Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №191, август 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
National Geographic Traveler

Игра на повышение: восхождение на Килиманджаро

Текст и фото: Иван Васин
22 ноября 2018
/upload/iblock/0ee/0ee687f1d35515a90f86808ebec9e4f8.jpg
Тропа к выходу из национального парка Килиманджаро – воротам Мвека – проходит через тропичес­кий лес.
/upload/iblock/bb7/bb787fb5d5afc626caeaf935b74e59ac.jpg
В национальном парке Килиманджаро можно увидеть множество редких растений.

Восхождение на Килиманджаро в сезон дождей может показаться безрассудной авантюрой. Однако только в это время на вершине легендарного вулкана можно увидеть знаменитые снега. И прогуляться по «крыше Африки» почти в полном одиночестве.


Таинственный лес

«Поле-поле, – улыбается наш гид Чомбо, когда я пытаюсь обогнать его на повороте. – Поле-поле». В переводе с суахили это означает «медленно». 46-летний Чомбо даже говорит не торопясь, веско и с расстановкой. Один из самых опытных горных проводников Танзании, он побывал на Килиманджаро раз триста и точно знает, какой нужно держать темп. И как успокаивать нетерпеливых иностранцев. Мы идём через дождевой лес, хотя в нашем случае его можно назвать ливневым – подножие горы плотно укутано набрякшими тучами, которые выливают на нас, кажется, все осадки мира. Но из-за близости к экватору не холодно, так что падающие за шиворот капли даже не вызывают мурашек.

На Килиманджаро запрещено подниматься самостоятельно – только в составе организованной экспедиции. Что совсем неплохо, ведь все технические моменты берёт на себя принимающая сторона. На каждого туриста полагается по три портера, которые несут на головах его багаж, палатки, матрасы, припасы и всё прочее. Кроме них в составе «делегации» – гид, его ассистенты, повар и официант (повар не подаёт и не моет посуду). Первыми из лагеря уходят туристы, но команда каждый раз умудряется обогнать группу и к её приходу установить палатки и сварганить обед или ужин.

/upload/iblock/5f2/5f265b7bef24ae9645f143d5ecefc3cb.jpg
Птицы в лагерях чувствуют себя как дома и выклянчивают еду у туристов.

«Чтобы стать гидом, нужно несколько лет отслужить портером, затем официантом, поваром, – рассказывает Чомбо. – Только потом, после курса обучения в национальном парке повышают до ассистента гида. Гид – вершина карьеры, и на её покорение уходит 5–7 лет. Тут, как и для вашего восхождения, тоже не нужна спешка».

Для серьёзных походов в горы самое важное – акклиматизация, именно из-за неё наш тур растянут на восемь дней. Когда подъём идёт постепенно, организм успевает привыкнуть к нагрузкам и понижающемуся уровню кислорода. К тому же больше времени остаётся на то, чтобы полюбоваться на проступающие из тумана красоты: усыпанные капельками дождя громадные папоротники, укутанные мхом и закрученные штопором стволы деревьев, тугие узлы лиан, развевающиеся на ветру седые лишайники «борода старика».

Трудности перехода

«Видишь там вдалеке вулкан? – Чомбо показывает палкой на прорвавшую одеяло туч тёмную пирамиду. – Это Меру. Его высота – около четырёх с половиной километров, поэтому восхождение на Меру часто используют как разогревающую тренировку перед Килиманджаро. Вернее, раньше использовали – сейчас же все торопятся, ни у кого нет времени, чтобы делать правильно». Большинство людей отводят на подъём дней пять-шесть: по-быстрому покорить пик и отправиться восвояси. И забывают про горную болезнь. Да ещё и пьют мало воды – а нужно 3–4 литра ежедневно, без учёта чая и кофе. При такой «аварийной» акклиматизации велик шанс попасть не на вершину, а на больничную койку. «Недавно поднимался крепкий 29-летний австралиец, – делает серьёзное лицо Чомбо. – Голова у него заболела уже на трёх километрах. А во время штурма пика, на отметке 5500 м ему стало совсем плохо. Замерили уровень кислорода в крови – 64%, очень мало. Дали подышать из баллона, быстро переместили в базовый лагерь, но и это не помогло, пришлось отправлять в больницу вертолётом».

/upload/iblock/15a/15af9d027578ec49ca59406916b6240d.jpg
По традиции проходящие по маршруту туристы складывают камни вдоль тропы в пирамидки.

5895-метровый Ухуру – главный пик Килиманджаро и высочайшая точка Африки. А сам вулкан – наиболее крупная отдельно стоящая гора планеты, объект Всемирного наследия ЮНЕСКО и национальный парк. Тут четыре климатические зоны – влажный лес (1800–2800 м), широкие вересковые пустоши (2800–4000 м), высокогорная лавовая пустыня (4000–5000 м) и пик Ухуру с ледниками, кратером и фумаролами (5000–5895 м).

Для восхождения на пик есть семь официальных маршрутов. Почти половина туристов идёт по южной тропе Мачаме. В высокий сезон в лагерях бывает до сотни иностранцев – прибавьте к ним сопровождающие команды и получите настоящий табор. «Летом мы рекомендуем брать с собой беруши, – смеётся помощник гида Шабани. – Портеры любят болтать вечерами, а в палатках всё слышно и спать невозможно». Марангу – второй по популярности маршрут, его ещё называют «Кока-кола», потому что когда-то местные торговали газировкой прямо на тропе. Это самый лёгкий путь и единственный, при котором возможны ночёвки в горных приютах, а не в палатках. В северных областях Килиманджаро суше, чем на юге, диковинного леса на подъёме и спуске не увидеть, зато и людей там встречается намного меньше. Девятидневный Северный траверс – самый долгий путь на гору, он огибает Килиманджаро- со -стороны -Кении. А золотая середина – наш маршрут Лемошо: людей здесь немного, сложность восхождения оптимальная, достаточно времени для адаптации к высотам, а окружающие ландшафты – один другого лучше. «Лемошо – это поа-поа, – ухмыляется Чомбо, щурясь на выглянувшее из-за облаков солнце. – То есть круто-круто».

На четвёртый день, пройдя обширное плато Шира и миновав Башню лавы, похожую на окаменевший акулий зуб, мы попадаем в затерянный мир долины Барранко. Слева – отвесная стена, на которую -нахлобучена тяжёлая шапка пика Ухуру, справа – груды щебня, среди них низвергаются водопады и растут странные деревья-канделябры – что-то среднее между пальмой и кактусом. «Это древовидный крестовник, вон там его целая аллея, – поясняет Чомбо. – А похожее на ананас на ножке пушистое растение – гигантская лобелия. Всё это местные эндемики». Того и гляди, над головой на бреющем полёте пронесётся птеродактиль и вдалеке раздастся рык тирекса.

/upload/iblock/3f9/3f9fa8b73ffa4736302c740c4ee27fb9.jpg
Высокогорный древовидный крестовник вокруг лагеря Барранко.

Снега Килиманджаро

Последний раз мы устанавливаем палатку в лагере Барафу на отметке 4600 м. Впереди кульминация восхождения на Килиманджаро – штурм пика Ухуру. Предшествующая акклиматизация всё равно до конца не подготовит вас ни к физической усталости на такой высоте, ни к новым ощущениям. И к головокружительным видам тоже.

Выход из лагеря – в полночь. Если на протяжении всего пути можно было идти в хайкинговых кроссовках, то здесь уже необходимы горные ботинки. И тёплая одежда – горнолыжные штаны, пуховик, термобельё, шапка и перчатки, ведь по ночам температура опускается ниже нуля, а на вершине и вовсе до -15 °C. Выходят в темноте не для того, чтобы встретить рассвет, а из-за крутого подъёма по каменистой осыпи. Или по снегу – иногда ночью тропа подмерзает и твердеет, что облегчает подъём.

Нам как раз достаётся снег. Но даже по нему с нашей черепашьей скоростью до вершины идти часов восемь. Становится легче, когда настраиваешься на какой-то особый лад, почти медитацию. За бортом метель, но не холодно. Ступать тяжело, но силы не убавляются. Кислорода всё меньше, но дыхание не сбивается. Кажется, перед глазами мельтешат светлячки, но потом понимаешь, что это фонарики впереди идущих. Через два часа из-за облаков выглядывает полная луна и заливает вертикальные снежные поля призрачным, потусторонним светом. Со временем небо очищается настолько, что становятся видны огни города внизу. Несмотря на ранний час, они разгораются всё ярче – и уже ясно, что никакие это не огни, а рассвет, так что пора взять себя в руки и прибавить шагу.

Последная веха на пути – точка Стелла-пойнт, после которой уклон уже незначительный. Но я всё равно чувствую себя болтающимся на ветру воздушным шариком – с ватой вместо ног и газом вместо мыслей. «Как пьяный идёшь», – ворчит Чомбо. Да уж, на поворотах пошатывает и заносит, одна трекинговая палка уже согнулась от неловкого движения, ботинки кажутся колодками каторжника.

Последние два километра даются особенно тяжело – потому что уже не понимаешь, что происходит и где ты находишься. Но вот и знаменитые ледники, которые скоро могут растаять без остатка, и тот самый знак пика Ухуру – сколько же раз я видел его на фотографиях! «В обычное время сюда стоит очередь сделать селфи, а сейчас посмотри – мы одни!» – сообщает Шабани. Можно провести на вершине сколько угодно времени. Вернее, целых полчаса – больше не рекомендуют, всё-таки почти 6000 м над уровнем моря.

Хотя даже полчаса на самой высокой точке Африки запоминаются на всю жизнь. Так же как и весёлый спуск на попе: полы пуховика работают как ледянка, ботинки – как тормоза. Это ещё один плюс сезона дождей – единственного времени года, когда с Килиманджаро можно съехать на пятой точке, хохоча и оглашая окрестности нестройными йодлями.

/upload/iblock/dac/dac110db214dca64446d46459bf33e00.jpg
С вершины Килиманджаро можно увидеть древние ледники, но, чтобы добраться до них, придётся потратить много времени и сил.
/upload/iblock/b29/b2928b65b5537665e5f35016a3bdf2b2.jpg
Знак высочайшей вершины Африки на пике Ухуру

Координаты

Как добраться

До расположенного на севере Танзании Международного аэропорта Килиманджаро можно добраться рейсами flydubai (flydubai.com) с пересадкой в Дубае – а заодно и разбавить путешествие стоповером в этом главном мегаполисе Ближнего Востока. Если выберете короткую стыковку, то в терминале у авиакомпании есть удобный лаундж.

Виза

При поездке на срок до 90 дней ставится в аэропорту за $50.

Сезон

На Килиманджаро обычно восходят с января по март и с июня по октябрь. Но если хотите избежать толп, приезжайте в сезон дождей – это апрель и май.

Восхождение

Подъём на Килиманджаро имеет смысл заказывать у местного туроператора – например, у Zara Tours (zaratours.com), компания занимается их организацией уже более 20 лет. Одну ночь по прилёте участники восхождения проводят в принадлежащем Zara Tours отеле Springlands в городке Моши, здесь же можно оставить лишние вещи, взять напрокат недостающую экипировку и обсудить с гидом детали похода. Проживание в отеле и трансфер от и до аэропорта входят в стоимость.