Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №192, сентябрь 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Путешествия

Норвегия: между сушей и морем

Текст: Верлин Клинкенборг Фотографии: Орсолия Харберг и Эрленд Харберг
22 ноября 2013
/upload/iblock/ab4/ab4a92554b14f4fc435cb164a13fc60d.jpg
Окруженный высокими пиками норвежских Лофотенских островов, Кирке-фьорд – какой-то особый, неземной мир.
Фото: Орсолия Харберг
/upload/iblock/d8c/d8c73d59c8196c3b7bbb78d556322a52.jpg
У кромки ледника Энгабреен течение времени волнистыми изгибами отпечаталось в камне.
Фото: Эрленд Харберг
/upload/iblock/150/150340b747dae446ad96e4f79a028fc8.jpg
На самом севере Норвегии ледяной прибой и снежные облака цвета меди создают фантастический пейзаж у побережья полуострова Варангер.
Фото: Орсолия Харберг
/upload/iblock/4e4/4e42154f95a6730fde83a8d3c3157168.jpg
Неподвижная вода и заходящее солнце рисуют волшебную декорацию для группы сосен на острове Сула – одном из многих вырезанных льдом и вылепленных морем почти безлюдных островков, которые все вместе создают грандиозное побережье Норвегии.
Фото: Орсолия Харберг
/upload/iblock/9fa/9facd685da4d4efbba857d8c309bca69.jpg
Зазубренная амбразура в леднике Энгабреен обрамляет стоящий неподалеку пик.
Фото: Орсолия Харберг
/upload/iblock/b9e/b9e34274d2ebca4c5507b766f122b6ec.jpg
Эрозия сформировала на полуострове Варангер такой пейзаж – замысловатый орнамент из осадочных пород.
Фото: Орсолия Харберг
/upload/iblock/011/011c78e353a703e927a0c30ec33fc6b5.jpg
Над островом Флакстадейа полярное сияние накладывает смелые мазки на усыпанное звездами небо.
Фото: Орсолия Харберг
/upload/iblock/e97/e97eb2abcbb33215c7860a4153a8525b.jpg
Хаотичные формы камней у реки Гломага, называемые Мраморным замком, за много веков создала сама природа.
Фото: Орсолия Харберг
/upload/iblock/6d6/6d675c7e47f6177bf211d69275ac5ffd.jpg
Фьорды Западной Норвегии – такие, как Нерей-фьорд к северо-востоку от Бергена, внесенный в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО – выглядят, как пальцы моря, вцепившиеся в землю. Они также выполняют роль приемных резервуаров для пресной воды, стекающей с окрестных хребтов и горных вершин.
Фото: Эрленд Харберг
Побережье Норвегии - возможно, самая замысловато очерченная береговая линия на планете. Географы завершили трехлетний проект, ставивший целью перемерить длину норвежской береговой линии.
Птичьи крики оглашают яркое летнее небо. Тупики, олуши, чайки, кайры носятся вокруг выныривающих из воды островков с отвесными берегами. Мы вышли в море с самой северной точки планеты, откуда вообще можно выйти в море, – с крайнего мыса побережья Норвегии, расположенного далеко за полярным кругом. Нашу лодку несет то вверх, то вниз по протокам, огибающим скалы, а вокруг морские птицы демонстрируют чудеса неуклюжести. Они бегут по поверхности соленой воды, и как будто никак не могут взлететь, или же бухаются на воду как тяжелые капли дождя. На самом деле эти пернатые могут прекрасно летать и парить, плавать и нырять. Пока морские птицы висят в воздухе, наклонив головы набок и наблюдая за морем, они – хозяева этого неровного побережья, этих островов-осколков, брошенных вдоль северного края Норвегии, капюшоном нависающего над Швецией и Финляндией. И здесь, и в восточной части, ближе к России, где Норвегия встречается с океаном лицом к лицу, ее голые морщинистые скалы как кулаки вдаются в Баренцево море.
Линией побережья Норвегии можно два с половиной раза опоясать Землю.
Полностью побережье Норвегии не знает никто, и одно из самых малоизученных мест – оконечность полуострова Варангер, расположенного чуть восточнее Санкт-Петербурга. Эта промороженная полоска земли, усыпанная древними валунами, купается в медном свете северного солнца среди бесконечных цепочек островов и фьордов. При первом же взгляде на автомобильный атлас или морскую карту становится ясно: машина здесь будет только обузой. Побережье Норвегии, возможно, самая замысловато очерченная береговая линия на планете. В 2011 году норвежские географы завершили трехлетний проект, ставивший целью перемерить ее длину. Они учли тысячи островов и островков, ранее не включенных в подсчет – и общая протяженность морского побережья Норвегии с севера на юг увеличилась на 17,7 тысячи километров. Если связать 101 тысячу километров берегов всех фьордов, заливов и островов в одну прямую линию, то ею можно будет опоясать нашу планету два с половиной раза. Стоите ли вы на головокружительной высоте над Гейрангер-фьордом и смотрите вниз в зияющую синюю бездну или же сидите на носу маленькой лодки, пробирающейся через стаю морских птиц, вы здесь не можете точно сказать: это море вторгается на сушу, или, наоборот, земля отвоевывает территорию у моря. Вот уже 120 лет суда знаменитой компании «Хуртигрутен» (название буквально переводится как «Быстрый путь») обеспечивают жизненно важную связь между изолированными от мира районами и Большой землей. Путешествуя на борту этих прибрежных экспрессов, вы начинаете отмерять пройденный путь и время только по смене портов: Будё, Сволвер, Тромсё – в постоянном свете полярного солнца часы теряют значение. Вы видите бесконечное чередование земли и воды – результат работы льда на протяжении миллиардов лет. За много километров от моря, в сердце самого длинного фьорда Норвегии – Согне-фьорда, заходящего далеко на территорию суши, глубина достигает 1300 метров всего в нескольких сотнях метров от берега. Далее на север рыбацкие стойки для сушки трески и красные лодочные сарайчики стоят у самой воды – здесь глубина метров сто. А на самых дальних островах Лофотенского архипелага глубина достигает всего нескольких метров. На картах Норвежского моря мы видим сильное течение – продолжение Гольфстрима, идущее вдоль побережья с юга на север. Благодаря этим относительно теплым водам человеческая жизнь становится вполне сносной даже далеко за Полярным кругом на 70-м градусе северной широты – то есть на той же параллели, что и самая северная точка Аляски. Но то, что на карте изображено как единое течение, на самом деле – хаотичное переплетение изгибов и водоворотов. Если вы отправитесь в море на лодке, вас может вынести на стрендфлет – неровную каменную террасу, едва поднимающуюся над волнами. Или же вы будете бесконечно сновать взад-вперед между шхерами в устьях больших западных фьордов. Или можете выйти в море только для того, чтобы вас тут же подхватил, закружил и вернул обратно водоворот у Лофотенских островов. Но стоит вам оседлать верное течение – как вас вынесет в Баренцево море. С борта движущегося корабля кажется, что северное побережье практически не изменилось с тех пор, как путешественник по имени Оттар в конце IX века совершил свой путь от южной оконечности Норвегии до Баренцева моря. Он назвал эту страну Weste Land – в переводе со староанглийского «пустая, необитаемая земля», хотя племена саами уже тогда жили здесь – как живут и сегодня. Эта местность по-прежнему выглядит дикой и побитой волнами, словно она быстро поднималась (как оно и было в геологическом смысле) и убегала от моря. Сойдя на сушу и увидев, как водная гладь отражает мачты кораблей в порту Тромсё, вы ощутите домашний уют защищающих гавань холмов. В этой обутой в морские сапоги стране почти каждый – билингв и говорит одинаково хорошо на языке земли и океана. И почти в каждом порту по-прежнему существует ритуал встречи кораблей «Хуртигрутен», прибытие которых в некоторых дальних городках остается одним из способов определять время. Даже в четыре часа утра люди непременно придут смотреть, как корабль причаливает в длинных тенях полуночного солнца. У некоторых из таких наблюдателей здесь, на складах у причала, действительно есть дела, но многие приходят просто ради зрелища. С палубы вы можете видеть некоторую часть великой норвежской флотилии: рыбацкие лодки, паромы, суда, обслуживающие морские нефтяные платформы, парусные лодки, привязанные канатами к причалу, танкеры и контейнеровозы, баржи с застывшими между ними экскаваторами, шикарные моторные катера, отреставрированные деревянные яхты... Там и тут вы можете даже заметить лодчонки с обшивкой внакрой. Слишком маленькие и изношенные, чтобы выходить в Норвежское море, они все равно упорно отправляются в путь. И такое отношение как нельзя лучше выражает дух этого сурового и великолепного побережья.