Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
National Geographic №198, март 2020
National Geographic Traveler №73, февраль – март 2020
Но есть и хорошие новости!
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Путешествия

Путешествие с белыми гусями

Текст: Василий Баранюк
31 декабря 2014
/upload/iblock/575/575f64a8c6471ea720006fc3ece97f55.jpg
На северной зимовке в США и Канаде белые гуси много времени проводят на соленых мелководьях, в илистых отложениях которых накапливается окись железа, и белое оперение на голове приобретает охристую окраску. По этому признаку ученые разбивают гусей на краснолицых – с северной зимовки, и белолицых – с южной, в долине Сакраменто.
Фото: Сергей Горшков
/upload/iblock/416/41624be552d899eb6f62334df5dcfd4e.jpg
«Пока смерть не разлучит нас» – как раз о белых гусях, которые образуют пары на всю жизнь.
Фото: Сергей Горшков
/upload/iblock/965/96587cd36d60cf503cd1440cb0fcd5ce.jpg
Белые гуси – одни из самых агрессивных. Их территориальные конфликты нередко переходят в драки, когда в ход идут сильные клювы и шипы на сгибах крыльев.
Фото: Сергей Горшков
/upload/iblock/998/998d580d99ba25a9e43e87eda3078a7c.jpg
Белый гусь и песец – соперники, примерно равные по силам.
Фото: Сергей Горшков
/upload/iblock/77b/77bae2f72781ae9b434547d01afebe84.jpg
В защите гнезда участвуют и самец, и самка, причем гусак в первую очередь защищает гусыню, от которой и зависит успех оборонительных действий пары в целом.
Фото: Сергей Горшков
/upload/iblock/1d1/1d17847a6703e4174e9d45dcdff8975c.jpg
Главное оборонительное оружие белого гусака – крылья, ударами которых он может покалечить песца.
Фото: Сергей Горшков
/upload/iblock/69c/69cdecbebfde30f70eac42b7155cba12.jpg
Белая сова может успешно охотиться на белых гусей, но все же гуси извлекают больше пользы от гнездования рядом с размножающимися совами, которые, защищая свою территорию от песцов, охраняют и гусиные гнезда.
Фото: Сергей Горшков
/upload/iblock/8bf/8bffc8933c6125de085e54976bfc6ab6.jpg
Гусак после спаривания демонстрирует свою важность и излучает удовольствие.
Фото: Сергей Горшков
/upload/iblock/2a6/2a61b6e7c14428c629703f4c0902b4c2.jpg
Вылупившись первыми в семье, старшие гусята терпеливо дожидаются своих братьев и сестер.
Фото: Сергей Горшков
/upload/iblock/b86/b8641cb558c2d2146b8f7fc053e1689a.jpg
Северное арктическое лето пролетает быстро. Уже к 20-м числам августа гусята должны вырасти и окрепнуть настолько, чтобы перелететь отделяющий остров Врангеля от материка пролив Лонга (минимальная ширина – 140 километров). Для белых гусей арктический сезон подходит к концу.
Фото: Сергей Горшков
Преодолев 5000 километров, снежные гуси прилетают на родину, на остров Врангеля, в суровое царство белого – белых ландшафтов, белых медведей, белых песцов и белых сов.
Остров Врангеля прозвали «родильным домом» белых медведей. Но прозвище отражает не всю правду: это еще и край белых гусей. Ослепительно белые птицы с черными кончиками крыльев по-английски называются Snow Goose – снежный гусь. На острове Врангеля сохранилась их единственная в Старом Свете многотысячная колония. Медвежий родильный дом с приходом весны пустеет, медведицы в марте-апреле уводят своих детенышей во льды, а к острову устремляются стаи перелетных птиц. У каждого своя Арктика.
Уже много тысяч лет каждую весну гуси возвращаются на остров. За что они любят это место? Ученые нашли объяснение.
В конце мая суровое северное солнце теплеет, и на заснеженных ландшафтах начинают проглядывать первые проталины. Это время, когда в небе над островом появляются шумные стаи белых гусей. Под ногами скрипит снег, легкий морозец щиплет нос. Ясное солнечное морозное утро и синее-синее безоблачное небо. Сначала вы слышите гогот и отдельные крики, ловите направление, откуда доносится звук. Всматриваетесь в синеву неба (без бинокля здесь не обойтись). Вот они. Сначала маленькие точки, потом уже контуры птиц, размеры которых стремительно увеличиваются. Уже много тысяч лет каждую весну гуси возвращаются на остров. За что они любят это место? Ученые нашли объяснение: так называемый территориальный консерватизм. В районы размножения гуси прилетают уже сформировавшимися парами. И гусыня приводит своего партнера на место родной колонии. Пары образуются на зимовках, когда гуси достигают возраста полутора – трех с половиной лет, и сохраняются до конца жизни. Откуда гусыня знает, где ее родина? Жизнь гусей в основном подчинена следованию традициям, и существенную роль в поведении играют не инстинкты, а опыт. В первый год жизни птенцы остаются с родителями. Весной они вместе прилетают с зимовки, и родители возвращаются к месту, где в прошлом году строили гнездо. По мнению ученых, у птиц, родившихся год назад, в это время происходит так называемое запечатление, причем запоминается даже не колония в целом, а конкретный ее район. Белые гуси врангельской популяции становятся самостоятельными и обзаводятся потомством к двум-четырем годам. И когда приходит время гнездиться, именно самки выбирают место для гнезда. Основная колония на острове Врангеля занимает межгорную долину реки Тундровой в Северных горах – идеальное место для гнездования белых гусей большой колонией. Здесь снежный покров сходит на две недели раньше, чем в богатой озерами и кормами равнинной части острова (туда родители позже поведут потомство). Когда-то большие колонии существовали и в других районах острова Врангеля, однако массовый сбор яиц и неумеренная охота привели к тому, что уже к 1960-м годам численность врангельской популяции резко сократилась, и сохранилась только одна крупная колония. Прилетев, гуси уже через несколько дней начинают строить гнездо и нести яйца. Сначала гусыня делает лунку и закапывают в землю, в мох, первое яйцо. Вокруг него строится гнездо. Стройматериалами служат сухие листья, стебли, пух из старых гнезд. Пока гусыня занята строительством, гусак охраняет территорию. Если гнездовой территории не хватает на всех желающих (такое бывает, если весна не торопится: поздно сходящий снег освобождает недостаточно места), самцу приходится охранять занятую его семейством территорию от соседей, отгонять их от гнезда. Борются шумно: щиплют друг друга клювами, бьют крыльями. Однако территориальные конфликты практически никогда не кончаются трагически. Шум может подняться и по другому поводу. При неблагоприятных условиях гнездования значительная часть птиц, не имеющих собственного дома, пытается подложить яйца в чужой. Такая гусыня пытается сесть в гнездо, оттеснив хозяйку, а если хозяйка не собирается уходить, непрошеная гостья норовит подобраться под нее и все-таки снести яйцо. Хозяева защищаются: стараются отогнать, оттащить подкладывающую яйцо гусыню подальше от собственного гнезда. Если той вторжение не удается, она откладывает яйцо рядом с гнездом. Не так уж безответственно, между прочим: многие гнездящиеся гусыни не могут спокойно смотреть на валяющиеся яйца и стараются закатить их к себе в гнездо. Средняя собственная кладка одной птицы – четыре яйца, но за счет чужих яиц в гнезде может оказаться добрых два десятка. Правда, иногда социальное напряжение бывает велико: хозяева гнезд забивают гусынь, пытающихся подложить им яйцо. Шумными бывают и преследования на колонии семейными гусаками гусынь-одиночек: их вид обычно вызывает у самцов повышенный сексуальный интерес. Нередко на одну самку «выстраивается очередь» из нескольких гусаков-насильников. Иногда возникают и забавные ситуации, когда семейный гусак покидает свою территорию, чтобы принять участие в подобных «оргиях», а сосед, пользуясь случаем, спаривается с его самкой. И это на фоне постоянных – пожизненных – супружеских отношений! Период насиживания у белых гусей продолжается 22–24 дня, а вместе с яйцекладкой – около месяца, и сидит на яйцах только самка, невзирая ни на какие погодные условия – пургу, снег, дождь, ветер, холод. Это борьба за выживание, в которой погода – суровый противник. В самые холодные годы многие самки погибают на гнезде от истощения. Но главный враг гусей не холод, а песец. Несмотря на то что основная пища песца – лемминги, он не брезгует ничем, разоряет гусиные гнезда и охотится за птенцами. Гусиные яйца для песца – излюбленный деликатес. Кроме того, яйцо можно закопать «про запас». Обычно пара гусей в состоянии защитить гнездо от среднего песца. Но поскольку по силе и опыту и песцы, и гуси сильно отличаются, то и исход поединка бывает разным. Опытные песцы-охотники способны разорить практически любое гусиное гнездо и даже добыть при этом взрослую птицу. Песцы-собиратели не атакуют птиц на гнездах, а собирают брошенные яйца или могут стащить яйцо из оставшегося без пригляда гнезда. В жизни гусей есть несколько особенно опасных периодов. Прежде всего это откладывание первых яиц: песцы и большие полярные чайки – бургомистры, истосковавшиеся по деликатесам, активно исследуют открытое пространство колонии, и самые первые яйца становятся добычей хищников. К тому же привязанность гусыни к лунке с одним яйцом не столь сильна, как на более поздних стадиях строительства гнезда, и после откладывания первого яйца гуси могут улететь кормиться. Другое дело, когда самка уже снесла несколько яиц – тогда она выщипывает пух на животе, и у нее образуется наседное пятно. Теперь уже своим телом гусыня ощущает зарождение новой жизни, а ее тепло передается будущим птенцам. Средняя температура насиживания яиц у белых гусей составляет 32,9°С.И эту температуру надо постоянно поддерживать, греть яйца собственным телом. При нападении песца гусыня, превозмогая страх (это слышно по ее истошному протяжному крику), держится на гнезде до последнего. Для гусака гнездо и гусыня – единое целое, что придает ему особую решимость. В голодные годы песцы могут до 10 минут постоянно нападать на одно гнездо, но гуси в длительных сражениях выигрывают – песец не выдерживает накала борьбы и уходит в поисках более легкой добычи. Гуси заселяют территории на большой колонии стремительно, количество гнезд изо дня в день растет как снежный ком. И если в первые дни песцы успевают проверить буквально каждый сантиметр появляющихся проталин, на которых держатся гуси, и растащить какое-то количество яиц, то по прошествии нескольких дней яиц на колонии появляется значительно больше того количества, которое хищники могут съесть или припрятать. Но это не просто разбросанные по территории яйца, а яйца, отложенные в гнезда, которые защищают крупные сильные птицы, и эта защита с каждым днем усиливается. Ученые называют это «эффектом заваливания» хищников. В конце июня – начале июля появляются долгожданные птенцы. Несмотря на то что яйца в одном гнезде гусыня откладывала с интервалом в полтора дня, птенцы вылупляются довольно дружно, в течение суток. Это объясняется тем, что собственно насиживание у белых гусей начинается перед откладыванием последнего яйца. Вылупившиеся гусята быстро обретают самостоятельность и, обсохнув, уже в возрасте двух-трех часов могут ходить. Хотя птенцы появляются почти синхронно, «старших» от «младших» отделяет несколько часов. Тем, кто уже вылупился, скучно сидеть под гусыней. Нужно вылезти, погулять. Если холодно – залезть обратно. А там тесно, жарко, и они снова стремятся наружу. И так несколько раз, изрядно докучая самке. Иногда достается и гусаку, когда гусята заползают под него и буквально принуждают его исполнять роль наседки. Впрочем, некоторые гусаки это делают с удовольствием, сами садятся, расставляют крылья и подзывают своих птенцов. Появление потомства у гусей на острове Врангеля обычно приходится на начало настоящего лета. Дневная температура воздуха нередко поднимается выше 20°С. В воздухе висит медовый аромат цветов: парии, ясколки, медуницы. А где-то преобладает горький запах полыни, чуть дальше – дриады (хвойный, с примесью корицы). Тундра примеряет одежды из цветов. Цветковых растений на острове более 300 видов. По этому показателю остров может соперничать с более южными районами, а в ряду арктических островов он явный лидер. Солнечная погода и безоблачное небо в это время года определяется антициклонами. Но из-за близости двух океанов все меняется стремительно. И если сегодня вас радовал жаркий солнечный день, то завтра может начаться снегопад. Поражает способность арктических цветов переживать такие перепады. Порой на два-три дня цветущие поляны покрываются 15–20-сантиметровым снежным ковром. Но вот ветер разгоняет снеговые тучи, снова появляется солнце, и снег быстро исчезает. Тишину нарушает дружное жужжание – за нектаром слетаются шмели, кружат мухи и другие насекомые. А вот гнуса и кровососущих комаров здесь нет. И те, и другие – сущий ад в тундре для всех теплокровных, и для человека в первую очередь. В этом плане остров Врангеля – просто рай, в том числе и для исследователей. Первые дни гусята живут за счет внутренних запасов энергии, но уже пытаются щипать травку, наблюдая, как это делают родители. В первые сутки после вылупления происходит запечатление гусят на родителей, а родителей на гусят. После того как родители узнали «своих» детей, они начинают отгонять чужих птенчиков. Но есть и чадолюбивые гуси (правда, их всего несколько процентов в популяции), проявляющие терпимость к чужим гусятам. Они принимают беспризорных, потерявшихся птенцов в свою семью. В такой «многодетной» семье растет до двух десятков гусят. Часто уже на вторые сутки семьи покидают гнезда, и родители уводят птенцов с колонии в Тундру Академии – равнину на севере острова, где обильные кормовые угодья и много озер, обеспечивающих безопасность птиц в выводковый период: в случае чего гуси бегут к воде, где наземный хищник им не страшен. Вывод птенцов «в свет» – второй сложный период в жизни гусей-родителей. Ведь птенцы – не яйца, они разбегаются, и их сложнее защищать от тех же песцов. Во время хода гуси защищают выводок так же, как гнездо: гусыня собирает птенчиков под себя, а гусак, находясь в метре от семьи, крыльями отбивает атаки хищника. Но некоторые птенцы поддаются панике, убегают из-под родительской защиты – и погибают. Тактика песцов при охоте в этот период – лобовая атака. Если же гуси оказываются способны защитить выводок, то песец ложится рядом, ждет, когда кто-нибудь из гусят побежит. Отбившийся от семьи птенец становится легкой добычей хищника. Немало тревог и неприятностей доставляют гнездящимся и выводковым гусям чайки, и прежде всего бургомистры – крупные (размах их крыльев достигает полутора метров) чайки, гнездящиеся на побережье, часто на косах небольшими колониями. Селятся они и на птичьих базарах, где занимают самые высокие, доминирующие места и играют главенствующую роль. Видимо, за это их и прозвали бургомистрами. Эти чайки плотоядные: питаются леммингами, яйцами и птенцами других птиц, собирают насекомых, падаль; ловят рыбу сами и отнимают ее у других птиц, пользуются добычей песца. Часто можно видеть, как бургомистры проглатывают еще живую жертву, например двух-трехдневных птенцов белых гусей. Могут проглотить целое гусиное яйцо. По меткому выражению известного биолога, бургомистр – это «летающий чемодан». Гусиная колония неизменно привлекает бургомистров, и здесь держится в среднем около 50 птиц, а в годы, когда мало леммингов, и до сотни. На взрослых гусей бургомистры не нападают, но занимаются разбоем в гнездах, преследуют одиночных птенцов или пытаются отбить их от стаи. Для разбоев бургомистры активно пользуются паникой гусей, возникающей при беспокойстве птиц. Причиной беспокойства могут быть крупные звери, например овцебыки, олени, волк или росомаха. Очень редко, но все же может появиться и белый медведь. Исторически колония формировалась в отсутствие крупных животных. Гуси могут встать на защиту гнезда от песцов, бургомистров, но они беззащитны перед крупным зверем. Когда на колонию приходят овцебыки или олени, гуси покидают свои гнезда и ждут, когда звери освободят территорию. Олени могут разжевать яйца или растоптать их в гнездах. Наступить на гнездо могут и овцебыки. Проходя через колонию гусей, овцебыки не выбирают дороги. Лишь в редких случаях гусаку, защищающему гнездо, удается изменить направление движения небольшого стада оленей и отстоять гнездо. Жизнь гусей в выводковый период тесно связана с озерами, по берегам которых расположены наиболее подходящие для них пастбища. Ночуют и отдыхают гуси тоже на берегу озер и рек или на морском побережье. В период роста птенцов родители теряют способность летать: идет смена маховых перьев. Это происходит через 10–14 дней после вылупления птенцов. Затем в течение месяца растут новые перья, и способность летать возвращается к взрослым птицам, когда отправляются в первые полеты их птенцы. Пока взрослые «бескрылы», большую роль в жизни семейства играют водные пространства. Но и тут не все гладко: птицы вынуждены уходить от водоемов, чтобы не попасть под копыта стремящихся на водопой оленьих стад. Вдалеке же от водоемов нелетающие гуси страдают от нападений песцов: за одну охоту песец может добыть десяток птиц – как птенцов, так и взрослых гусей. Неудивительно, что в период линьки гуси объединяются в стаи: меняется защитное поведение. Теперь главное – избегать прямого контакта с хищником, а при опасности – искать убежище в водоемах. В стае всегда есть так называемые дозорные: сменяя друг друга, они несут вахту и, завидев опасность, подают сигналы соплеменникам. Гуси стараются держаться от хищников подальше, чтобы в случае нападения успеть добежать до водоема. Но безопасные угодья – злаки и осоки по берегам озер и рек – быстро истощаются, и гусям приходится отходить от водоемов иногда на сотни метров. Для песцов во время охоты на «сухопутных» гусей в этот период главным становится подобраться незамеченным как можно ближе к стае. Многие территориальные звери прекрасно знают свои владения и во время охоты активно используют формы рельефа. Стая гусей, застигнутая песцом вдали от водоема, уплотняется и останавливается. Многие гуси, особенно бесптенцовые, пытаются спрятаться от хищника за спины собратьев. Обычно, атаки песца в центр стаи не являются для зверя эффективными. Поэтому многие опытные хищники атакуют с разбега, целясь в край стаи по касательной. При этом гуси, находящиеся в противоположной от атаки песца стороне, движутся навстречу зверю, и стая раскручивается. Задача песца – выбить кого-нибудь из стаи и отсечь несчастному путь к водоему. Если зверю удается отбить какого-нибудь гуся от убегающей стаи, шансов на спасение у птицы практически нет. В результате таких маневров и в зависимости от расстояния до спасительного для гусей водоема, опытным песцам за одну охоту удается добыть до десятка птиц. В один прекрасный день гуси с птенцами уходят значительно дальше от водоемов, чем обычно. При этом плотная стая разбивается на отдельные семьи. Песцы, видя такую картину, естественно, пытаются атаковать гусей. Но что это? Гуси спокойно дожидаются приближения хищника, а потом с гоготом взлетают ввысь и летят несколько сот метров до ближайших водоемов. Птенцы встают на крыло. Размерами они уже почти догнали взрослых, и, хотя их оперение в отличие от взрослых пока серое, а крылья еще слабоваты, они начинают ощущать себя птицами. Теперь для них становятся доступными и нетронутые, удаленные от водоемов пастбища. Постепенно из северной тундровой части острова гуси перемещаются в предгорья центральных областей и затем перелетают на южную равнину. Короткое северное лето быстро заканчивается. Стремительно приближается осень. Перелетные птицы спешно покидают остров, освобождая его для нагулявших за лето жирок белых медведиц. Ведь скоро откроется медвежий родильный дом – снежные вьюги не за горами.
рекомендации
Телескоп

Тест: освоение космоса и поиск внеземной жизни

Звезда

Белоплечий орлан

Звезда

Остров Врангеля: оазис во льдах

Звезда

Какие люди! Фоторепортаж из Корнуолла