Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №193, октябрь 2019
Журнал №71, сентябрь–октябрь 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
National Geographic Traveler

Ода к радости: репортаж с острова долгожителей

Ольга Яковина
22 июля 2017
/upload/iblock/930/930ea95654fb5f2430f2aa09ae827540.jpg
Фото: SHIGEYUKI UENISHI / GETTI IMAGES
Префектура Окинава – место до того странное и удивительное, что и самим японцам кажется настоящей экзотикой. Люди же из другого мира здесь и вовсе чувствуют себя так, словно оказались на вечеринке у Безумного Шляпника. А какими ещё могут быть острова, где смыслом жизни считается радость?

Тепло, теплее, ещё теплее

Забудьте все свои представления о Японии. Вместо садов камней на Окинаве – пляжи и пальмы, вместо небоскрёбов в неоновой подсветке – черепичные крыши с фигурами полульвов-полудраконов шиса, вместо бледных офисных клерков – бодрые старички-долгожители в пёстрых рубашках, ну а вместо суши – свиные уши. Какой-то остроумец подметил, что больше всего Окинава похожа на внебрачного потомка Таиланда и Гавайев, воспитанного японцами.

С исторической точки зрения всё примерно так и есть. Строго говоря, Окинава – это и не Япония вовсе, а Рюкю – так называлось расположенное на этом архипелаге древнее королевство. Правители Рюкю были ставленниками китайских императоров, но при этом обладали полным суверенитетом, вели торговлю­ со всей Азией, процветали и прекрасно себя чувствовали – до тех пор, пока в конце XIX века острова не аннексировала Япония. Став частью империи, Окинава сразу оказалась глухой провинцией у моря. И по сей день остаётся самой отсталой и бедной японской префектурой.

Но при этом и самой тёплой. Архипелаг расположен на той же широте, что и Багамы. Сакура здесь зацветает уже в январе, температура не опускается ниже 15–20 градусов, а пляжи, покрытые золотистым песком, заслуженно считаются лучшими в регионе. Местные жители – загорелые и улыбчивые, они говорят на собственном языке и отличаются самой высокой в мире продолжительностью жизни: согласно статистике, в России на сто тысяч населения приходится менее пяти столетних людей, в США – около 20, на Окинаве же их более 60. Что-то такое содержится в здешнем воздухе, что заставляет жить долго и счастливо.

Сто лет в обед

На каменной колонне у въезда в деревушку Огими на севере острова Окинава высечено: «В 70 лет ты ещё ребёнок, в 80 – юноша, а в 90, когда предки позовут тебя к себе, попроси их подождать, пока тебе не стукнет 100, – и тогда ты, может быть, подумаешь об этом». Концент­рация долгожителей в Огими особенно велика. Старички, разменявшие восьмой-девятый десяток, раз в неделю собираются в общинном центре на посиделки с физзарядкой и чаепитием. Пройдя на всякий случай осмотр у доктора, дедушки и бабушки, совсем сухонькие и маленькие от возраста, приступают к гимнастике – старательно тянут носочки, делают наклоны и повороты и при этом перемигиваются и хохочут, как детсадовцы. У местных жителей почти не случается инсультов, склерозов, синдрома Альц­геймера и прочих привычных нам возрастных неприятностей. В сто лет они бодры как в двадцать, многие продолжают работать и принимать самое деятельное участие в жизни детей, внуков, правнуков и праправнуков – к вековому юбилею количество потомков здесь обычно исчисляется десятками. У одной из наших сегодняшних собеседниц Тошико-сан 16 правнуков, у Фуми-сан – 21, и старушки даже могут без запинки перечислить всех по именам.

В чём секрет феноменального долголетия окинавцев, учёные пока так и не разгадали. Местные жители, кажется, тоже – у каждой бабушки своя версия:

– Чтобы жить долго, нужно побольше работать на свежем воздухе!
– Надо правильно питаться­ и не переедать: чашка риса в день, тофу и немного морепродуктов – вот рецепт долголетия.
– Это потому, что я ни разу в жизни даже не пробовала курить и пить алкоголь. От них все болезни.
89-летняя Мицу-сан улыбается, отчего её морщинистое, словно печёное яблоко, лицо снова становится гладким, как в молодости:
– Нет-нет, болезни – от сожалений и печали о прошлом. А продлевает жизнь – радость. Надо уметь радоваться жизни, какой бы она ни была.

/upload/iblock/67f/67fbb997fda2075a3992e9efb9f186ba.jpg
Лучше всего приезжать в замок Сюри к 08:30, когда здесь проходит церемония торжественного открытия ворот.
Фото: Ольга Яковина
/upload/iblock/051/0511c5687711ea49e3d7af1f48d7bdd5.jpg
Сэйдэн – главный дворец замка Сюри.
Фото: Ольга Яковина

Конец истории

Понятие радости жизни на Окинаве вообще основополагающее. Для него даже существует специальное слово: икигай – то, что придаёт жизни смысл и побуждает каждое утро просыпаться с радостью.

Хотя, по правде сказать, для радости у нынешних старожилов Огими было не то чтобы очень много поводов: последний век выдался для Окинавы весьма непростым. После японской аннексии экономика пришла в упадок, а затем началась Вторая мировая, и острова оказались в самом центре военных действий: здесь шли наиболее кровопролитные бои во всём Тихоокеанском регионе. Окинава должна была стать плацдармом для вторжения в Японию, так что сил и снарядов на её захват не жалели – как не жалели и попавшее под удар население. Более трети местных жителей погибло, в том числе из-за волны самоубийств, вызванных слухами о том, будто американцы страшно мучают попавших в плен. После окончания войны острова ещё много лет оставались под контролем США, и до сих пор американские военные базы занимают почти 20% территории Окинавы.

«Стальной тайфун» – такое­ название получила та военная операция 1945 года – уничтожил практически всё, что было на островах исторического. Поэтому достопримечательности Окинавы по большей части либо современные, либо реконструи­рованные. В том числе и главная – замок Сюри, резиденция правителей королевства Рюкю. Более полувека цитадель окинавских королей с её мощными крепостными стенами, выкрашенными в ярко-красный цвет дворцами, мостами, садами и многоярусными воротами восстанавливали по фотографиям и описаниям свидетелей – благо, на Окинаве никогда не было проб­лем со старожилами, а у старожилов, в свою очередь, никогда не было проблем с памятью. В итоге вышло­ настолько достоверно, что ЮНЕСКО внесло Сюри в список Всемирного наследия.

С крепостных стен открывается стратегический вид на нынешнюю столицу Окинавы – город Наха. Пожалуй, только с этой точки он может показаться симпатичным. Разрушенный на 90% город отстраивали заново в послевоенные годы безденежья и уныния, поэтому по большей части Наха представляет собой нагромождение скучных бетонных коробок. Впрочем, унылость архитектуры вполне компенсируют жизнерадостные уличные лотки.

Лепота

Торговые точки на Окинаве выглядят как Черкизовский рынок, над которым распылили галлюциногены. Найти здесь можно всё, даже то, что вам ни в одном безумном сне не приснится. На прилавке могут соседствовать бутылки местного ядрёного самогона авамори с заспиртованными ядовитыми змеями, мимимишные плюшевые Пикачу и Тоторо, костюм человека-какашки и кошельки из выпотрошенных и покрытых лаком лягушек с молнией на горле (чтобы жаба не душила, наверное).

/upload/iblock/ee9/ee9231d64d23782d30cfa24e8d073a78.jpg
Ткани басёфу делаются вручную, поэтому в год на фабрике производят не больше 130 кимоно.
Фото: Ольга Яковина
/upload/iblock/3c6/3c697c1c39e22147423b0104679ab148.jpg
Торговые аркады Masuya Heiwadori по соседству с Кокусай-стрит в Нахе.
Фото: Ольга Яковина
/upload/iblock/fd3/fd3a6beb9a32f3163eafa0b000d98b80.jpg
Небольшой музей при мастерской Shuri Ryusen.
Фото: Ольга Яковина


К делу изготовления сувениров на Окинаве вообще подходят с большой фантазией. Один из главных местных продуктов, например, басёфу – ткань, которую производят из… бананов. Технология не менялась с XVI века: из стеблей скребком вытягивают волокна, вываривают их, высушивают, свивают в нити, а затем ткут из них полотно – весь процесс можно увидеть своими глазами на фабрике в Огими. Ткань выходит крепкая, лёгкая, она не липнет к телу в жару и не выцветает на тропическом солнце. Правда, стоит довольно дорого, кимоно из басёфу – настоящая роскошь, пара таких даже хранится в коллекции Эрмитажа.

/upload/iblock/d18/d18a008eda3be45b35dc8bae6201f848.jpg
Ольга Яковина Мастер-класс по росписи бангата.


Расписывают ткани на Окинаве тоже по-своему, в уникальной технике бингата: при помощи специального трафарета на ткань накладывают контур, который потом раскрашивают вручную. Самым простым трафаретом служат коралловые пеньки. Натягиваешь на такой ткань, проходишься по ней губкой с красителем, и на поверхности проступает замысловатый узор. В мастерской Shuri Ryusen для желающих проводят мастер-классы – процесс увлекательный и несложный, на изготовление футболки или сумки уходит не больше часа.

33770658512_78d5e853e7_o.jpg

Это не единственный сувенир с Окинавы, который можно сделать своими руками. Например, в ателье Master Sea вам выдают жемчужные раковины и учат их вскрывать: из найденного внутри перла – белого, розового или чёрного, как повезёт – сделают украшение или брелок. Но, пожалуй, самое интересное – мастер-класс по керамике. Едва ли не единственное, что сохранилось в Нахе с довоенных лет, – это гончарная слобода Цубоя. Узкие улочки, полускрытые цветущими зарослями домики с черепичными крышами, на которых сидят шиса – охранные духи Окинавы, и за каждой дверью – гончарная мастерская. Они появились ещё в XVII веке, и работающие здесь мастера продолжают семейную традицию как минимум в шестом поколении. Записавшимся на урок выдают кусочек разогретой глины и усаживают за гончарный круг. Под руководством мастера можно вылепить фигурку, чашку или миску – их потом обожгут, распишут и отправят почтой на домашний адрес. Нам в учителя­ достаётся тоненькая девушка с руками до того красивыми и выразительными, что они, кажется, живут отдельно от неё. Когда она склоняется над гончарным кругом, на её лице появляется такая улыбка, что никаких сомнений не остаётся – в её жизни точно есть икигай.

Баунти по-японски

Туристы, и в особенности влюб­лённые парочки, едут на Окинаву не столько ради суши, сколько ради моря. Архипелаг считается­ лучшим местом для пляжного отдыха в Японии – да и вообще во всём регионе. Для дайвинга тоже – у берегов Окинавы расположен самый большой в Японии коралловый риф протяжённостью около 20 километров. Подводный мир невероятно богат и разнообразен, а прозрачная вода просматривается на 50 мет­ров. Кроме того, в окрестностях островов можно увидеть китов, которые тоже любят проводить здесь свой медовый месяц.

/upload/iblock/9e6/9e6d63476046fe530bd3aeeeae727425.jpg
Китовые акулы в океанариуме Тюрауми.
Фото: Ольга Яковина
/upload/iblock/f55/f5550f4ab6bb3e1f1b95aff6e095ae89.jpg
Пляж Сунаяма на острове Мияко.
Фото: Ippei Naoi / GETTY IMAGES


Архипелаг Окинава – это 160 островов. И хотя на столичном тоже есть множество хороших пляжных курортов, за лучшими водными процедурами всё же надо ехать на маленькие острова – ближайшие расположены в получасе пути от Нахи на пароме, а к самым дальним летают самолёты местных авиа­компаний. Наиболее восторженные отзывы – о Коури, прозванном «окинавским Эдемом», об островах Керама и Яэяма с особенно богатым животным миром, о славящемся белоснежными пляжами Мияко и о. Кумэ, где во время отлива можно увидеть удивительные «каменные татами» – лавовые поля из каменных плит правильной пятиугольной формы.

Если вы не ныряете, посмот­реть небольшой тизер того, за что Окинаву так любят дайверы, можно в огромном и отлично организованном океанариуме Тюрауми. Здесь 77 аквариумов, в числе которых один из самых больших в мире с боковой панелью высотой 8 и шириной более чем 22 метра. Сквозь стек­лянную стену можно видеть парящих в глубине огромных скатов и мант, полчища всевозможных рыбин и двух гигантских китовых акул, в отдельных бассейнах живут черепахи, дельфины и ламантины.

Это есть хорошо

Ещё один способ познакомиться с окинавским подводным миром и при этом остаться сухим – заглянуть на рыбный рынок Макиси на Кокусай, главной улице Нахи. Цены на суши и сашими, которые готовят здесь же из только что плескавшей хвостом рыбы, заставляют смахнуть завистливую слезу. На втором этаже расположены ресторанчики, где всё то же самое подают более изысканно и затейливо, но у нас так ни разу и не получилось до них добраться – рыбу такой свежести хочется съесть немедленно, прямо у прилавка.

/upload/iblock/c87/c87839490fd008158aa9e9418a29f404.jpg
Фото: Ольга Яковина
/upload/iblock/9de/9de23898783f777e3081b569e217e650.jpg
Фото: Ольга Яковина
/upload/iblock/d7f/d7f955f108e966b76f2a6cfdf8fdc923.jpg
На рынке Макиси можно увидеть (и попробовать) самых удивительных морских гадов.
Фото: Ольга Яковина


Хотя вообще-то на Окинаве­ суши не жалуют – во влажном и жарком климате сложно сохранить сырую рыбу свежей. Зато очень уважают водоросли­, которые здесь едят во всех видах и выставляют на стол первыми. Особенно морскую капусту комбу, длинные и тонкие, как зелёные спагетти, стебли мозуку и морс­кой виноград умидобо, напоминающий икру на веточке. Национальная гастрономия вообще отличается от традиционной японской не меньше, чем прочие местные культурные традиции. Кухня Рюкю, имевшего плотные торговые связи со всем Азиатско-Тихоокеанским регио­ном вообще и Китаем в частнос­ти, – это настоящий винегрет из блюд и продуктов всех его соседей. На местном наречии этот кулинарный стиль так и называется – чампура, «мешанина». Национальные блюда по большей части представляют собой обжаренную смесь любых попавшихся под руку ингредиентов и тофу, к которому часто добавляют овощ гоя: с виду он напоминает мутировавший огурец, а по вкусу – кабачок, только более свежий и хрустящий.

Курицу и говядину на Окинаве практически не едят, зато свинину обожают. В пищу идет всё, кроме копыт и визга­, уши – и те маринуют, нарезают тонкими ломтиками и едят вместо сашими.

А ещё местная кулинарная традиция включает один важный принцип – не переедать. Здесь даже есть выражение «хара хачи бу» – наесться на восемь десятых и встать из-за стола с лёгким чувством голода. Тогда приём пищи всегда будет доставлять радость. А на Окинаве стараются, чтобы радость доставляло вообще всё: без этого – какой икигай? Наверное, поэтому Окинавой совершенно невозможно пресытиться. Всё время хочется добавки.

Координаты

Виза С 1 января 2017 года россияне могут получить японскую визу, в том числе многократную, на срок до 90 дней бесплатно даже для самостоятельных поездок – посредничество агентств или наличие приглашения от гаранта больше не является обязательным условием.

Как добраться Прямые рейсы на Окинаву предлагают авиа­компании JAL и ANA из Токио, Оксаки и Нагои (2–2,5 часа пути), лететь также можно через Сеул, Шанхай или Гонконг.

Сезон Лучшее время для пляжного отдыха – с середины июня и до конца августа, хорошим временем также считается январь и февраль, когда на островах зацветает сакура, а в прибрежных водах много китов.

Где жить Из люксовых сетей на Окинаве представлен только Hyatt, в основном на островах преобладают отели уровня 3–4*, стоимость проживания начинается от 4500 руб./сутки.