Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №193, октябрь 2019
Журнал №71, сентябрь–октябрь 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Путешествия

Полярная сага. За тенью Нансена

Текст: Питер Миллер Фотографии: Борг Оусланд и Томас Ульрих
14 июля 2011
/upload/iblock/518/51839b41f32cfb50031c7214ea9cdea1.jpg
Полярный медвежонок изучает странный предмет – палатку, поставленную на архипелаге Земля Франца-Иосифа. Если он подойдет поближе, Боргу Оусланду и Томасу Ульриху придется пустить в ход газовый баллончик и выстрелить в воздух.
Фото: Борг Оусланд и Томас Ульрих
/upload/iblock/a53/a5339942386d37c7cf3877baec73baf6.jpg
Оусланд отправляется от Северного полюса, волоча по грубому льду каяки, помогая себе лыжами.
Фото: Борг Оусланд и Томас Ульрих
/upload/iblock/9f4/9f468bb448cb034d7e41cc85542426ae.jpg
Иногда они с Ульрихом прицепляются к парасейлам, чтобы быстрее пройти 974 километра до Земли Франца-Иосифа.
Фото: Борг Оусланд и Томас Ульрих
/upload/iblock/11d/11d4d650c8c1c3ec4246a76a58f518b2.jpg
Осланд взял из дома книгу «С Нансеном на параллели 86° 14», которую в детстве ему читал отец.
Фото: Борг Оусланд и Томас Ульрих
/upload/iblock/fa0/fa0594ac3bb544c145759d390f639382.jpg
Ульрих ползет по каяку, который служит мостом через участок тонкого льда.
Фото: Борг Оусланд и Томас Ульрих
/upload/iblock/486/4867686a06af8f37933511fa5a03e62d.jpg
«Представьте себе тонкий лист пластика, покрывающий воду в бассейне, – говорит Ульрих. – Вот на что был похож этот лед». Чтобы не провалиться, нужно равномерно распределить собственный вес. Рукавом непромокаемого костюма он расчищает себе путь сквозь острые ледяные кристаллы.
Фото: Борг Оусланд и Томас Ульрих
/upload/iblock/09f/09fdd5d6ca478a73e940626e8d82d25e.jpg
Ульрих рядом с верхушкой ледника в северной части архипелага.
Фото: Борг Оусланд и Томас Ульрих
/upload/iblock/d9a/d9aeb261187737f16eb53eb8fd35a817.jpg
Позже, уже на южном острове, в лагерь пытаются пробраться медведица с медвежонком.
Фото: Борг Оусланд и Томас Ульрих
/upload/iblock/f8b/f8b5efeb6f22b345280351e6fd8fa090.jpg
Заброшенный воинский барак путешественники решили не использовать.
Фото: Борг Оусланд и Томас Ульрих
/upload/iblock/a28/a28b82dccb77e04f4a296bde11fb12b7.jpg
После трех месяцев странствий Оусланд не скрывает радости: за ними пришел корабль его приятеля, на котором они с Ульрихом отправятся домой.
Фото: Борг Оусланд и Томас Ульрих
/upload/iblock/95e/95ecde6674726a928314e2064c2b2033.jpg
Долгими летними днями океан прогревается, поэтому Ульрих идет на лыжах очень осторожно: под ним – озерцо талой воды, образовавшееся на льду возле острова Чамп. Ульриху и Оусланду довелось преодолеть лишь часть суровых испытаний, выпавших на долю Нансена и Йохансена. И теперь они поражаются воле и выдержке своих предшественников.
Фото: Борг Оусланд и Томас Ульрих
Двое путешественников отправились через Арктику по следам знаменитого норвежского полярника.
Кажется, это земля! Проведите шесть недель в арктических льдах, и вы поймете, что почувствовали в то мгновение Томас Ульрих и Борг Оусланд. Их поход стал не меньшим подвигом, чем маршрут Нансена, по которому они прошли. Отправившись с Северного полюса, путешественники прошли на лыжах 974 километра и наконец добрались до северного побережья Земли Франца-Иосифа, уединенного архипелага. Именно там в 1895 году, после неудавшейся попытки покорить полюс, искали прибежища Фритьоф Нансен и Ялмар Йохансен. Как многие норвежские мальчишки, Оусланд вырос на историях о подвигах Нансена. Много лет спустя эти рассказы сподвигли его на одиночный лыжный поход к Северному полюсу. Позже он совершил еще тринадцать таких походов – в роли профессионального путешественника и гида. На этот раз они с Ульрихом, альпинистом и фотографом, решили повторить тяжелый путь, пройденный Нансеном и Йохансеном сто с лишним лет назад. До них никто не решался на подобное!
На мысе Норвегия Оусланд и Ульрих обнаружили остатки убогой каменной лачуги, покрытой моржовой шкурой. Здесь зимовали их предшественники, Нансен и Йохансен, выживая за счет охоты на белых медведей и моржей.
«У нас была с собой книга Нансена, и мы убеждались, что проходим через похожие испытания», – вспоминает Ульрих. «Как и Нансен с Йохансеном, мы шли на лыжах, – добавляет Оусланд, – а вместо собак у нас были парасейлы, поэтому двигались мы быстрее. И еще мы располагали средствами связи и навигации, тогда как Нансен не знал наверняка, где находится. Его карта оказалась далеко не точной». То, что Ульрих и Оусланд видели вдали землю (это было побережье острова Ева-Лив, названного Нансеном в честь жены и дочери), вовсе не означало, что они смогут к нему подойти. Нансен и Йохансен, когда впервые заметили Еву-Лив, надеялись, что доберутся туда за день-два. А достигли берега через тринадцать дней, и то с огромным трудом. Те же проблемы, что и Нансена, ждали Ульриха с Оусландом в июне 2007 года. Замерзшую океанскую гладь, по которой они ехали много дней, таща пластиковые каяки с едой и топливом, сменил хаос ледяных глыб. По описанию Нансена, пейзаж здесь был такой, «словно великаны швырялись гигантскими валунами». Эти глыбы смещалась к северо-западу от Евы-Лив; огромные льдины бились друг об друга, когда течения выталкивали их на поверхность воды. Но путешественникам ничего не оставалось, кроме как двигаться вперед. И они устремились навстречу дрейфующим льдам. До суши было еще около полутора десятков километров. Они перепрыгивали с одной льдины на другую, волоча тяжелые каяки на длинных веревках. Это изматывало и физически, и морально. Оусланд несколько недель назад уже провалился под лед, по грудь уйдя в студеную воду. А Ульрих с ужасом вспоминал, как в 2006 году шторм загнал его на треснувшую льдину в районе мыса Арктический у берегов Сибири (см. «National Geographic Россия» за январь 2007 года). Ночи проходили в попытках заснуть. Проблема была в том, что лед двигался во всех направлениях. «Словно толкался», – вспоминает Оусланд. При этом было непривычно тихо. Зимой льдины сталкиваются с жутким грохотом; но путешественники застали мягкую весну. Температура приближалась к нулевой, и глыбы метровой толщины сходились беззвучно. Однажды Ульрих разбудил Оусланда в четыре утра и сказал, что, судя по GPS-навигатору, они дрейфуют в направлении от острова со скоростью почти километр в час. Выбравшись из палатки, они увидели в сотне метров гигантскую трещину, заполнившуюся черной водой. Оусланд и Ульрих поняли: надо во что бы то ни стало добраться до берега. «Мы договорились не останавливаться, пока не дойдем, – рассказывает Оусланд. – Стало ясно: если не сделаем этого сегодня, мы вообще не попадем на Еву-Лив». И они двинулись на юго-восток – пешком, на каяках, сквозь густой туман... Путники шли больше суток, пока не добрались до твердой кромки льда. Ульрих сверился с навигатором: дрейфа нет. Значит, они стоят на земле! Следующие восемь недель они шли по маршруту Нансена и Йохансена на юго-запад через архипелаг, перебираясь с острова на остров. Земля Франца-Иосифа – в основном закрытая территория, поэтому архипелаг не сильно изменился с тех пор, как тут побывал Нансен. На мысе Норвегия Оусланд и Ульрих обнаружили остатки убогой каменной лачуги, покрытой моржовой шкурой. Здесь зимовали их предшественники, выживая за счет охоты на белых медведей и моржей. Нансену тогда очень пригодилось все то, чему он научился у гренландских инуитов. Когда им с Йохансеном оказалось нечем топить печку, они стали готовить на лампах, в которые заливали жир. «Удивляюсь, как они не застрелились», – обронил Ульрих, глядя на низкий каменный круг тесного нансеновского жилища. К тому времени, когда Оусланд и Ульрих добрались до мыса Флора на острове Нортбрук (именно там британский исследователь Фредерик Джордж Джексон встретил Нансена и Йохансена), они тоже мечтали поскорее отправиться домой. Приятель из Осло должен был забрать их отсюда на паруснике, но обстоятельства задерживали его на несколько недель. «Мы ждали его в очень тихом месте, неподалеку от небольшого озерка. Лучшего пристанища, чтобы скоротать три недели ожидания, не найдешь, – рассказывает Ульрих. – Другие острова – сплошь камни, глыбы да лед, а мыс Флора – зеленый, поросший мхом и цветами». Кроме двух друзей, на острове жили лишь морские птицы, свившие гнезда на утесах, да голодная белая медведица с медвежонком. Эта парочка перебралась на берег, когда подтаял лед. Потепление климата изменило жизнь этих северных животных. Каждую ночь медведи приходили к палаткам в поисках пищи. Вскоре были израсходованы все сигнальные ракеты, которыми путешественники отпугивали зверей. Пришлось доставать газовые баллончики, а еще – стрелять в воздух, как можно громче стучать по кастрюлям, а порой просто орать что есть мочи. 13 августа парусник «Афина» подошел к берегу мыса Флора, и друзья поплыли на каяках ему навстречу. Еще немного – и они вернутся в Норвегию. Борг Оусланд и Томас Ульрих провели пятнадцать недель на Крайнем Севере. Теперь настало время проследовать за тенью Нансена домой. «По сравнению с Нансеном у нас были просто курортные условия», – считает Ульрих. «Нансен намного опередил свое время», – добавляет Оусланд. Пройдя по его следам, современные путешественники преисполнились искреннего восхищения величайшим полярником и вдохновились на новые подвиги.