Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №192, сентябрь 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
National Geographic Traveler

Осень хорошо. Три сезонных маршрута

Ольга Яковина, Ксения Голованова, Дмитрий Тельнов
24 октября 2017
/upload/iblock/751/751b4c11574cd362b60d7af1d95c10e9.jpg
Фото: East News
/upload/iblock/cf3/cf30840ce4fa4d84e2a77169f4a8b948.jpg
Фото: East News
/upload/iblock/0d3/0d3b5b33fa37ea53cff7733675820450.jpg
Фото: East News
Лучшее средство от осенней хандры – экстренная эвакуация в те края, где пору пышного природы увяданья никак не назовёшь унылой. Акибаре в Японии, баби лето в Чехии и руска в Финляндии – представляем три самых красивых сезонных маршрута.

Богемия, Чехия

Чехия делится на три исторические области: Моравию, Силезию и Богемию. Последняя – это западная часть страны, где находятся Прага и великолепные лесистые горы и долины, давшие Богемии её неофициальное название – Чешская Швейцария. В местных рощах, наполненных прозрачным, как знаменитый местный хрусталь, воздухом, Дворжак, Малер и Ульман «нагуляли» половину классического музыкального наследия Европы. Места здесь, между Богемским лесом и горами Судеты, и впрямь одухотворённые, будто со страниц романа Жорж Санд: в облачно-голубую воду многочисленных рек врастают отражения дубовой и буковой глуши, и кажется, что из чащи вот-вот выйдут на водопой геральдические звери. Так исторически сложилось, что замков в этой части Чехии едва ли не столько же, сколько обычных многоквартирных домов, и практически при каждом есть сад. Большинство разбиты в регулярном стиле, смысл которого – упорядочить природу до состояния идеальной геометрической абстракции. Чехам это всегда удавалось: замковые газоны уложены на прямой пробор посредством аллей, деревья стрижены под «полубокс», всё точно и чётко. Прелесть в том, что программа регулярно даёт сбой и тогда откуда ни возьмись появляются сюрреалистические арки на горе, чувственные гроты в крапчатой тени и скульптурные ансамбли из сказочных сюжетов. Красивее всего это выглядит осенью, когда спокойный свет кладёт позолоту на дворцовые крыши, а виноградники покрываются рдеющей амальгамой – и молодое вино такое кусачее и пьяное.

/upload/iblock/bb6/bb6c4abdb1c55ab51db586873649bf28.jpg
Getty Images


МЕСТА
Замок Карлштейн – императорская резиденция и самый известный готический замок Богемии. С XIV века уцелела лишь его часть, в том числе Большая башня и часовня Святого Креста. Её стены украшены тысячами самоцветов и живописью­ художника позднего Средневековья – Теодорика из Праги.

Дворец Троя – одна из самых романтичных построек в стиле чешского барокко. В 1675 году граф Вацлав Штернберк, присматривая на берегу Влтавы место для «дачи», набрёл на заброшенную усадьбу. Её руины выглядели так живописно, что граф увидел в них поверженную Трою и новый замок назвал именно так. Историческое настроение определило тематику фресок в залах дворца: на многих изображены сцены Троянской войны.

Замку Лобковиц­ в городе Мельник известность принесли виноградники, разбитые бургундскими виноделами на террасах прибрежных холмов в XIX веке. Погреба замка открыты для посещений – вина на экскурсии можно пробовать прямо из бочек, где они зреют.

Крепость Газмбурк – некогда самая неприступная цитадель региона, а сегодня – руины двух башен, Белой и Чёрной. Белая служит смотровой площадкой, откуда открываются фантастические виды на всё Чешское среднегорье. 

Токио, Япония

Времён года в Стране восходящего солнца не четыре, а шесть: помимо известных нам японцы различают ещё цую (сезон дождей) и акибаре – «осеннюю прозрачность», что-то вроде бабь­его лета. Только наше бабье лето короче девичьей памяти, а акибаре длится добрых два месяца – до самой зимы. И в это время Япония с её дзенскими пейзажами выглядит ещё более живописно, чем даже в пору цветения сакуры. Кто его знает, в чём секрет – в многовековой ли селекции, в особо прозрачном воздухе или каких-то загадочных минералах в почве, но листья деревьев по осени здесь ярки до неправдоподобности, будто кто-то из природного арт-департамента взял да и подкрутил им все цвета на максимум.

Сочетания оттенков красного, рыжего и золотого действуют на восприятие как буддийские мандалы, мгновенно погружая в состояние умиротворённой медитации. Пик этого счастья для визуала наступает в тот момент, когда в игру включаются клёны и начинается момидзи, сезон любования красными листьями – традиция для японцев не менее важная, чем ханами по весне. Полыхающий багрянцем «фронт красной листвы» движется по стране с севера на юг и обычно достигает столицы в ноябре. Ради листопада весь Токио бросает дела и разбредается по садам и паркам.

Момидзи не ограничивается медитативными прогулками и пикниками на расстеленных под алыми кронами пледах – в это время года падшая листва будет встречаться вам повсюду, включая собственную тарелку. Среди осенних блюд, которые у повёрнутых на питании в соответствии с сезоном японцев невозможно попробовать ни в какое другое время года, есть даже момидзи-темпура – обжаренные в сладком хрустящем кляре кленовые листья.

В ноябре в Японии можно любоваться не только осенними листьями, но и хризантемами. Фестивали, посвящённые главному японскому цветку, проходят по всей стране, один из крупнейших – Chrysanthemum Exhibition в токийском парке Синдзюку.

/upload/iblock/3eb/3eb64472b4c245495c5269674daa0639.jpg
Александр Железняк


МЕСТА
Парк Коисикава Коракуэн – разбитый в XVII веке, этот традиционный сад хорош тем, что на его территории можно найти клёны во всех стадиях осеннего маскарада – от чуть тронутых рыжиной до полыхающих багрянцем.

Сад Рикугиэн – один из наиболее популярных момидзи-спотов: парк c искусственными­ холмами и чайными домиками, в центре которого расположен обширный водоём с островами. По вечерам включают подсветку, и к игре красок добавляется ещё и игра тени и света.

Парк Хаппо-эн – небольшой, но отмеченный правительством Токио как «особо живописный ландшафт, прекрасный с любой точки зрения». По дну неглубокой долины к центральному пруду проложена главная аллея, вдоль которой растёт множество миниатюрных бонсаев возрастом в несколько столетий.

Гора Такао – в середине ноября в мемориальном парке Мэйдзи в 50 километрах от Токио проходит фестиваль прощания с осенью Mt. Takao Autumn Leaves Festival. Гора Такао высотой всего около 600 метров, но от древнего буддийского храма на её вершине открывается вид на полыхающие красками окрестности и возвышающуюся над этим красно-рыжим морем Фудзи. Подниматься на вершину можно по канатной дороге, на фуникулёре или пешком через Обезьяний лес и мимо знаменитого дерева с причудливыми корнями, похожими на щупальца осьминога.

Национальный парк Хаконе – чем выше над уровнем моря, тем холоднее, и тем раньше начинается момидзи, и если в момент вашего приезда клёны в Токио окажутся незрелыми, то стоит отправиться в парк Хаконе у подножия Фудзи, где кроны уже оделись в багрец и золото. Поездка занимает целый день: нужно погулять по парку, полюбовавшись на храмы, скульптуры и силуэт царь-горы, который именно в это время года обычно виден особенно хорошо, прокатиться на кораблике по озеру Аси, подняться на канатной дороге до серных гейзеров Дьявольского ущелья, отобедать свежей форелью в одном из прибрежных ресторанчиков и закончить день в традиционной бане-онсэн на горячих источниках.

Лапландия, Финляндия

Первые недели осени в финской Лапландии называют руска. И это самая­ быстрая осень на всём белом свете. В других местах она часто ведёт себя как стеснительная барышня. Входит тихой поступью, словно стараясь, чтобы на её присутствие никто не обратил внимания. Намекает дождём, подмигивает ночной прохладой, а то и вовсе прячется куда-то, прикидываясь затянувшимся летом. Лапландская же рус­ка куда более решительна. Эта девица себе на уме и напоминает какого-нибудь раллийного гонщика: сев за руль и оказавшись на лесной дороге, она нажимает на газ и не снимает ногу с акселератора до тех пор, пока зима не взмахнёт чёрно-белым флагом на финише.

Трава, листва, кустарники и де­ревья, даже небо, отражающееся в вод­ной глади бессчётных озёр, – они меняют цвета со стремительностью, которой мог бы позавидовать хамелеон. Все без исключения оттенки жёлтого, оранжевого, красного мелькают друг за другом с такой скоростью, что каждое утро будто просыпаешься в новом месте. Природа, словно обезумевший Ван Гог, творит свои разно­цветные шедевры, не прерываясь ни на секунду. Так и хочется крикнуть ей: «Остановись! Дай насладиться моментом!». Но руска не слышит, она мчится в cторону зимы так стремительно, что земля горит под ногами.

Северное сияние в Лапландии можно увидеть уже ранней осенью. И даже если дневные развлечения оставят вас равнодушным, ночное небо компенсирует всё. Правда, чтобы сделать хорошие фотографии, не обойтись без штатива и камеры с ручным управлением. Попробуйте параметры: 20.00 сек f/4 ISO1600. Проверить, будет ли северное сияние ближайшей ночью в месте вашей дислокации, можно на сайте aurora-service.eu.

/upload/iblock/b61/b6132c275245784158de137270234716.jpg
East News


МЕСТА
Дымная сауна в Юллясярви. Сауна для финна – неотъемлемая часть бытия, но если хотите запариться по-настоящему, то ищите «дымную», финский вариант бани по-чёрному. Такие есть, например, в отеле Aurora Estate в Юллясярви. Печи нет, жар даёт огонь в очаге прямо внутри парной, а дым выпускают через небольшие окна.

Парк Паллас-Юллястунтури. Пеших маршрутов в Лапландии – без счёта. Самые любопытные – в третьем по величине нацпарке Паллас-Юллястунтури, где размеченных лесных тропинок больше 500 километров. Он служит границей между лесной и равнинной Лапландией, так что можно сравнить, как руска выглядит в разных ландшафтах.

Морошка в Рованиеми. В Лапландии ягоду зовут лакка (lakka), и это один из главных ингредиентов местной кухни. Посещение лапландского ресторана – обязательная часть программы. Один из лучших – Nili в столице региона.

Глэмпинг в Торас-Сиеппи. Самый быстро развивающийся сектор туристического рынка Финляндии – стоящие на отшибе тенты со всеми удобствами, сравнимые по уровню комфорта с приличным отелем. Финские дизайнеры вместо банальных палаток часто сооружают футуристические шары и многогранники – такие предлагает, например, финская сеть отелей и сафари-кемпов Harriniva Hotels & Safaris.