, что в правительстве поперхнулись). Тогда район просто объявили историческим достоянием. И теперь местным семьям нужно самим восстанавливать памятники архитектуры, в которых располагаются их квартиры. Новое строительство, ремонт без специального разрешения и даже стеклопакеты в окнах – всё это под запретом (который, впрочем, иногда нарушается). Так что старинные постройки с деревянными галереями и резными дверями постепенно превращаются в руины. Но жители не теряют надежды, что однажды ситуация изменится и они наконец смогут построить на месте живописных развалин новые дома. В любом случае Авлабар в том виде, в каком он полюбился пользователям инстаграма, через некоторое время прикажет долго жить.

Как добраться:

Регулярные рейсы в Тбилиси из Москвы – «Aэрофлот», S7, Georgian Airways (georgian-airways.com).

По мере того как Китай переживает своё экономическое чудо, пекинские хутуны – остатки средневековой городской застройки – уходят в прошлое. Томские памятники деревянного зодчества конца XIX – начала XX века разрушаются, а те, что проходят реконструкцию, иной раз предстают в неузнаваемом виде. исторические портовые районы Ливерпуля сейчас активно перестраиваются.

Мертвое море, Израиль/Иордания 

/upload/iblock/92b/92b89cc924d210c2a0011b648d155b36.jpg
Max Shen / Getty Images Мертвое море

Солёное море-озеро находится в самой низкой точке планеты (примерно -430 м). Его назвали Мёртвым из-за несовместимой с какой бы то ни было жизнью концентрации соли, которая может достигать 350 промилле. Но сейчас оно действительно умирает в прямом смысле слова – каждый год уровень воды опускается примерно на метр. На берегах образуются карстовые воронки, в которые проваливаются дороги и целые дома. Вода уходит в первую очередь из-за обмеления реки Иордан и её притоков, перекрытых плотинами. Многие учёные предполагают, что окончательно Мёртвое море не исчезнет – в какой-то момент количество испаряемой воды совпадёт с количеством поступающей влаги. Но случится это не раньше, чем озеро уменьшится ещё как минимум на треть. И в этом случае здешняя хрупкая экосистема будет безвозвратно утрачена – исчезнут пляжи и оазисы, питаемые родниками на берегу.

Как добраться:

Из Москвы в Тель-Авив рейсом «Аэрофлота» или El Al (elal.com). Из Тель-Авива, Иерусалима и Эйлата ходят пассажирские автобусы и туристические шаттлы. Со стороны Иордании: до Аммана летает компания S7, далее – на такси.

Площадь Озера Чад в Центральной Африке когда-то достигала почти 18 000 кв. км, но за последние 35 лет сократилась почти до 1500 кв. км – сыграли роль и изменение климата, и строительство плотин. Солёное озеро Урмия в Иране, когда-то крупнейшее в Средней Азии, за 30 лет уменьшилось на 80%.

Большой барьерный риф, Австралия

GettyImages-888840754.jpg
(Фото: Kevin Boutwell / Getty Images)

Большой Барьерный риф – самая протяжённая коралловая гряда в мире, крупнейший на планете живой организм и объект ЮНЕСКО. Его длина – почти 2600 км, площадь – порядка 344 400 кв. км, состав – около 2900 рифов и 900 островков. Сегодня риф почти не защищён от тропических ураганов, загрязнения и особенно обесцвечивания, вызванного глобальным потеплением и повышением кислотности воды – из-за этого колонии кораллов прекращают рост, становятся хрупкими и быстрее разрушаются волнами. Если ничего не изменится, то точка невозврата для рифа наступит уже в 2030 году.

Как добраться:

Рейсами Singapore Airlines (singaporeair.com) через Сингапур до австралийского Кэрнса, «ворот» Большого Барьерного рифа. Осматривать коралловые кущи можно во время дайв-туров, круизов на лодках с прозрачным дном и экскурсий на лёгких самолётах.

Венеция, Италия

/upload/iblock/923/9234ab731e352ecc363db7eea51efb4c.jpg

Вода прославила этот город, и вода же медленно его убивает. Словно сказочный Китеж, Венеция идёт ко дну – примерно на 5 мм каждый год. К наводнениям здесь давно привыкли – «аква альта» случается всякий раз, когда сильный ветер гонит на город волны из лагуны, поднимая уровень воды в каналах. Но затопления стали чаще и сильнее – учёные винят в этом глобальное потепление. По самым мрачным прогнозам, уже через 10 лет заливать Венецию по самые уши будет не четыре раза в год, а дважды в день – с каждым приливом, а к 2100 году от неё останется только мокрое место. Спасти город пытаются при помощи системы мобильных шлюзов MOSE – работы над ней велись больше 20 лет, но в 2019 году она должна наконец заработать. Что, впрочем, лишь отсрочит печальный конец. 

Самая серьёзная проблема Венеции – не подъём Мирового океана, а эрозия. Солёная вода подмывает фундаменты, волны стачивают деревянные сваи, а сырость разъедает штукатурку и крошит кирпич. Наиболее ценные памятники архитектуры пытаются укреплять титановыми подпорками, но сделать так со всеми зданиями города невозможно, и однажды они рухнут, как кампанила собора Св. Марка в 1902 году (сегодня на площади стоит её копия). Но пока ещё старинные палаццо достаточно крепки, чтобы в них можно было селиться без опаски. 

Большинство зданий в историческом центре сданы под отели и апартаменты, и это ещё один повод говорить об исчезновении Венеции, которая почти лишилась жителей и превратилась в красивую декорацию для туристов. Настоящая жизнь сохранилась в стороне от Дворца дожей и моста Риальто – например, в районе Каннареджо на северной окраине. Хотя отели-палаццо есть и здесь – в частности, Grand Hotel Dei Dogi (dahotels.com/grand-hotel-dei-dogi-venezia) с пятивековой историей и самым большим в Венеции частным садом (более 2000 кв. м). Идеальная точка, чтобы избежать туристических толп и увидеть настоящую Венецию, пока это ещё возможно.

Как добраться:

Прямые рейсы есть у «Аэрофлота», из аэропорта в город удобнее всего добираться на водном трамвайчике вапоретто.

Мечети Томбукту, Мали

/upload/iblock/2b0/2b01da4f65235b0349f686ff415a1a7f.jpg
DemarK / ShutterStock / Vostock Photo

На самом деле Томбукту – вовсе не бухта, а небольшой городок, расположенный на самом краю Сахары. Основанный в XII веке туарегами-кочевниками, он был отправной точкой для караванных маршрутов и исламским центром просвещения. Лучше всего здесь сохранился глинобитный Старый город с древнейшими в Западной Африке мечетями в сахельском стиле. Например, соборная мечеть Джингеребер датируется XIV столетием, а мечеть Сиди-Яхья и мечеть Санкоре, служившая одним из самых больших в мусульманском мире теологических центров, – XV веком. В Томбукту хранится немало древних манускриптов, содержащих религиозные, исторические и научные тексты, – из-за своего почтенного возраста они способны в любую минуту рассыпаться в пыль. Та же участь грозит и самим глиняным мечетям, которые оплывают и распадаются на части из-за воздействия солнца, ветра и дождей.

Как добраться:

Рейсами Air France (airfrance.ru) через Париж до Бамако, столицы Мали. Дорога на автомобиле из Бамако в Томбукту занимает около 16 часов.

Великая Китайская стена разрушается из-за эрозии, наплыва туристов и разворовывания кирпичей – около трети уже исчезло. Стены уникальных глиняных многоэтажек в Шибаме страдают от паводков и циклонов, из-за неспокойной обстановки в йемене их почти не восстанавливают. 600 лет назад Чан-Чан в северном Перу был самым большим глинобитным городом мира, а сегодня его размывает ливнями, вызванными глобальным потеплением.

Деревянное зодчество

Архангельская область, Россия

/upload/iblock/850/85011ce915eaf54706cba00bafca0d6d.jpg

Деревянные кружева Русского Севера точит самый серьёзный жучок – время. Многие из храмов и часовен ХVI–ХVII веков находятся в труднодоступных и обезлюдевших поселениях, где нет возможности не только заниматься восстановлением памятников, но даже защитить их от вандалов. Впрочем, есть и такие места, куда можно доехать на автомобиле и увидеть эту исчезающую красоту. В окрестностях Каргополя на левом берегу Онеги протянулось целое ожерелье таких церквей. Они сохранились в сёлах Большая Шалга, Лядины и Саунино, но, пожалуй, одна из самых легкодоступных и живописных – Сретено-Михайловская церковь, построенная в 1665 году. Храм-призрак стоит в опустевшем посёлке Красная Ляга (когда-то он состоял из шести деревень, где жили почти 200 человек). Открыт сбор средств на реконструкцию памятника, но пока церковь продолжает разрушаться. Неподалёку находится другое интересное место – Кучепалда, вымершая деревня с уникальным расположением домов, выстроенных по кругу рядом с высохшим озером.

Как добраться:

До станции Няндома на поезде (из Москвы около 20 часов), откуда до Каргополя 80 км на автомобиле. Из Каргополя до Красной Ляги – примерно 25 км. На автомобиле из Москвы – около 845 км.

Арка Легзиры, Марокко

На средиземноморском и атлантическом побережьях королевства множество широких и красивых пляжей, но ни один из них не может сравниться с Легзирой. Восьмикилометровую полосу песка между южными городками Мирлеф и Сиди-Ифни давно облюбовали сёрферы, парапланеристы и фотографы. Особенным этот пляж делали две огромные арки из песчаника цвета охры, образованные многолетней эрозией. Долгие годы волны, ветер и дожди грызли камень и наконец догрызли – около двух лет назад из-за приливов и отливов уже обрушилась одна из арок. Вторая, более крупная, ещё стоит, но сколько она продержится – никто не знает, ведь климат в этих краях становится всё более засушливым, и на скале уже могли появиться трещины.

Как добраться:

Удобнее всего лететь до Агадира рейсами Royal Air Maroc (royalairmaroc.com) через Касабланку. От Агадира до Мирлефа около трёх часов езды на машине.

Известняковые скалы 12 Апостолов у южного побережья Австралии разъедаются штормами, их основания становятся тоньше на 2 см в год. Сейчас осталось лишь 8 скал – девятая обрушилась в 2005 году. Края меловых утёсов Севен-Систерс в Англии постепенно отслаиваются и осыпаются на пляж Ла-Манша – здесь зафиксирована самая большая в стране береговая эрозия. Карстовый Каменный лес Шилинь в Китае разрушается от эрозии и кислотных дождей, вызванных повышением концентрации углекислого газа в атмосфере.

/upload/iblock/924/924c95fb490677e7490603293d982e21.jpg
Племя мурси из долины Омо
Фото: Иван Васин
/upload/iblock/5ca/5ca5f2110401e4af560206b3ef4a8b8b.jpg
Арга Легзиры, Марокко
Фото: Zoonar/Konstantin Ka / age / EAST NEWS

Племена долины Омо, Эфиопия

Низовья долины Омо недаром входят в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Здесь и уникальная природа, и археологические находки, и местные племена с их особым укладом жизни. Наиболее известно колоритное племя мурси, женщины которого украшают нижнюю губу круглыми глиняными пластинами. Вероятно, исконный образ жизни мурси в ближайшее десятилетие исчезнет полностью, а некогда воинственные и столь непохожие на других люди будут надевать свои удивительные наряды только для развлечения заезжих иностранцев. Причины – развитие туризма и последствия строительства плотины Gibe III выше по течению реки Омо. Сегодня заниматься сельским хозяйством стало сложно, так как река уже не разливается в прежних масштабах, а на территории, где раньше проходили стада, теперь появляются защищаемые от хозяйственной деятельности национальные парки.

Как добраться:

Из Москвы в Аддис-Абебу прямым рейсом Ethiopian Airlines (ethiopianairlines.com) лететь 7,5 часа, затем внутренний рейс из Аддис-Абебы до аэропорта Арба-Мынча той же авиакомпании, дальше на джипе – в городок Джинка. Земли мурси начинаются примерно в 60 км от Джинки.

Исчезает азиатская профессия ныряльщицы – пожилых «женщин моря» (в Японии их называют ама, в Южной Корее – хэнью) остались единицы. В деревнях Черноморского региона Турции живут, возможно, последние люди, использующие для общения язык свиста. На популярном перуанском пляже Уанчако всё сложнее найти рыбаков, плетущих лодки из тростника по дедовским технологиям.

Сельва Амазонки, Бразилия

/upload/iblock/c29/c291bf4321c5d0ed3d64b640fccc09fd.jpg
FG Trade / GETTY IMAGES

Экваториальная сельва в Южной Америке – крупнейший в мире дождевой лес, лёгкие нашей планеты и родной дом как минимум для 16 000 видов деревьев и около 20% всех видов птиц. Территорию сельвы – более 5 500 000 кв. км – делят между собой Боливия, Колумбия, Эквадор, Перу, Венесуэла, Гайана, Суринам и Бразилия, на которую приходится почти половина площади. Несмотря на свои гигантские размеры, бассейн Амазонки уже потерял десятую часть лесов с 1960-х годов. Ряд исследователей опасается, что через 15 лет исчезнет ещё 30% от оставшегося массива, и если так и дальше пойдёт, то через 50 лет от сельвы не останется и следа. Всему виной вырубка, добыча полезных ископаемых (особенно бокситов), пожары (за период с 1999 по 2010 год они уничтожили 3% деревьев) и всё то же глобальное потепление, которое вызывает длительные засухи.

Как добраться:

Любоваться сельвой Амазонки лучше с борта одного из круизных судов, стартующих в бразильском Манаусе. Долететь до него можно рейсами TAP Air Portugal (flytap.com) с пересадкой в Лиссабоне и Рио-де-Жанейро.

Половина лесов Борнео (остров делят между собой Малайзия и Индонезия) уже погибли или были выруб­лены, чтобы освободить место для плантаций масличной пальмы и гевеи, а также добычи ископаемых. К 2020 году первозданного леса за пределами охраняемых территорий уже не останется. Из-за глобального потепления может исчезнуть до 90% древовидной юкки в американском национальном парке Джошуа-Три. Реликтовый Самурский лиановый лес в Дагестане деградирует и может погибнуть уже в ближайшее время вследствие антропогенного фактора: из-за использования воды из реки Самур для нужд городов.